Грехи отцов, стр. 2

Еле передвигая ноги, Бекка вернулась с гостиную и плотно прикрыла за собой дверь. В трубке глухо звучал его голос, он твердил лишь одно слово:

– Ребекка, Ребекка, Ребекка…

Бекка повесила трубку, упала на колени и выдернула вилку из розетки. Тут же заверещал телефон в спальне. Бекка прижалась к стене и закрыла уши ладонями. Нужно что-то делать! Поговорить с полицейскими. Еще раз. Теперь, когда есть труп, может, они поверят, что неизвестный маньяк терроризирует ее, преследует, убивает невинных, чтобы проучить ее.

На этот раз ей просто обязаны поверить.

Риптайд, штат Мэн

Шесть дней спустя

Она подкатила к автозаправке «Тексако», махнула рукой парню, сидевшему в стеклянной будочке, и залила полный бак «обычного» <Сорт низкооктанового бензина.>.

Она находилась на окраине Риптайда, весьма своеобразного городка, тянувшегося с севера на юг и словно обнимавшего небольшую бухту, забитую катерами, яхтами и рыбацкими шхунами.

«Омар», – подумала она, вдыхая воздух, напоенный запахами соли, водорослей и легким ароматом полевых цветов, долетавшим на крыльях теплого бриза.

Риптайд, штат Мэн.

Она оказалась в глуши, в дыре, в захолустье, в месте, о котором не знал никто, если не считать немногочисленных летних туристов. В шестидесяти четырех милях от Крисмас-Коува, прелестного прибрежного поселка, где она в детстве бывала с матерью.

Впервые за две с половиной недели она чувствовала себя в безопасности, с наслаждением ощущая соленое дыхание ветра на щеках.

Она снова хозяйка собственной жизни.

Но что будет с губернатором Бледсоу? Ничего страшного. Все обойдется. Он окружен копами, которые только что зубы ему не чистят. И уж конечно, они дежурят под его кроватью по ночам независимо от того, с кем он спит. Прячутся в комнате отдыха, примыкающей к большому квадратному кабинету с гигантским письменным столом красного дерева. Ничего с ним не случится. Шизик, который не давал ему покоя все это время, если не считать последних шести дней, и близко не подберется.

Главная улица в Риптайде называлась Уэст-Хемлок. А вот Ист-Хемлок не было, в противном случае она вела бы прямо в океан.

Бекка проехала к старому пансиону, гордо именуемому «Эррол Флиннз хэммок» <"Гамак Эррола Флинна". Флинн – знаменитый голливудский актер.>. Наверху виднелась смотровая площадка, огражденная черными перилами. Идеально!

– Мне нравится название, – заметила она старому портье, расположившемуся за старинной стойкой красного дерева.

– Угу, – пробормотал он, подвигая ей книгу регистрации. – Мне тоже. Смотрел все его фильмы. Кстати, я Скот-ти. Распишитесь, и я отдам вам ключи.

Она улыбнулась и размашисто начертила: Бекка Пауэлл. Она всегда восхищалась Колином Пауэллом. Вряд ли он будет возражать, если его фамилию она ненадолго позаимствует. Бекка Мэтлок временно перестала существовать.

Она в безопасности.

И все же почему полиция ей не верит? Слава Богу, хоть обеспечили губернатора дополнительной охраной – это уже кое-что.

Почему?!

Глава 2

Нью-Йорк 15 июня

Они усадили Бекку на неудобный стул с хромой ножкой. Она робко положила руку на щербатую столешницу и посмотрела на женщину и двух мужчин, хотя отчетливо понимала: ее считают помешанной или скорее всего особой, еще более опасной для окружающих.

В комнате у стены было еще трое мужчин. Никто не представил их ей. Интересно, они тоже агенты ФБР? Вероятно, поскольку она сообщила о готовящемся покушении на губернатора. Да и одеты они соответствующим образом: темные костюмы, белые рубашки, синие галстуки. До сегодняшнего дня она в жизни не видела столько одинаковых туфель с дырчатым узором в одной комнате.

Детектив Моралес, красивый, стройный, черноглазый, тихо заметил:

– Мисс Мэтлок, мы пытаемся понять, что происходит. Вы заявляете, будто он взорвал старуху только для того, чтобы привлечь ваше внимание? Но почему именно вы оказались в поле его зрения? Что ему нужно? И кто он?

Она повторила все сначала. Медленно, слово за словом. Наконец, видя, что окружавшие ее каменные лица ничуть не изменились, повторила еще раз и подалась вперед, отчаянно сжимая руки.

– Послушайте, я понятия не имею, кто он. Знаю только, что это мужчина, но не могу сказать, стар он или молод. Много раз слышала его голос по телефону. Он начал звонить еще в Олбани и последовал за мной в Нью-Йорк. Там я ни разу его не видела. Зато заметила здесь. Он шел за мной на недостаточно близком расстоянии, чтобы различить черты его лица, но я уверена – это был он. Восемь дней назад я подала вам заявление, детектив Моралес.

– Верно, – кивнул детектив Макдонел, выглядевший так, словно каждое утро ел на завтрак маринованных и разделанных преступников: длинная худая фигура, мешковатый неглаженый костюм, холодный резкий голос. – Мы все знаем. И немедленно приняли меры. Я лично говорил с полицией Олбани. Мы сравнили наши наблюдения, обсудили все детали.

– Но что еще я могу вам сказать?

– Говорите, он называл вас Ребеккой? – спросил Моралес. – Никогда не сокращал ваше имя?

– Нет, детектив Моралес. Только «Ребекка». И всегда представлялся моим бойфрендом.

Мужчины переглянулись. Неужели считают, что ей мстит бывший любовник?!

– Я уже упоминала, что не узнаю его голоса. Уверена – никогда не встречала этого человека.

Детектив Летиция Гордон, единственная женщина в комнате, если не считать Ребекки, костистая кобылоподобная особа с широким лягушечьим ртом и стрижкой едва ли не под ноль, очевидно, невзлюбила ее с первого взгляда.

– Могли бы для разнообразия сказать правду, – бросила она ледяным голосом. – Я устала от этого дерьма. Вы лгунья, мисс Мэтлок. Гектор сделал все что мог. Мы старались верить вам, по крайней мере сначала, но за вами никто не следил. Ни единая душа. Мы потратили три дня, таскаясь за вами, и все зря. Еще два дня ушло на то, чтобы проследить за всеми, на кого вы указывали. И снова ничего. Что с вами? Сидите на коке? – Она постучала по столу Длинными костлявыми пальцами. – Нуждаетесь во внимании? Папочка мало заботился о вас в детстве? Потому вымышленный маньяк и зовет себя вашим бойфрендом? Игра воображения?

Бекке смертельно захотелось выдрать детективу Гордон последние волосенки. Но… эта швабра просто разнесет ее в клочья, так что вряд ли стоит так поступать. Сейчас главное – сохранять спокойствие и полагаться на логику. Не терять голову. Оставаться нормальным человеком среди этих психов. Она спросила:

– Почему вы злитесь на меня? Я лишь пытаюсь добиться от вас помощи. Это он убил несчастную старуху. По-моему, ваш долг – остановить его.

Мужчины снова обменялись многозначительными взглядами. Женщина брезгливо поморщилась, отодвинула стул и поднялась. Летиция наклонилась и оперлась ладонями о столешницу в опасной близости от острого сучка. Ее длинный нос едва не касался лица Бекки. От детектива Гордон пахло апельсинами.

– Опять сочиняете? Никто вам не звонил и не просил выглянуть в окно. Когда какой-то псих убил нищенку, вы устроили целый спектакль, чтобы обратить на себя внимание. Итак, мисс Мэтлок, мы хотим, чтобы вы проконсультировались у нашего психиатра. Прямо сейчас. Вы получили свои пятнадцать минут славы – пора успокоиться.

– Я не пойду ни к какому психиатру, это…

– Либо выполните наше требование, либо вас арестуют.

Кошмар. Дурной сон. Невозможно поверить, чтобы полиция отказалась выслушать человека, которого преследуют…

– За что? – медленно выговорила она, прямо глядя на детектива Гордон.

– Вы представляете угрозу общественному спокойствию. Постоянно лжете, вводите в заблуждение власти, вынуждаете нас зря тратить время на ваши капризы. Я готова посадить вас за решетку, чтобы хоть ненадолго обезвредить, но если согласитесь поговорить с психиатром, так и быть, останетесь на свободе.