Избранник сердца, стр. 4

– Только безлошадный, – парировал Фрэнк с ухмылкой, наблюдая за Хоакином. Он загадал: если Хоакин улыбнется в ответ, все будет хорошо.

Хоакин улыбнулся. Улыбка вышла кривоватой, но тем не менее… Фрэнк вздохнул с облегчением. Если Хоакин немного расслабится, есть шанс, что ближайшие полгода пройдут сравнительно сносно.

Он поймал на себе косой взгляд Троя Бойда. Интересно, о чем думает Трой? Может, решил, что он, Фрэнк, безобидный малый и не представляет из себя угрозы?

Фрэнк попытался взглянуть на себя объективно. Рослый парень, который неплохо смотрится на футбольном поле. Густые черные волосы, высокий лоб, большие карие глаза, которые иногда кажутся зелеными… Два ряда превосходных белых зубов, отчего его улыбка становится просто неотразимой. В глазах затаились веселые искорки. Фрэнк намеренно вырабатывал в себе умение казаться веселым и своим в доску.

Но с Троем Бойдом, пожалуй, подружиться непросто. Какой он огромный! Наверняка его зовут гориллой… правда, только за глаза. Должно быть, нрав у него крутой. Пройдет год-другой – и он станет главарем банды. Девчонки его любят – Фрэнк видел, сколько подружек явилось на суд. У самого Фрэнка пока не было времени на девочек. Он все силы тратил на выживание… и очень хотел играть в футбол.

Коп грузно шагал впереди, в руке у него была папка с их делами.

– Вот ваши парни, Келли, – сказал он, обращаясь к человеку, стоявшему у «лендровера». – С самого дна, с улиц Фриско. Ваша задача – привести их в чувство.

Высокий старик – вблизи он оказался еще выше – смерил копа суровым взглядом.

– Здесь у нас дела делаются по-другому, – негромко, но властно прогнусавил он с сильным техасским акцентом.

Да, видимо, с таким шутки плохи.

Келли кивнул трем ребятам.

– Меня зовут Кэмерон Келли. Добро пожаловать в Буэна-Виста. Здесь у нас красиво. Надеюсь, вам понравится.

Фрэнк немного успокоился. Все в порядке. Кэмерон Келли произнес нечто вроде приветственной речи и вовсе не заикался ни о каких наказаниях и приговорах. Однако врожденное чувство осторожности заставило Фрэнка напрячься, когда старик подошел к Хоакину, который стоял ближе всех к нему.

– Как тебя зовут? – спросил старик, протягивая руку, больше похожую на лопату.

– Хоакин Санчес, – немного заносчиво ответил парнишка, пожимая руку старика.

– Рад познакомиться, Хоакин.

Жмет нормально, не показывает, какой он сильный.

Фрэнк, следующий по очереди, широко улыбнулся и протянул руку.

– Фрэнк Фиорентино. Рад познакомиться, мистер Келли.

Старик смерил его испытующим взглядом. В животе у Фрэнка все сжалось, когда Келли пожал ему руку. Он видел, что его улыбка не произвела на старика особого впечатления. Фрэнк, привыкший, что все тают от его улыбки, пришел в замешательство. Наконец, Кэмерон Келли повернулся к Трою, который держался высокомерно, явно не собираясь сдаваться.

– Готов ехать? – спросил его старик.

– Да, готов, – с вызовом ответил Трой.

Судя по его виду, Трой готов был вступить в единоборство с целым миром.

Фрэнк снова вздохнул. Ему предстоит пережить ближайшие полгода, по возможности избегая неприятностей. Может, он и не боец, как Трой или Хоакин, но он научился выживать, хотя и избегает драк. Он, Фрэнк Фиорентино, предпочитает изучать жизнь и приспосабливаться к ней.

Кэмерон Келли окинул троицу испытующим взглядом и кивнул, словно одобряя своих новых работников. Фрэнк испытал облегчение. Он почувствовал, что от старика исходят добрые флюиды. Значит, он прошел испытание – в чем бы оно ни состояло.

Наверное, в Буэна-Виста им будет не так уж и плохо. Старик сказал, им здесь понравится. Фрэнк решил, что постарается привыкнуть. Никаких волнений. Никаких забот. Никаких расчетов, как ему поточнее угодить в тот мир, куда он так стремится, – в мир большого спорта. Ближайшие полгода ему придется выжидать, наблюдать жизнь и наслаждаться пейзажами.

Да, он готов к новой жизни.

Возможно, даже больше, чем Трой или Хоакин.

Хотя он надеялся, что им троим удастся подружиться и сосуществовать вполне сносно.

Фрэнк еще не знал, да и не мог знать, что их дружба, зародившаяся здесь, выдержит испытание временем, что они будут спешить друг другу на помощь по первому зову и никогда не забудут дней, навсегда связавших их.

И в сердцевине их дружбы будет Кэмерон Келли – человек, ставший для них отцом, которого у них никогда не было. Он первый увидит в них людей, направит их на путь истинный, поможет добиться успеха в жизни и всегда будет с радостью ждать их в Буэна-Виста. Дома.

Фрэнк откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза и попытался расслабиться. Им еще лететь и лететь… Буэна-Виста действительно настоящая глубинка. Захолустье.

Перед его мысленным взором проплывали бескрайние просторы, горы, скалы, ярко-синее небо. Буэна-Виста жила, подчиняясь собственному ритму. Ему всегда было там хорошо. Думая о Буэна-Виста, Фрэнк обычно успокаивался. Но сейчас ему не давала покоя мысль о Клэр. Наверняка она в ярости, потому что ей придется делить родной дом с ним.

Правильно ли решил Кэмерон?

С точки зрения денег – безусловно. Фрэнк может совершенно безболезненно для себя вложить в Буэна-Виста хоть миллион долларов. Расплатиться с долгами. И добавить столько, чтобы Клэр снова сумела превратить захудалое хозяйство в процветающее предприятие. Но она, скорее всего, не захочет, чтобы он вмешивался в дела Буэна-Виста. Последние несколько лет она ясно давала ему понять, что считает его непрошеным гостем и хочет, чтобы он поскорее убрался.

Но я не уберусь, подумал Фрэнк, решительно стискивая челюсти. Раз таково желание Кэма. Мне все равно, что думает Клэр. Я – совладелец. Значит, у меня есть право приезжать в Буэна-Виста, когда мне захочется. И Клэр придется терпеть его помощь. Возможно, со временем ему удастся победить ее упорство и предубеждение.

Ему становилось легче, по мере того как перед ним обозначалась ясная цель. В глубинке все просто: человек сражается с природой. Постоянная борьба за выживание.

А он, Фрэнк, умеет выживать в любых обстоятельствах!

Он принимает вызов.

Клэр закончила утренний обход, убедилась, что все в порядке – относительно, конечно. Потом переговорила с работниками-мексиканцами, которые арендовали часть земель, и заверила их в том, что существующее положение дел не изменится. Они могут продолжать жить, как раньше.

Ей бы следовало радоваться тому, что тоска, сковывавшая ее сердце, понемногу отступала, однако одновременно она испытывала и досаду на себя. Приехал Фрэнк! Что с того, что Трой Бойд и Хоакин Санчес тоже здесь. Ведь именно Фрэнк Фиорентино всеобщий любимец. Достаточно было назвать его имя, чтобы на лице у любого техасца заиграла довольная улыбка.

Красавчик Фрэнки…

Очаровывать всех для него так же естественно, как дышать.

Клэр нахмурилась. Какой дурочкой она была раньше, когда думала, что слеплена из другого теста. Фрэнку все равно, на кого изливать свое обаяние. Это его, так сказать, торговая марка, фирменный знак. Ему нравится быть всеобщим любимцем. Его обаяние ничего не значит. Абсолютно ничего.

Когда Клэр наконец разгадала сущность Фрэнка, она попыталась забыть о нем, перешагнуть прошлое и жить дальше. Ей было бы легче, если бы Фрэнк Фиорентино совершенно исчез из ее жизни. Как говорится, с глаз долой – из сердца вон. Однако он все время возвращался, и ей каждый раз становилось плохо, потому что она постоянно твердила себе: глупо, глупо и еще раз глупо испытывать к нему такое сильное влечение. У него своя жизнь, он завоевал всемирную славу. У нее и Фрэнка нет ничего общего. И никогда не будет.

Почему отец этого не понимал? Почему?!

4

С того самого дня, как Хоакин огласил завещание Кэмерона Келли, Клэр раздирали смешанные чувства. Она горячо любила отца. Он был для нее не просто отцом, но и другом, советчиком, помощником во всех делах. Вот только зачем он решил отдать половину Буэна-Виста Фрэнку? Неужели отец думал только о том, что ранчо нужны деньги и потому сделал своим наследником богача, который в состоянии вложить в ранчо миллионы долларов и даже не заметить потери?

×
×