Избранник сердца, стр. 28

– Я забыл о малыше, – удивленно прошептал он.

– Все в порядке, – успокоила она его, но губы ее сами собой раздвинулись в широкой улыбке. Значит, сейчас он хотел ее, только ее. Безраздельно. Вот странно – все это время он не вспоминал о ребенке. – Если бы что-то было не так, я бы тебе сказала.

И, словно отвечая, малыш шевельнулся, напоминая о себе, о новой жизни, которая скоро появится на свет.

– Видишь, он толкается. – Фрэнк ласково улыбался.

– Может быть, не он, а она.

Он лишь что-то хмыкнул в ответ.

Фрэнк был доволен.

Она тоже. Все ее тело радовалось.

Клэр не хотелось говорить. Слова разрушили бы установившуюся гармонию и их новую близость. Она верила, что Фрэнк не хочет быть ни с одной другой женщиной. А большего ей и не нужно.

На самом ли деле он решил закончить карьеру или просто возьмет длительный отпуск? Клэр не знала. Со временем он, может быть, передумает. Ясно одно, какое бы решение он ни принял, она отнесется к нему с уважением. Не будет ни спорить, ни упрекать, ни жаловаться. У Фрэнка своя жизнь. Возможно, в последствии ему будет мало ее, Буэна-Виста и их ребенка.

Он заснул, не выпуская ее из объятий.

Она погладила его по голове. Как она его любит! Она решила стать его женой на самом деле, во всех смыслах этого слова – другом, любовницей, матерью его детей. Больше он никогда не должен чувствовать себя одиноким!

Утром, после того как они проснулись, Фрэнк только и говорил, что о возвращении домой. Он больше не упоминал ни о матче, ни о том, что было после. Клэр поняла, что он твердо решил все забыть. Она не знала, правильно ли он поступает, хорошо ли это для него, но не собиралась гасить радость, которой светились его глаза.

Они летели над горной грядой, а под ними расстилались земли Буэна-Виста.

– Скоро мы будем дома. – В голосе Фрэнка слышалось искреннее удовлетворение. А его улыбка излучала радость.

Она улыбнулась в ответ.

– Нам еще нужно благополучно приземлиться!

Он рассмеялся.

– Не волнуйся. Сядем, как на облако. И вот еще что я решил, – добавил он пятью минутами позже, когда самолет приземлился и они направились к выходу. – Я куплю вертолет.

– Зачем тебе вертолет? – удивилась Клэр. Фрэнк, конечно, миллионер и имеет право распоряжаться своими деньгами по своему усмотрению, но вертолет…

– На нем я быстрее смогу облетать наши владения. Вертолет может садиться где угодно. И кто знает? Возможно, в следующем году засуха перестанет нас мучить. Малыш появится на свет в январе, а вдруг в это время начнутся дожди? Я в любом случае хочу вовремя доставить тебя в больницу. А в дождь наша взлетная полоса превращается в настоящее болото. Одним словом, нам понадобится вертолет.

Клэр рассмеялась, радуясь тому, что он смотрит вперед и строит планы на будущее.

– Ладно, я согласна. Если ты не будешь лихачить в воздухе!

– Вот и хорошо! Надеюсь, Тина испекла свой фирменный пирог к нашему приезду. – Фрэнк широко улыбнулся, предвкушая удовольствие.

Разумеется, Тина не упустила случая побаловать своего любимца.

А Фрэнк так расчувствовался, что обнял старушку и расцеловал в обе щеки.

– Как я люблю сидеть у тебя на кухне! – воскликнул он, садясь за стол. – Здесь я понимаю, что на самом деле дома.

– Да бросьте, сеньор Фрэнк! – Кухарка сияла от радости. – Вы просто подтверждаете старую поговорку: путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Сознайтесь: приятно попробовать настоящую домашнюю стряпню после ваших отелей и ресторанов?

– Только ты, Тина, умеешь печь такой пирог, – заявил он, отрезая себе очередной огромный кусок.

– Приятно слышать. Ну, расскажите, как побыли в Хьюстоне?

Фрэнк пожал плечами.

– Как всегда. Публика валом валила. Мы собрали кучу денег для «Детей улиц».

Тина недовольно покачала головой. Ей хотелось узнать подробности. Она бросила умоляющий взгляд на Клэр, которая прекрасно понимала, отчего Фрэнку не хочется ничего рассказывать. Но Тина всегда была самой горячей его поклонницей. Клэр захотелось хоть чем-то отплатить Тине за ее доброту.

– Он был прекрасен, Тина. Когда он забивал гол, все зрители как один вскакивали с мест! Я никогда не видела ничего подобного.

Ей показалось, что Фрэнк удивился. Он резко повернул к ней голову, и Клэр увидела, что он хмурится, словно не желает ничего слышать.

– Значит, наш Фрэнк снова победил. – Губы Тины расплылись в широкой улыбке. – Он самый лучший!

– Я старался, ведь играл в последний раз, – рассеянно проговорил Фрэнк, но тут же опомнился и рассмеялся. – Но для тебя, Тина, я готов выступать хоть на местном стадиончике. Хочешь, научу тебя играть в футбол? Но это потом. А теперь нам не терпится узнать, что произошло дома за то время, пока нас не было.

С прошлым покончено, поняла Клэр.

И Фрэнк не собирается обсуждать свои решения.

17

Она была безмерно счастлива до того дня, когда они посмотрели фильм с участием Фрэнка.

В начале декабря в Буэна-Виста приехали Кэтрин с Хью и друзья с женами. Трой привез с собой сюрприз – видеокассету с последним фильмом, «Убить Кривого». Фильм уже вышел на широкий экран и, по словам Троя, делал огромные сборы.

– Ты их просто сразил наповал, – говорил Трой, гордясь за друга. – Я только что из Лос-Анджелеса – был там по делам, – и поверь мне, даже самые суровые критики прославляют тебя, великого актера. Говорят, тебя выдвинут на «Оскара» за эту роль.

– Они преувеличивают, – отмахнулся Фрэнк.

– Посмотрим, – возразил Хоакин с улыбкой.

После ужина все отправились в гостиную. Клэр понимала, что Фрэнк обидится, если она откажется смотреть, и все же слова Троя задели и взволновали ее. Если Фрэнк такой хороший актер… Ей почему-то совсем не хотелось видеть его на экране.

Он махнул рукой на свою спортивную карьеру. Это она еще может понять, ведь он уже побывал на самой вершине славы. Но кино… Здесь ему, возможно, еще предстоят самые большие в жизни удачи. И все же… Последние два месяца они так счастливы вместе. Она хотела, чтобы их безоблачному, тихому счастью ничто не угрожало, но… Наверное, она опять рассуждает эгоистично и думает лишь о своих интересах. А что же Фрэнк?

Если понадобится, она поедет за ним куда угодно. Хоть на край света.

Он взял ее за руку и задержал, пропуская остальных вперед.

– Ты как, Клэр? Не против? – тихо спросил он.

Она подняла на него глаза. Он читает ее мысли! Он заботится о ней, хочет оградить от неприятных воспоминаний.

– Конечно, не против, – ответила она улыбаясь, чтобы показать, что не будет огорчаться из-за фильма и всего, что с ним было связано.

Но он все еще не двигался с места. Видимо, ему самому не очень хотелось смотреть на себя.

– А ты не против? – спросила она, начиная тревожиться. Неужели он настолько изменился, что хочет забыть все, что было до их свадьбы?

– Я еще никогда не видел себя на экране, – признался он с виноватой улыбкой.

Он смущен, потому что боится не оправдать ожиданий друзей?

– Наверное, ты там просто великолепен, – заверила она его, пожимая ему руку, чтобы доказать, что она понимает и поддерживает его. – У тебя большой талант. Уверена, и режиссер его разглядел.

– Талант… – Секунду он озадаченно смотрел на нее, потом пожал плечами. – Ладно, пойдем посмотрим, что сотворил великий режиссер. Но не забывай, Клэр, это только кино. Обещаешь?

– Обещаю. – Она уверенно тряхнула головой, хотя на душе у нее скребли кошки.

Наверняка в фильме есть любовная линия, думала она, идя вслед за ним в гостиную, где уже задернули плотные шторы и погасили верхний свет. То, что Фрэнку не по себе, наверняка означает: он не знает, как она отнесется к другой женщине рядом с ним, хотя бы только в кино. Но она не собирается его ревновать. Кино снимали еще до того, как они поженились. С тех пор она не сомневается в верности Фрэнка. Жаль, что тогда, после концерта, она дала волю своим страхам и сомнениям, когда увидела его с той брюнеткой. Она совершила столько ошибок, что ей предстоит исправлять и исправлять их.

×
×