Избранник сердца, стр. 23

– Объявляю вас мужем и женой.

Фрэнк улыбнулся ей.

Клэр услышала щелчок. Бекки, жена Троя, сфотографировала их.

Сердце ее забилось в предвкушении поцелуя. Однако она почувствовала, что не в силах улыбнуться ему в ответ. Она напряженно всматривалась в его глаза. Что он сейчас чувствует? Несомненно, ему нравится, как она выглядит. Кроме того, он очень доволен: ведь его решение оказалось верным. Все-таки все итальянцы деспоты и любят, чтобы им подчинялись. Но главное, Клэр увидела в его глазах такое настойчивое желание, что поняла: он отныне и навсегда принадлежит ей. Как и она ему.

Она улыбнулась и вздохнула с облегчением.

Как бы там ни было, ясно одно: ему не терпится заняться с ней любовью.

Он поцеловал ее, вкладывая в свой поцелуй столько страсти, что она задрожала всем телом, представив, сколько радостей ждет ее в медовый месяц. В постели у них все будет отлично. Возможно, ее беременность делает ее еще желаннее для него, подумала Клэр, чей округлившийся животик был старательно задрапирован складками просторного платья.

После венчания новобрачные и гости вернулись в Буэна-Виста. Фрэнк подвел ее к столу, накрытому на зеленой лужайке. Там их уже ждал специально привезенный судья, и они расписались в книге актов гражданского состояния. Потом все кинулись поздравлять их. Друзья и родные желали им долгой и счастливой жизни.

Все искренне радовались за них. Видимо, никто не сомневался в их счастье. Все знали, что Клэр ждет ребенка. Ни она, ни Фрэнк не делали из ее положения тайны. И тем не менее, видимо, все считали, что их брак и вправду совершился на небесах.

Клэр не знала, о чем перед свадьбой говорил Фрэнк со своими лучшими друзьями, Троем и Хоакином. Возможно, у них и возникли кое-какие вопросы, однако они не показывали виду. Кэтрин ужасно обрадовались, узнав, что ее сестра выходит замуж за Фрэнка. Очевидно, она давно поняла, что они с Фрэнком прекрасная пара, особенно теперь, когда они стали совладельцами поместья.

Клэр мучило только одно. Она была уверена: Фрэнк уже любит их будущего ребенка. А ее?

На деревьях были развешаны разноцветные лампочки. Гостям подали роскошный обед. Все напоминало прошлое Рождество, по крайней мере гости точно так же веселились. Произносились бесчисленные тосты. Фрэнк радовался, как ребенок, и даже попытался исполнить песню на итальянском языке – для съемок ему пришлось брать уроки. Клэр растрогалась.

В конце приема Элисон поинтересовалась, примет ли Фрэнк участие в благотворительном матче, который пройдет в Хьюстоне в рамках программы «Дети улиц».

– Если ты будешь участвовать, трибуны наверняка заполнятся до отказа, – заметила она. – Матч состоится через пару месяцев. Еще запланированы родео, концерт – Трой, конечно, участвует – и показ мод. Еще предстоит согласовать сроки проведения со всеми участниками.

– Элисон, я на некоторое время ухожу из спорта, – с виноватым видом ответил Фрэнк.

Из-за меня, подумала Клэр.

– Фрэнк, все в порядке, – вмешалась она. – Я не возражаю против того, чтобы ты играл.

Он нахмурился.

– Ты поможешь детям, которые страдают от насилия, – заторопилась Клэр, всеми силами желая, чтобы он поверил в ее искренность.

– Элисон говорит, матч состоится только месяца через два, – возразил он, все еще недовольно хмурясь. – А мне не хотелось бы оставлять тебя одну. Ведь тебе, возможно, понадобится моя помощь.

Он беспокоится о ребенке? Но тогда срок будет всего шесть или семь месяцев – в зависимости от того, когда назначат благотворительную акцию. К тому времени ее животик заметно округлится, но Фрэнк ведь сказал, что не собирается ни от кого ее прятать.

– Я поеду с тобой, – заявила она, не желая выглядеть эгоисткой. В конце концов, Хьюстон совсем близко, ей не придется лететь на другой конец страны. На все про все уйдет несколько недель – включая предматчевые тренировки. – Кстати, в Хьюстоне я куплю малышу приданое, – добавила она, улыбаясь.

– Я повожу тебя по лучшим магазинам! – обрадовалась Элисон. – Ох и отведем мы с тобой там душу!

– Я поеду с вами, – вмешалась Бекки, улыбаясь Хоакину, который держал на руках их новорожденного сынишку. – К тому времени Джошу понадобятся вещички большего размера.

– Клуб молодых мамочек, – с улыбкой заметил Фрэнк, качая головой.

– Конечно! – Бекки задорно тряхнула головой. – И ты готовься, ведь скоро ты станешь молодым папочкой!

– Наверное, ты права, – согласился он и повернулся к Элисон. – Насчет матча… Позвони моему агенту. Мы все обсудим и решим, буду я участвовать или нет.

Он ничего не обещал.

Клэр разочарованно вздохнула. Она не заслужила его одобрения. Он привык все решать самостоятельно. Она еще столько всего не знает о Фрэнке, несмотря на то что знакома с ним чуть ли не с рождения.

Она только слышала, какой он великолепный спортсмен, но никогда не видела, как он играет. Но одно несомненно: он для нее самый красивый мужчина на свете. Как ему идет черный костюм! И отныне он ее муж – и в радости и в горе. Клэр приказала себе перестать волноваться о будущем и жить сегодняшним днем.

Завтра они улетают во Флориду. Их медовый месяц продлится неделю. Целую неделю они будут заниматься любовью и постараются получше узнать друг друга. А сегодня ночью… ей предстоит убедить Фрэнка в том, что для нее их связь не просто секс. Пусть не думает, что она использовала его в ту, первую их ночь…

Она всегда хотела его.

И только его.

14

Вечером Трой предложил Бекки еще раз сфотографировать новобрачных. Уже стемнело, гостям пора было расходиться. Но все не устояли перед искушением поучаствовать в съемке и вышли в патио. Бекки велела Клэр и Фрэнку встать лицом друг к другу и взяться за руки. За ними расстилалась темная равнина, чуть подсвеченная последними лучами заходящего солнца.

– Здорово, – пробормотал Хоакин, глядя на небо, усыпанное первыми звездами. – Теперь я понимаю, Бекки, почему тебе так нравится снимать по ночам!

– Для меня природа всегда красивее всего, что создано руками человека, – с улыбкой отвечала Бекки. – А этот снимок получится таким естественным, первобытным. На фоне звездного неба двое клянутся друг другу в верности. Что может быть прекраснее?

Фрэнк сжал руки Клэр, словно передавая ей часть своей силы. Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. Она не услышала щелчка камеры, так как ее полностью захватили чувства. Ей так хотелось верить, что их союз перенесет любые испытания. Здесь, в Буэна-Виста, ей легко и свободно, потому что тут ее дом. Ей хотелось, чтобы и Фрэнк чувствовал себя здесь как дома… И все их будущие дети.

Наконец они остались одни – в той самой комнате, в которой был зачат их ребенок. Клэр больше не волновалась, не боялась, не беспокоилась, не стремилась ни в чем убедить Фрэнка. Каждый поцелуй, каждое прикосновение было освящено новой верой в их единство, и оттого их взаимная страсть лишь росла, усиливая удовольствие, которое они дарили друг другу.

Отныне они муж и жена.

Медовый месяц во Флориде стал настоящей сказкой, хотя и продлился всего неделю. У них были жаркие дни и ночи, и они забыли обо всем на свете, кроме своей радости.

Клэр обнаружила, что ее влечение к Фрэнку становится все сильнее. Он был великолепным любовником, и его страсть к ней оказалась неподдельной. Желание постоянно светилось в его глазах. Он моментально откликался на ее зов. Когда же после всего она, усталая, отдыхала в его объятиях, его черные глаза сверкали от удовольствия.

Но иногда Клэр становилось немного не по себе. Она даже испытывала нечто вроде ревности, видя, какой нежностью дышит его лицо, когда он кладет руку на ее живот и тихо разговаривает с их будущим ребенком. За все время Фрэнк ни разу не сказал, что любит ее, и Клэр тоже не могла признаться ему в любви. Это было выше ее сил. Она – мать его ребенка. Вот на чем основан их союз. И Фрэнк старается изо всех сил, чтобы стать для нее примерным мужем.

×
×