Иллюзия полёта, стр. 2

Однако, как бы плохо ни началось их знакомство, они все же разговаривали, что могло свидетельствовать о том, что она не совсем ему неинтересна. Джун машинально оправила шорты; она не привыкла сверкать голыми ногами, особенно перед мужчиной, который, кажется, считал себя экспертом во всем, что касается женщин. Интересно, хватит ли у нее смелости сделать то, чему учила ее лучшая подруга Эффи?

При этой мысли сердце ее испуганно забилось. Но ведь на дворе не девятнадцатый век, и в наши дни женщины берут инициативу в свои руки! Они просят то, чего хотят. Может быть, это ее судьба, обернувшись железным ящиком для инструментов, дает ей шанс? И вообще, научится ли она когда-нибудь не упускать удачу? Разве Эффи не воспользовалась бы таким случаем? Джун ужаснулась своим мыслям: неужели наставления подруги не пропали даром?

Но как бы там ни было, она все откладывала и откладывала расставание с незнакомцем.

— Так о чем мы с вами говорили? — слабым голосом спросила Джун.

Мужчина пытливо взглянул на нее, словно стараясь прочесть ее мысли.

— Мне показалось, что вы находите меня привлекательным, но не решаетесь сказать об этом.

Джун опустила глаза.

— Разве?.. Ну что ж, всего хорошего.

— Постойте! Скажите хотя бы, куда вы так спешили?

Джун усилием воли заставила себя взглянуть ему в глаза. На его губах играла странная улыбка, в которой читалась смесь превосходства и сожаления. Внутренний голос с интонациями Эффи твердил ей: сейчас или никогда, Джун! Она неуверенно коснулась рукой волос. Возможно, этот мистер Самовлюбленный Плотник — ее лучший шанс, и все, что ей нужно, это найти в себе мужество не упустить его. Она заставила себя улыбнуться.

— Все очень просто. Прогулки с элементами спорта успокаивают меня. — Ее слова прозвучали натянуто, и она не была уверена, что сможет произнести еще что-нибудь.

Он скептически приподнял бровь.

— Спорт — это, конечно, хорошо, но иногда следует смотреть под ноги, иначе он может навредить здоровью больше, чем помочь.

Он обращается с ней как старший брат!

— А вам, мне кажется, следует вернуться к вашей работе, — возмущенно произнесла она.

Его взгляд свидетельствовал о том, что он низкого мнения о ее умственных способностях. Расстроенная, она собралась уходить.

— Спасибо за помощь, но не думайте, что я пришлю вам чек.

Джун медленно повернулась и сделала три шага, но внутренний голос уговаривал ее не останавливаться после первой попытки. Напряжение дошло до предела, к горлу подступила тошнота.

За четыре года преподавания Джун приобрела все свойства профессии: дотошность, прямоту, прагматичность… К сожалению, в число этих свойств не входили кокетство и напористость. Поэтому сейчас она не знала, как заставить себя играть несвойственную ей роль.

Да и он уже наверняка понял, что она не умеет флиртовать, поэтому оставалось исходить из того, что имеется. Ей удавалось откровенными разговорами убедить учеников в том, что они ничего не добьются в жизни без образования, но сработает ли ее прямота сейчас? Она вскинула голову, решив, что надо быть смелее. Улыбки на его лице уже не было. Он спокойно смотрел на нее. Неужели прочел ее мысли? Ей бы этого очень не хотелось.

— Скажите…

Она старалась говорить как можно небрежнее, но голос дрожал, и ей пришлось откашляться, чтобы придать ему твердость.

Он кивнул, давая понять, что слушает ее.

Джун сделала шаг в его сторону и остановилась. Никак не решаясь задать столь унизительный для нее вопрос, она успокаивала себя тем, что он, разумеется, чисто теоретический, с целью испытать методику Эффи.

— Мне… мне просто интересно. Как вы думаете, я могла бы… — Ее щеки запылали, и она поспешила закончить фразу, пока смелость окончательно не иссякла: — Хотели бы вы заняться сексом со мной? — Ужасное слово было произнесено почти фальцетом.

На секунду его глаза расширились. Возможно, ей это только почудилось, поскольку вот уже несколько секунд она не дышала, и в глазах у нее потемнело.

Он молча взглянул на нее, и ей показалось, что это молчание длится целую вечность. Ее грудь разрывалась, словно от сдерживаемой боли. Почему она так ждет ответа? Она не могла представить, каким он будет. Если отрицательным, она ужасно расстроится. Но что, если он скажет «да»? О Господи, что, если это будет «да»? Сможет ли она решиться на интимную близость с незнакомцем?

Наконец он улыбнулся.

— Вы бы хотели заняться этим, прежде чем продолжите прогулку?

В его непроницаемых глазах Джун заметила едва уловимое странное выражение. Неужели жалость? Он, наверное, понял, что она сама напугана своей безрассудностью, и решил обратить все в шутку. Но, скорее всего, мысль о занятии любовью с ней была настолько неприемлемой для него, что, оторопев, он даже не смог ответить ей с обычным сарказмом.

Джун закусила губу. Конечно же, сочувствие в его глазах лишь почудилось ей под влиянием недостатка кислорода. Ей стало очень больно. Впервые она решилась на подобную откровенность, и надо же такому случиться — слова ее были адресованы мужчине, который и мысли не допускал о занятии с ней сексом на траве. А может быть, он дразнит ее?

Джун покраснела от стыда и злости на себя. Почему ее так расстроила реакция совершенно незнакомого человека на вопрос, заданный скорее из праздного любопытства? Ведь не собиралась же она, в самом деле, лечь с ним прямо здесь, на обочине дорожки?! А чувствует себя так, словно получила отказ горячо любимого человека на глазах у всех его друзей и знакомых! Чудовищная глупость! Зачем только она слушала Эффи? Наверное, потому, что предательство Энди лишило ее остатков разума.

Выдавив из себя улыбку, она с трудом произнесла:

— Не берите в голову! Неужели вы в самом деле решили, что понравились мне?! — Это звучало старомодно, но сейчас у нее в запасе ничего больше не нашлось. — Это своего рода тест. Я пытаюсь понять пути воздействия на мужчин. Вы в меру привлекательны и, как утверждаете, пользуетесь успехом у женщин, потому — идеальный объект исследования. Но, честно говоря, вы последний мужчина на земле, с которым я бы… я бы…

Она так и не смогла выговорить последнее слово.

— Вы бы что?

Джун уловила в его голосе интонацию сострадания. Это окончательно вывело ее из себя. Она по горло была сыта сочувственными взглядами и шепотом за своей спиной.

— Не смейте меня жалеть! — закричала Джун, с трудом удерживаясь от того, чтобы не затопать ногами.

— А почему вы считаете, что вам нужны какие-то дополнительные усилия, чтобы привлечь мужчину?

— Забудьте об этом! — Джун резко повернулась и быстро пошла по дорожке.

— Послушайте, дорогуша, — крикнул он вслед, — хотите ценное замечание для вашего исследования? Секс с незнакомцем не дает новых ощущений, но сильно подмачивает репутацию.

Значит, такова его точка зрения! Джун сомневалась, что он придерживается той же философии в отношении себя. Она посмотрела на него через плечо.

— Секс с незнакомцем делает женщину дешевкой, а мужчину победителем, не так ли?

Он молча поджал губы.

Ей необходимо было взять какой-то реванш за пережитое унижение, и поэтому она добавила:

— Возможно, это покажется странным, но благодаря вам я приняла решение вступить в связь с хозяином этого острова. — Она бессовестно врала, но какое это имело значение? Работяга все равно никогда не узнает правду. — Я хочу на деле доказать, что в этой стране мужчины и женщины имеют равные права. Говорят, что Гордон Ньюэлл многого добился, будучи диким и необузданным. Держу пари, что и я могу быть такой!

На лице рабочего появилась кривая усмешка. В ней было что-то необъяснимое и — тревожащее. Но, возможно, она свидетельствовала о том, что Джун добилась эффекта, на который рассчитывала.

Незнакомец сжал рабочий ремень рукой, и на ней вдруг резко обозначились все мускулы.

— Ну что ж, дайте мне знать, как пойдет процесс обольщения.

— Обязательно! — прокричала она. — Не сомневаюсь, что вы будете ожидать от меня новостей с большим нетерпением! — И Джун быстро помчалась прочь, не обращая внимания на боль от ушибов.

×
×