Подари мне луну, стр. 62

— Он имеет в виду, что матушка ужасная болтушка, — объяснила Харриет Виктории.

— Я прекрасно понимаю, что он имеет в виду, — кивнула Виктория, но тут же устыдилась себя — получается, она согласна с тем, что ее новоиспеченная тетушка — сплетница.

Харриет заметила ее смущение и рассмеялась:

— О ради Бога, не берите в голову. Матушка и сама это прекрасно знает.

Виктория спрятала улыбку и переключила внимание на другой конец стола, где в данный момент происходил яростный поединок.

— Роберт, — говорила миссис Брайтбилл, драматическим жестом приложив руку к груди, — даже я не смогу тебе в этом помочь. Ты должен вывезти свою жену в свет, пока не закончился сезон. Это не просто моя прихоть — это необходимость.

Роберт вздохнул и взглянул на Викторию. Она молила Бога, чтобы он не прочел ужас в ее глазах. По-видимому, это ей удалось, поскольку Роберт испустил очередной вздох — еще более скорбный, чем предыдущий, — и сказал:

— Ну хорошо, тетушка. Мы с женой появимся на очередном рауте. Но только один раз, имейте в виду. Мы же все-таки молодожены — у нас медовый месяц.

— Как это романтично! — прошептала Харриет, обмахиваясь веером.

Виктория схватила чашку с шоколадом и поднесла ее к губам, надеясь скрыть тот факт, что они отказываются изгибаться в улыбке. Но при этом руки у нее предательски задрожали. Она поставила чашку на блюдце и уперлась взглядом в колени.

— Итак, — решительно заявила миссис Брайтбилл, — я должна поехать с Викторией по магазинам и помочь ей подобрать приличный гардероб. Ей могут понадобиться мои советы: светский этикет для меня словно открытая книга.

— Мама! — вмешалась Харриет. — Я уверена, кузина Виктория и сама прекрасно с этим справится. Она же несколько недель проработала у мадам Ламбер, а это лучшая портниха во всем Лондоне.

— Уф! — выдохнула в ответ миссис Брайтбилл. — И не напоминай мне об этом. Мы должны сделать все возможное, чтобы скрыть этот щекотливый эпизод.

— Я не стыжусь своей работы, — тихо промолвила Виктория.

И это была правда. Но это не означало, что ее перестала пугать мысль о том, как на это посмотрят в свете.

— Конечно, вы не должны стыдиться, — согласилась миссис Брайтбилл. — В вашей работе не было ничего зазорного: Но лучше об этом помалкивать.

— Не представляю, как это удастся сохранить в секрете, — заметила Виктория. — В магазине я прислуживала многим знатным леди. Мадам всегда требовала, чтобы я ей помогала обслуживать клиенток — она говорила, что у меня безупречные манеры. Кто-нибудь из них обязательно меня вспомнит, вот увидите.

Миссис Брайтбилл испустила тяжелый вздох.

— — Да, это неизбежно. Что делать, ума не приложу? Как избежать скандала?

Роберт, который явно чувствовал себя лишним, вернулся к своему завтраку и принялся за омлет.

— Эта задача как раз для вас, миссис Брайтбилл.

Харриет смущенно кашлянула и промолвила:

— Мне кажется, когда все узнают романтическую историю любви Роберта и Виктории, то отнесутся к этому более снисходительно. — Она вздохнула. — Оные влюбленные, которых разлучили жестокосердные отцы, — это даже интереснее, чем мои французские романы!

— Я не собираюсь чернить имя маркиза, — заявила миссис Брайтбилл.

— Лучше очернить его имя, чем имя Виктории, — резко заметил Роберт. — Он повинен в нашем разрыве гораздо больше нас самих.

— Мы все виноваты в том, что случилось, — твердо возразила Виктория. — И мой отец в том числе.

— Не важно, кто виноват, — подытожила миссис Брайтбилл. —Единственное, что меня интересует в данный момент, — это как избежать скандала. И я думаю, что идея Харриет не так уж плоха.

Харриет просияла.

— Ну, тогда сообщите нам, где и когда мы должны появиться, — промолвил Роберт, считая дальнейшие возражения бесполезными.

— Будь уверен, я сообщу тебе вдобавок, что и как сказать, — съязвила миссис Брайтбилл. — Что касается вашего выхода — думаю, завтрашняя вечеринка у Линдуорти вполне отвечает нашим целям.

— Как, уже завтра? — тихо пролепетала Виктория внезапно севшим голосом, до того ей стало не по себе.

— Да, — ответила миссис Брайтбилл. — На этом вечере будет присутствовать весь лондонский высший свет. Включая моего милого, милого, милого Бэзила.

Виктория недоуменно захлопала ресницами.

— А кто такой Бэзил?

— Это мой брат, — пояснила Харриет. — В Лондоне он бывает не так уж часто.

. — Чем больше соберется родственников, тем лучше, — живо подхватила миссис Брайтбилл. — Если Виктории окажут дурной прием, мы сомкнём свои ряды и защитим ее.

— Никто не посмеет обидеть Викторию, — грозно сказал Роберт. — Иначе будет иметь дело со мной.

Харриет открыла рот — впервые она видела своего кузена в такой ярости.

— Виктория, — задумчиво сказала она, — по-моему, он действительно тебя любит.

— Конечно, я люблю ее! — отрезал Роберт. — Неужели вы думаете, что я решился бы ее похитить, если бы это было не так?

От этих его слов в груди у Виктории затеплилось странное чувство, очень похожее на любовь.

— К тому же, никто не осмелится столкнуться с моим милым, милым, милым Бэзилом, — добавила миссис Брайтбилл.

Виктория повернулась к мужу и, еле удерживаясь от смеха, прошептала:

— Мне кажется, Бэзила она любит больше, чем тебя, дорогой. Он трижды удостоился титула «милый», в то время как ты получил всего лишь два.

— И за это я не устаю благодарить Создателя, — пробормотал Роберт.

Миссис Брайтбилл подозрительно сощурилась.

— Не знаю, о чем вы там шепчетесь, но меня это нисколько не волнует. В отличие от некоторых я сейчас думаю только о наших ближайших целях.

— Что вы имеете в виду? — спросил Роберт.

— — Нам пора отправляться за покупками. Если Виктория желает иметь к завтрашнему вечеру приличное платье, она должна поехать со мной немедленно. Мадам придется делать подгонку в считанные часы, но тут уж ничего не поделаешь.

— Тетушка, — вмешался Роберт, глядя на нее поверх чашки с кофе, — вы, должно быть, хотели спросить у Виктории, свободна ли она.

Виктория подавила улыбку — от нее не укрылось, как он вступился за нее. Все, что бы ни делал Роберт, было проникнуто любовью к ней. Все, от страстных поцелуев до ненавязчивой поддержки и глубокого уважения, яснее ясного говорило о его любви, как если бы он кричал об этом во весь голос, что он, кстати, неоднократно проделывал. Мысль об этом заставила ее улыбнуться.

— Что тебя так насмешило? — подозрительно спросил Роберт.

— Ничего, совсем ничего, — быстро ответила она, внезапно осознав, что она и в самом деле любит этого человека. Она не знала, как сказать ему об этом, но была в этом полностью уверена. Пусть порой он дурачится, как мальчишка, он все равно лучше всех, и она не может представить себе жизни без него.

— Виктория? — прервал Роберт ее размышления.

Ах да, простите. — Она смущенно покраснела. — Конечно, я поеду с миссис Брайтбилл. Для моей новой родственницы у меня всегда найдется время.

Миссис Брайтбилл всхлипнула, смахнув крупную слезу.

— О милая моя девочка, я буду счастлива, если ты будешь звать меня просто тетушка, как и мой милый Роберт.

У «милого Роберта» был такой вид, словно он проглотил червяка.

Виктория мягко коснулась руки пожилой дамы.

— Я почту за честь называть вас тетушкой.

— Вот видите? — радостно зачирикала Харриет. — Я же говорила, что мы станем родственниками, разве нет?

Глава 22

Миссис Брайтбилл оказалась пугающе последовательной в своих действиях, и Виктория оглянуться не успела, как тетушка Роберта деловито протащила ее по всем модным магазинам. Теперь Виктории стало ясно, от кого Роберт унаследовал свою потрясающую способность разрабатывать детальный план и потом неуклонно ему следовать. Тетушка Брайтбилл имела сейчас перед собой твердую цель, и ничто не могло бы ей помешать исполнить намеченное.

Тем не менее, несмотря на всю кипучую энергию миссис Брайтбилл, вряд ли бы им удалось так быстро подобрать подходящее платье, если бы не Виктория. Портнихи из магазинчика мадам Ламбер так рады были снова с ней увидеться, что из кожи вон лезли, подбирая и подгоняя ей платье, стараясь сделать все как можно лучше.