Подари мне луну, стр. 43

Злодеи припустили во весь дух по улице, не успел Роберт досчитать и до двух. Но он тем не менее досчитал до десяти, как и обещал. Виктория наблюдала за ним, стоя на крыльце и мечтая только об одном — броситься наверх в свою комнату и запереть дверь, пока он не закончил счет. Но ноги отказывались ей повиноваться — она словно приросла к полу, глядя на Роберта, как зачарованная.

Роберт опустил пистолет и обернулся к ней.

— Надеюсь, сегодня ты больше не будешь испытывать мое терпение? — поинтересовался он.

Она кивнула.

— Не буду. Я пойду спать. Мы поговорим утром, если хочешь.

Он ничего не сказал, только пробормотал что-то неразборчивое, пока они поднимались в свои комнаты. Полуголый Роберт с пистолетами мог испугать кого угодно, а не только пьяных громил.

Они подошли к его двери, которую он в спешке распахнул настежь. Роберт чуть ли не волоком втащил Викторию в комнату и с грохотом захлопнул дверь. Он отпустил ее лишь на мгновение, чтобы повернуть ключ в замке, и Виктория тут же воспользовалась этим и кинулась к смежной двери в свою комнату.

— Я пойду спать.

— Не так быстро. — Роберт ухватил ее за руку выше локтя и рванул к себе, так что она закружилась, как волчок. — Ты что думаешь, я позволю тебе провести остаток ночи в твоей комнате?

Она растерянно заморгала.

— Да.

Он улыбнулся, но улыбка эта не предвещала ничего хорошего.

— Ты ошибаешься.

У Виктории подкосились ноги.

— Ошибаюсь?

Прежде чем она успела что-то сообразить, он сгреб ее в охапку и швырнул на постель.

— Ты, моя неутомимая искательница приключений, проведешь ночь здесь. В моей кровати.

Глава 15

— Ты сошел с ума! — воскликнула Виктория, вскочив с постели как ужаленная.

Он приблизился к ней медленными угрожающими шагами.

— Если я еще не спятил, то чертовски близок к этому.

Нельзя сказать, чтобы это замечание ее успокоило. Она попятилась назад и с ужасом обнаружила, что уперлась спиной в стену. Так, улизнуть ей не удастся.

— Говорил я тебе, как приятно мне было услышать, что ты выдаешь меня за своего супруга? — спросил он обманчиво-небрежным тоном.

Виктории было прекрасно известно, что означает это напускное спокойствие: он в ярости, но держит себя в руках. Пока. Если бы сейчас она была в состоянии рассуждать здраво, то, наверное, закрыла бы рот на замок и не пыталась ему перечить. Но, к несчастью, в данный момент ее больше всего заботила собственная добродетель, и поэтому она огрызнулась:

— Ты это слышал в первый и последний раз.

— Жаль.

— Роберт, — промолвила она почти нежно, надеясь, что это поможет его смягчить. — Ты имеешь полное право сердиться на меня…

Услышав это, он рассмеялся. Рассмеялся! Виктории все происходящее вовсе не казалось забавным.

— Сердиться? Это не то слово, которое может выразить мое теперешнее состояние, — заметил он. — Позволь, я расскажу тебе кое-что.

— Прекрати свои шутки.

Он оставил ее реплику без внимания и продолжал:

— Я спал и видел сон — и все в нем было почти так же ярко и живо, как наяву… И мне снилась ты.

Виктория вспыхнула. Он мрачно усмехнулся.

— Кажется, одну руку я запустил в твои роскошные волосы, а твои губы… М-м, как бы это сказать?

— Роберт, довольно! — Викторию начало трясти.

Роберт был не из тех, кто позволил бы себе смутить леди подобными выражениями. Должно быть, он и в самом деле разозлился гораздо сильнее, чем она предполагала.

— Так о чем это я? — задумчиво продолжал он. — Ах да. Мой сон. Вообрази же мое разочарование, когда меня разбудили чьи-то крики. — Он склонился к ней, и глаза его сверкали. — Это были твои крики.

Виктория не знала, что и сказать на это. Впрочем, нет, конечно, знала. Мысленно она перебрала более дюжины вариантов ответа, но половина из них была неуместна, а оставшаяся половина — просто опасна, учитывая данную ситуацию.

— А тебе известно, что раньше мне никогда не приходилось натягивать панталоны с такой сумасшедшей скоростью?

— — Наверное, у тебя к этому врожденный талант, — сострила она.

— И я занозил себе ступни, — добавил он. — Полы здесь не предназначены для того, чтобы ходить по ним босиком.

Она попыталась улыбнуться, но обнаружила, что напускная бравада улетучилась, как дым.

— Я буду счастлива, если ты позволишь мне осмотреть твои раны.

Не успела она и глазом моргнуть, как руки его тяжело опустились ей на плечи.

— Я не шел, Виктория, я бежал. Я бежал так, как если бы от этого зависела моя жизнь, которой, кстати, ничто в тот момент не угрожало. — Он наклонился к ней, пронизывая ее взглядом. — Я спешил к тебе на помощь.

Теперь уже Виктория испугалась даже сильнее, чем тогда, на улице. Ну и что он хочет от нее услышать в ответ? Она открыла рот и неуверенно пролепетала:

— Благодарю тебя? — Это было произнесено скорее как вопрос, чем утверждение.

Он внезапно отпустил ее и отвернулся — ее слова, по-видимому, не вызвали у него ничего, кроме отвращения.

— О ради всего святого! — буркнул он себе под нос.

Виктория тщетно боролась с рыданиями, подступившими к горлу. И как она дошла до жизни такой? Слезы вот-вот потекут у нее по щекам, но не может же она разреветься в его присутствии! Он дважды разбил ей сердце, изводил ее всю эту неделю, а теперь еще и похитил. Есть же у нее хоть немного гордости в конце-то концов!

Я пойду, — слабым голосом пробормотала она.

Не повернув головы в ее сторону, он заметил:

— Я уже, кажется, говорил, что не позволю тебе вернуться в эту проклятую лондонскую дыру.

— Я имела в виду соседнюю комнату.

Наступила зловещая пауза

— Я хочу, чтобы ты осталась здесь, — наконец произнес он.

— Здесь? — пискнула она.

— По-моему, я достаточно ясно выразил свою мысль.

Виктория решила сменить тактику и воззвать к его благородству и чести джентльмена, которой он так дорожил.

— Роберт, я знаю, ты не станешь принуждать женщину против ее воли.

— Речь не об этом, — промолвил он с отвращением. — Просто я не верю, что ты снова не попытаешься сбежать.

Виктория проглотила язвительное замечание, готовое сорваться с ее губ.

— Обещаю, что сегодня больше не буду пытаться сбежать. Даю тебе честное слово.

— Прости, но я что-то не склонен верить твоим клятвам.

Это неожиданно больно задело ее, и Виктория тут же вспомнила свои язвительные слова, когда он сказал, что он никогда не нарушал слова. Она и не подозревала, как это неприятно, когда тебе не верят.

— Я же не обещала тебе раньше, что не сбегу, — недовольно поморщилась она. — А теперь обещаю.

Он обернулся к ней и окинул ее скептическим взглядом.

— Из вас, миледи, получился бы превосходный политик.

— И что ты хочешь этим сказать?

— Только одно; ты обладаешь потрясающей способностью ходить вокруг да около, старательно уклоняясь от сути дела.

Виктория не выдержала и рассмеялась.

— И в чем же состоит суть дела?

Он решительно шагнул к ней и выпалил:

— А в том, что тебе нужен я.

— О, прошу тебя!

— Не пытайся это отрицать. Ты нуждаешься во мне, как только женщина может нуждаться в мужчине,

— Ни слова больше, Роберт. Не вынуждай меня прибегать к суровым мерам.

Угроза, прозвучавшая в ее словах, заставила его усмехнуться.

— Тебе не хватает любви, дружбы, привязанности — всего, что наполняет жизнь смыслом. Думаешь, почему ты была так несчастна, пока служила гувернанткой? Потому что ты была одинока.

— Я могла бы завести собаку. Уверена, со спаниелем мне было бы гораздо приятнее, чем с тобой. Он снова рассмеялся.

— Вспомни, с какой готовностью ты провозгласила меня своим супругом, когда тебя приперли к стенке эти мерзавцы. Ты ведь могла выдумать имя, но нет — ты почему-то воспользовалась моим.

— — Я использовала тебя, — прошипела она, — Использовала тебя и твое имя, чтобы защитить себя. Вот и все!