Каблук Маноло, стр. 45

— Сложно сказать, — задумчиво ответила я. — Моя сестра предполагала, что Кристофер влюблен в Эм Уоттс. Ту, которая погибла в день открытия «Старка», помнишь? Только тогда он понял, что все время чувствовал к ней, но было уже слишком поздно. Эм Уоттс не стало. Не знаю, есть ли смысл в ее словах? Может, и нет. Эм с Кристофером были лучшими друзьями. Она погибла прямо у него на глазах. Моя сестра считает, что теперь его сердце разбито.

Лулу молча переваривала услышанное. Потом она посмотрела на меня, прижав руку к груди. В огромных глазах, делавших ее похожей на Бэмби, стояли слезы.

— Боже, какая романтика! — Она взглянула на домработницу. — Катерина, ты слышала?

Катерина, уже упаковавшая все массажные принадлежности, разбирала холодильник, выбрасывая просроченные упаковки йогурта.

— Угу, — буркнула она.

— Слушай, — проговорила Лулу, сочувственно взяв меня за руку, — еще не все потеряно. Сейчас очень важно установить с ним связь. Покажи, что понимаешь, насколько тяжела его потеря.

Я с сомнением покачала головой:

— Как? Он со мной не знаком. К тому же я теперь супермодель, которая официально представляет «Старк энтерпрайзиз», компанию, косвенно ответственную за смерть его подруги. Я олицетворяю для Кристофера вселенское зло, я — символ всего того, что он ненавидит. Раньше мы с ним потешались над людьми вроде Никки Ховард. Как можно установить с Кристофером связь, если он таких, как я, на дух не выносит?.. Нет, мой случай совершенно безнадежен.

— Для настоящей любви нет ничего безнадежного, — убежденно сказала Лулу, сжимая мою руку. — Помнишь, что я тебе говорила? Дай ему время. Кристофер только что перенес страшную потерю. Его сердце разорвано пополам. Понадобится много любви и терпения, чтобы вернуть этого парня в мир живых. Именно с помощью любви и терпения я вернула тебя. Хоть ты и стала немного странная… зато гораздо приятнее, чем раньше, — торопливо добавила она.

Я вздохнула.

— Ох, не знаю. Хочется тебе верить. Если твоя теория верна и с большой силой приходит большая ответственность, то милосерднее будет оставить его в покое.

Лулу заглянула мне в глаза:

— А что тебе сердце подсказывает, Никки?

У меня на глаза навернулись слезы. Сразу всплыли в памяти слова мистера Филлипса в кабинете доктора Холкомба: «Где именно находится личность, или, если угодно, душа в организме? В мозгу? Или в сердце? Мозг Никки Ховард погиб, и это факт. С другой стороны, сердце-то у нее до сих пор бьется». Потом я вспомнила, как, приложив руку к груди, почувствовала биение сердца. Тогда оно показалось мне таким чужим. Думала — никогда к нему не привыкну. Но я ошибалась. Только мое собственное сердце может болеть так сильно. Так может болеть только разбитое сердце.

— Оно подсказывает, что я люблю Кристофера. Да только что с того? Мы никогда не сможем стать друзьями, не говоря уже о большем, — убитым голосом ответила я.

Неожиданно прозвенел интерком.

— Я подойду. — Катерина усталой походкой направилась к устройству.

— Никки, — сказала Лулу, — если курьер все-таки пригласит меня на свидание, ты поверишь, что у вас с Кристофером еще не все потеряно?

Я вытерла слезы:

— Лулу, ты в халате и тапочках. Не может же курьер…

— Еще как может. И пригласит, вот увидишь, — заверила Лулу. — Я не зря тебе говорила, что у нас, женщин, есть особая власть, распоряжаться которой надо осторожно. С моей стороны это будет, конечно, не очень хорошо, ведь я сейчас совсем не готова к новым отношениям. Мы только что расстались с Джастином. Кроме того, следует посоветоваться с астрологом, чтобы знать, с каким знаком зодиака у меня более устойчивая совместимость. Но специально для тебя я проведу мастер-класс. Тогда ты поверишь в мою теорию?

— Договорились, — смущенно смеясь, ответила я. — Действуй.

Двери лифта распахнулись. Оттуда вышел ничего не подозревающий курьер с пакетом в руках.

— С вас одиннадцать пятьдесят, — сообщил он Катерине, протягивая пакет.

— Это не ко мне, — сказала та. И показала на Лулу.

Моя подруга встала с дивана, потуже затянув пояс халата. На первый взгляд в ней ничего не изменилось. Только на лице возникла озорная улыбка. Однако курьер как-то сразу весь подобрался.

— Привет, — поздоровалась Лулу. — Одиннадцать пятьдесят? Одну минутку, достану кошелек… Ой, да вы весь мокрый. Там что, дождь? Принести полотенце? Оно вам просто необходимо. На улице холодает? Как бы вы не простудились! Кто же тогда будет приносить мне банановый сплит? Вот, держите двадцатку. Сдачи не надо. А вот как раз большое пушистое полотенце. Кстати, как вас зовут?

— Рой, — зачарованно ответил курьер, вытирая лицо полотенцем, которое вручила ему Лулу.

— Рой? — продолжала Лулу, забирая полотенце. — Какая прелесть. У вас венгерские корни?

— Не знаю, — проговорил загипнотизированный курьер. — А вас как зовут?

— Лулу, — ответила она. — Два «л» и два «у».

— Красивое имя, — одобрил Рой. — Может, встретимся как-нибудь?

Я не поверила своим ушам.

— Ну конечно, — согласилась Лулу, — но только с мужем.

— С мужем? — ошарашенно переспросил Рой.

— Молодой человек, вам пора, — нетерпеливо позвал лифтер, возвращая Роя в кабину.

— Пока, Рой, — помахала на прощание Лулу. Двери лифта скрыли от нас озадаченного курьера.

Как только лифт уехал, Лулу гордо посмотрела на меня и даже изобразила победный танец.

— Вот так-то! Видела? Не зря я тебе говорила!

Я не могла прийти в себя от удивления. Разум отказывался воспринимать только что разыгравшуюся передо мной сцену.

— Потрясающе, — выдохнула я. — Но как? Ты же в банном халате! Никакого декольте, все прикрыто.

— Я всего лишь старалась быть дружелюбной, — объяснила Лулу. — А еще я излучала уверенность и обаяние. Теперь поняла? Так может любая девушка. И не важно, как она выглядит или во что одета.

Катерина открыла пакет с банановым сплитом. Лулу уселась на высокий табурет и пододвинула к себе одну из коробок с десертом.

— Я так не смогу, — сказала я. — Мне уверенности в себе не хватает.

— Да все ты сможешь, Никки! — заверила она, орудуя пластмассовой ложкой. — До переселения душ у тебя все прекрасно получалось. Правда, иногда ты пользовалась своей властью далеко не в благородных целях, поэтому однажды пришлось напомнить тебе, что с большой силой приходит большая ответственность, и так далее. Так что по поводу своего Кристофера даже не парься. Главное — уверенность. И, как я уже говорила, надо установить связь.

— Ну да, связь, — со вздохом повторила я. — Попробую.

Лулу захихикала, и в меня полетел кусочек мороженого. Она промахнулась, и упавший на пол шарик достался Козабелле.

— Ты чего? — возмутилась я.

— Обалдеть! — ответила хихикающая Лулу. — Ты влюбилась в школьника!

— Влюбилась! — заявила я, целясь в нее мороженым. — А в переселение душ верят только ненормальные!

Мой снаряд угодил в стену. Кози с восторженным лаем понеслась к нему.

— Тоже мне нормальная нашлась! — парировала Лулу, кидая в меня вишню, украшавшую ее десерт.

Вишня угодила в окно, рядом с которым я сидела, и медленно сползла по стеклу. Подкарауливая очередной трофей, внизу радостно заяла Козабелла.

— Девочки, — вмешалась Катерина. — Ну сколько можно! Я только что все убрала. Прекращайте, или больше никаких массажей!

И мы стали дружно уничтожать следы нашей битвы, после чего кухня засверкала, как новенькая.

Глава двадцать четвертая

На следующий день, придя в школу пораньше, я обнаружила Кристофера на прежнем месте, в компьютерном классе. Сначала я хотела дождаться большой перемены, отведенной под завтрак, но в школе моя рассудительность улетучилась в мгновение ока. Когда вам нужно установить с кем-то связь, медлить нельзя, иначе растеряешь остатки мужества и останешься ни с чем. «Пан или пропал», — подумала я.

— Привет, — осторожно поздоровалась я, стараясь не напугать Кристофера своим неожиданным появлением, как в прошлый раз. Он снова во что-то играл (в «Мэдден НФЛ», как выяснилось через минуту).