Каблук Маноло, стр. 26

— Здорово, — произнесла я, притворяясь, что радуюсь.

— В нашей школе слишком высокие требования. Никки Ховард ни за что не потянет, — быстро вставила Фрида, эксперт по Никки. — Сточки зрения возраста ее бы, конечно, взяли в класс Эм. Только она в старших классах особо не училась, потому что начала работать моделью.

— Если «Старк энтерпрайзиз» окажет финансовую помощь твоей школе, полагаю, проблем с зачислением не будет, — заметил папа. — Поступай, как сочтешь нужным. Только учти, что есть и другие школы, и репетиторы, как уже сказала мама.

Фрида с надеждой повернулась ко мне:

— Слышишь? Совсем не обязательно возвращаться именно к нам.

— Ну что ты, — ответила я, приторно глядя на нее, — я собираюсь вернуться именно в нашу школу. И пусть только попробуют заявить, что у них нет мест. Все знают, что у них появилось одно место в одиннадцатом классе.

Вернувшись в свою школу, я, как говорится, одним выстрелом убью двух зайцев: стану присматривать и за Фридой, и за Кристофером. Конечно, с моей стороны не очень честно препятствовать дружбе Малоуни с другими девушками. По идее, надо отпустить того, кого любишь. Черта с два! Ведь я же не умерла по-настоящему. И потом, я не смогу ему открыться, кто я на самом деле. Хотя, возможно, нам удастся стать друзьями, как раньше, до несчастного случая. И может быть (кто знает?), даже больше, чем друзьями. Как Брендон и Никки. Только, надеюсь, никто из нас не будет крутить тайные романы за спиной у другого.

Одно плохо: в плане осведомленности мне суждено быть на один шаг впереди по сравнению с Кристофером. Ведь он и не предполагает, что многие знаменитости, которые считаются умершими, на самом деле живы, только теперь у них новое тело. Одни лишь олигархи (или люди вроде меня, за которыми стоит мощная корпорация, например «Старк энтерпрайзиз») могут позволить себе пересадку тела. В любом случае я не смогу назвать ни одного имени (хотя бы потому, что в институте всегда отвечали уклончиво). Просто намекали, что через такую операцию прошли, к примеру, те, кого вот-вот должны были посадить за финансовые махинации, несколько известных музыкантов, которых уже давно оплакивают их фанаты, некоторые члены королевских семей Англии и других европейских стран. Все они сейчас живут в новых телах под соответствующими именами, а прежние родственники делают вид, что скорбят по их безвременной кончине.

Самое смешное во всей этой истории, что никто из нас по-настоящему не умер. Короче говоря, мы с Кристофером были правы: ходячие мертвецы действительно существуют. И знаете, в чем прикол? Теперь я — одна из них.

Глава пятнадцатая

На следующий день вышел пресс-релиз. Из-за отсутствия компьютера прочитать его на страничке новостей в «Гугле» мне не удалось. (Компьютер Никки, конечно же, не в счет!) К счастью, его пустили бегущей строкой на Си-эн-эн в дневных и вечерних новостях. Пресс-релиз стал главной новостью шоу-бизнеса. Судя по всему, Келли, пресс-агент Никки, была на высоте.

«Представители индустрии моды наконец-то вздохнули с облегчением: сегодня вечером получено официальное заявление от представителей Никки Ховард, — вещал диктор ежевечернего выпуска новостей шоу-бизнеса «Энтертейнмент тунайт». На экране мелькали фотографии Никки Ховард. — Почитатели ее таланта могут быть спокойны: на днях, после четырехнедельного отсутствия, их любимица возвращается на подиум, а также в светскую жизнь Нью-Йорка. Мир моды потрясло известие, что Никки страдала гипогликемией на фоне истощения организма, что и привело к знаменитому обмороку месяц назад, в день открытия гипермаркета «Старк». Падение вызвало сотрясение мозга, которое, в свою очередь, повлекло за собой потерю памяти».

Когда на экране появилась следующая фотография, мне стало так смешно, что я чуть не выронила из рук коробку с зеленым горошком, приправленным васаби. Фрида тайком пронесла горошек по моей просьбе. Я сидела с коробкой в руках и тащилась от запаха васаби. (Знаю — звучит странновато. Раньше я и видеть не могла горошек с васаби. А теперь просто обожаю. Доктор Холкомб предупредил, что после операции у пациентов меняются пристрастия в еде.) На нечеткой фотографии, сделанной с мобильного телефона, я узнала себя (точнее, Никки Ховард), сидящую на зеленом скутере за спиной у Габриеля Луны. Наши слегка встревоженные лица смотрели прямо на зрителей. Не припоминаю, чтобы меня кто-нибудь фотографировал в тот день. Кстати, тревожились мы, естественно, из-за бешеных младшеклассниц, а вовсе не потому, что нас застукали вместе (как могло показаться). И, как нарочно, журналисты сразу же озвучили именно второй вариант интерпретации снимка.

«Никки Ховард остается лишь воспользоваться диагнозом «амнезия», чтобы объяснить своему приятелю Брендону Старку появление фотографии, на которой ее увозит на скутере восходящая звезда английского рока — Габриель Луна. Они познакомились в злополучный день открытия гипермаркета «Старк» в Сохо, когда Никки упала в обморок, повлекший за собой серьезные последствия, а в результате несанкционированных акций протеста погибла одна из юных поклонниц Луны».

Я с ужасом ждала, что сейчас увижу себя, прежнюю себя. Только зря волновалась: Эмерсон Уоттс давно никого не интересует. Зачем тратить пленку на девушку, раздавленную экраном, когда можно показать гораздо более эффектные кадры: на красном ковре лежит Никки Ховард с декольте до пупка?

«Представители Ховард и Луны отказались прокомментировать данный снимок. Впрочем, Никки всегда может заявить Брендону, что просто «подзабыла», что у нее уже есть приятель».

Ничего себе! Я чуть не задохнулась от обиды. Но и на этом история не закончилась.

Диктор продолжал: «На встрече с прессой основатель и глава «Старк энтерпрайзиз» Роберт Старк пожелал скорейшего выздоровления мисс Ховард, известной многим как официальное лицо его корпорации».

На экране возникла более зрелая и сухощавая копия Брендона Старка в рубашке с небрежно распахнутым воротником. Роберт Старк говорил: «Мы в «Старк энтерпрайзиз» очень надеемся на понимание со стороны журналистов. Никки предстоит пройти через непростой период выздоровления, и поэтому она будет несколько менее доступна для прессы, чем раньше. По крайней мере, на ближайшие несколько недель. Более того, она призналась, что намерена продолжить учебу в школе. — Он ухмыльнулся, а из рядов журналистов и вовсе послышались смешки. Как будто желание Никки Ховард учиться в школе было самой потрясающей шуткой на свете. — Мы полностью поддерживаем Никки в ее стремлении к учебе».

Что за самодеятельность? Я ничего подобного не говорила Роберту Старку. Мы даже ни разу не виделись. Кстати, особо радует, что он считает свою официальную модель слишком тупой, чтобы учиться в школе. Очень приятно. Спасибо за поддержку. Наверняка начитался ее электронных писем — вот почему он так думает о Никки.

«Впрочем, в школе за такие выкрутасы ученицу по головке не погладят», — распинался голос за кадром в то время, как на экране снова появилась наша с Габриелем фотография на скутере. Потом начался сюжет о скандальном разводе очередных знаменитостей.

Ну надо же! Выходит, те школьницы щелкнули нас на мобильник, да еще и снимок продали! Так вот какая жизнь меня ждет? Постоянно скрываться от папарацци, а потом обнаруживать, что даже самые невинные занятия стали достоянием желтой прессы?

В ужасе уставившись в телевизор, висевший над кроватью, я и не заметила, что кое-кто зашел в палату.

— Никки? — Глаза, глядевшие на меня поверх медицинской маски, казались огромными. Причем не только от черной подводки. Лулу Коллинз снова удалось проникнуть в палату. На сей раз она для верности решила добавить к своей маскировке еще и планшет.

Догадываюсь, о чем вы сейчас подумали. Да-да, просто верх изобретательности! На счастье Лулу, практически весь персонал, а вместе с ними и папа, собрался в холле. По телевизору транслировали какой-то очередной матч. (Только не спрашивайте меня какой. Я спортом не интересуюсь.) Благодаря чему Лулу — в медицинском прикиде — удалось проскользнуть мимо охраны.