Грехи отцов, стр. 61

Она бросила лукавый взгляд на ширинку Адама, и он едва не взорвался.

– Договорились, – дрогнувшим голосом пробормотал он, и Бекка увидела искры желания в его темных глазах. – А теперь за дело!

Два часа спустя, после трех чашек кофе, тарелки крекеров и огромного куска сыра, Адам наконец встал и потянулся.

– Я просмотрел все отчеты о всех путешествиях Кримакова в другие страны за последние годы. – Он улыбнулся, подпрыгнул и, обхватив Бекку за талию, подбросил в воздух. – Бекка, похоже, у меня есть ответ!

Поставив ее на пол, он довольно потер руки. Бекка засмеялась и положила руки ему на плечи, не в силах устоять на месте от возбуждения.

– Ну же, Адам, скорее, не мучай меня! Выкладывай!

– Кримаков был в Англии шесть раз. Пять лет назад поездки прекратились.

– И?..

– Я часто задавался вопросом, что ему понадобилось в Англии. Думай, Бекка. Зачем он туда наведывался? Повидаться с бывшим коллегой? Навестить стародавнего друга? Только не женщину, ведь он женился во второй раз.

– Но он приехал на Крит один, – напомнила Бекка. – Ни родных, ни детей. Никого.

– Не забывай, его досье уничтожено. Даже о первой жене мы ничего не знаем. Можно подумать, он возник ниоткуда и она никогда не существовала. Но ведь это не так. Почему КГБ изъял и ее документы?

– Вероятно, это было важно, потому что… – Она вдруг осеклась. – Боже, Шерлок права! Это не Василий Кримаков, но и не его сослуживец, и не приятель. Тот, кто гораздо к нему ближе.

– Да. Настолько близок, что почти влез в его кожу. Мы у цели, Бекка. Обрати внимание на время его визитов в Англию: либо поздней весной, либо ранней осенью.

– Да, начало или конец школьного семестра, – согласилась Бекка. – А потом он перестал туда ездить. Тот, кого он навещал, закончил учебу.

Опьяненные успехом, они вернулись в дом Томаса и застали там только хозяина и Хэтча. Те в самом мрачном настроении сидели в гостиной, лениво перебрасываясь словами. Вид у обоих был настолько угнетенный, что Адам едва не разрешил Хэтчу закурить. Бекка услышала, как Хэтч вполголоса сыплет проклятиями.

– Веселей, друзья! – обратился к ним Адам. – У нас с Беккой сюрприз! Сейчас вы подпрыгнете до потолка от радости. Все, что для этого нужно, – заставить Диллона включить компьютер и отправить запрос в Англию. Теперь у нас появился шанс!

Он наклонился и поцеловал Бекку прямо на глазах у Томаса. Она подняла руку и погладила его по щеке.

В дверь позвонили, и все мгновенно встрепенулись. Это оказался доктор Брейкер. Поздоровавшись, он подбежал к Бекке.

– Вы не поверите, что мы обнаружили! У вас небольшое изменение состава крови.

Он потребовал, чтобы Бекка сняла майку, и тщательно обследовал ее плечо и предплечье.

– Здесь что-то есть. Прямо под кожей. Маленький гибкий квадратик.

– Вот мы и добрались до причины твоего визита в Риптайд, – кивнул Адам. – Поняла, что он тебе имплантировал?

– Еще бы! – вздохнула Бекка. – И не только я.

Томас хотел что-то сказать, но она покачала головой:

– Нет, я не уеду. Хватит и того, что столько людей погибло из-за меня. Больше я этого не допущу. Никаких приманок. Я остаюсь здесь, с вами. К тому же у меня «магнум».

* * *

Впервые за многие месяцы Бекка старалась не заснуть. Нужно быть начеку. Сейчас не время отдыхать. Он вот-вот придет. И Бекка хотела встретить его с ясной головой и пистолетом в руке.

О черт, вряд ли ей удастся бодрствовать всю ночь. У нее кружится голова от усталости. Она совсем забыла, что две предыдущие ночи тупо смотрела в потолок, вместо того чтобы хоть немного отдохнуть.

Адам сам уложил ее в постель. Пусть бы он остался подольше. Но сейчас ему не до нежностей.

Он поцеловал ее, нежно прикусив мочку уха, и прошептал:

– Нет, мне не нужен холодный душ, чтобы остыть. Но постарайся увидеть меня во сне, ладно, Бекка? Я дежурю первым.

– Будь осторожен, дорогой.

– Обязательно, мы все будем осторожны. А ты попробуй поспать, солнышко. Он знает, где дом и где расположена спальня Томаса. Ее мы охраняем лучше всего. – Он поцеловал ее на прощание и поднялся. – Спи, все обойдется.

Но как она может валяться в кровати, когда все готовятся к схватке?

После ухода Адама Бекка уселась на кровати, думая, вспоминая, анализируя. Но усталость брала свое. Она сама не заметила, как легла и закрыла глаза. И действительно увидела сон, но грезила не о пережитых ужасах и даже не об Адаме.

Бекка оказалась в больнице, в самом начале длинного пустого коридора. Белизна, бесконечная ледяная белизна, ничего больше. Она ищет мать. В нос ударили запах эфира, сладковатый, тяжелый, аммиачная вонь мочи, рвотный смрад. Бекка открывала одну белую дверь за другой. Все кровати пусты и застелены по-армейски аккуратно. Ни души. Где же пациенты?

А вот она снова в коридоре, откуда-то доносятся крики, просьбы о помощи. Но ни одного доктора или медсестры. Она знала, что комнаты пусты, но вопли становились все громче.

Где ее мать?

Бекка позвала Эллисон и, не получив ответа, побежала по коридору. Стоны раздавались уже со всех сторон, мучительные, бессильные, пока…

– Привет, Ребекка.

Глава 29

Бекка подскочила, вся в поту, тяжело дыша, с неистово забившимся сердцем. Нет, это не мама. Кто-то другой.

Он все-таки пришел. К ней. Не к отцу. Сюрприз, но не такой уж большой. По крайней мере для нее.

Она попыталась собраться с силами. Ей они понадобятся.

– Привет, Ребекка, – повторил он, подступая ближе.

– Ты не можешь быть здесь! – воскликнула она. Ему снова удалось обмануть охрану. Он и в самом деле блестящий стратег! Она в этом и не сомневалась.

– Почему же? Я вполне способен проникнуть даже сквозь замочную скважину. Я облачко дыма, скользящая тень, лучик света. Обожаю любоваться твоим испуганным лицом. Вслушайся, твой голос дрожит от страха, и мне очень это нравится. Кстати, попробуй шевельнуться, и я перережу твою куриную шейку.

Бекка ощутила холод металла у горла и замерла.

– Мы знали, что ты придешь, – прошептала она. Он тихо рассмеялся, и ее кожу обдало его горячее дыхание.

– Еще бы! Конечно, ты ждала, что я тебя найду! Я всемогущ, Ребекка, и не твоему глупому отцу со мной тягаться! Вот тому очередное доказательство! Я сумел отыскать его логово, и пуф… как теплый ветерок, ворвался сюда. Ты и твой подонок-отец проиграли. Сейчас мы с тобой пойдем в его спальню. Разбудишь его, когда я подойду ближе. Хочу, чтобы он видел, как я перережу тебе шею. Хвастуны-федералы, расставленные по всему дому, ничего не могут со мной сделать. А ведь я всего лишь воспользовался тем огромным дубом, что растет у самого дома. Один прыжок, не выше чем на шесть футов, и я на крыше, а уж там легче легкого открыть люк, что ведет на чердак. Никто меня не увидел. Да и ночь выдалась темная. Дураки, все вы жалкие дураки! Ну, вставай, пошевеливайся!

Она молча подчинилась. Странное спокойствие охватило ее. Продолжая прижимать Бекку к себе и держа нож у ее горла, он распахнул дверь спальни и подтолкнул пленницу в коридор.

– Последняя дверь направо, – инструктировал он. – Шагай вперед и не вздумай дергаться. Старые напольные часы пробили час.

– Открывай, – приказал он. – Медленно, тихо. Вот так.

Дверь подалась без единого звука. В ванной горел ночник. Все шторы раздвинуты; зыбкий лунный свет проникал в комнату через окна балкона. Кругом все тихо.

– Вставай, подлая тварь! – негромко велел он.

Ни малейшего движения, словно постель пуста. Бекка услышала, как участилось его дыхание. Лезвие ножа вжалось в ее кожу чуть сильнее.

– Только открой рот, Ребекка, и твоя кровь зальет весь пол, – прошипел он и неожиданно завопил едва ли не в полный голос:

– Томас Мэтлок! Ты где?

– Я здесь, Кримаков.

Маньяк резко развернул Бекку лицом к Томасу, стоявшему в дверях ванной со скрещенными на груди руками. Несмотря на поздний час, тот был полностью одет.