Избранник сердца, стр. 18

Все ясно и понятно. Он будет заботиться о ней так же, как ее отец в свое время заботился о нем самом.

То же самое говорил и Трой, хотя он отнесся к ней еще теплее, почти по-родственному. За завтраком он специально подсел к ней, чтобы поговорить.

– Клэр, если Фрэнк начнет наступать тебе на ноги и влезать не в свое дело, скажи мне и я с ним разберусь. Я не сомневаюсь в его добрых намерениях, но Кэм назначил главной тебя, а значит, так тому и быть. Всякий раз, как тебе понадобится посредник, обращайся ко мне. Я знаю: меня Фрэнк послушает.

Все трое твердо вознамерились поддерживать ее, помогать ей. Отец называл их «мои мальчики». И, хотя они не были связаны кровным родством, они, наверное, ближе, чем настоящие родственники.

Они такое же наследство, оставшееся после отца, как и Буэна-Виста, поняла Клэр. Отец словно назначил ей их в братья, хотя ей вовсе не хотелось считать братом Фрэнка. Догадывался ли отец о ее чувствах? Неужели он составил завещание, нарочно сталкивая их вместе и надеясь, что его младшая дочь в конце концов разберется в себе?

Отец гораздо лучше понимал Фрэнка, чем она.

Может, он просто хотел, чтобы она разобралась в том, каков Фрэнк на самом деле? Отец преподал ей еще один урок: никогда не суди предвзято, руководствуйся разумом, а не чувствами, ставь себя на место другого. Будь достойна своего отца! Так, кажется, говорил Хоакин. И только теперь его слова дошли до ее сознания.

Фрэнк сидел напротив нее, и она все время чувствовала на себе его пристальный взгляд.

– Я бы хотел поговорить с тобой перед отъездом… наедине, – сказал он.

– Конечно, Фрэнк! – Она широко улыбнулась, как бы демонстрируя всем окружающим, что теперь они с ним друзья и их будущее сотрудничество ничто не омрачит. – Я провожу тебя в аэропорт. Хоакин, если можно, возьми «лендровер» и отвези всех остальных и багаж. Я помашу вам рукой, а потом вернусь домой на машине.

Клэр волновалась и нервничала. Вдруг Фрэнк не поймет, что лучше не говорить сейчас о том, что было вчера? Просто не говорить – и все. Если они уйдут в ее комнату, ей придется нелегко. Слишком сильно ее тянет к нему, а воспоминания еще так свежи!

Его глаза неотрывно следили за ней. Видимо, он предпочел бы попрощаться с ней как-то по-другому. Клэр вздохнула с облегчением, когда он наконец кивнул, решив, что деловой разговор на прощание будет безопаснее для нее. В конце концов, он уезжает, а она остается и на ее плечи сразу сваливается масса забот. Ей предстоит спасать Буэна-Виста.

Он был признателен Тине, благодаря которой сумел немного отвлечься. Старая мексиканка суетилась вокруг него, как всегда подкладывая ему самые прожаренные кусочки бекона. Даже Клэр улыбнулась, видя, как Тина старается угодить своему любимцу. Сколько людей вот так же обожают Фрэнка Фиорентино и стремятся во всем ему потакать, не ожидая ничего взамен, кроме его знаменитой улыбки? У него никогда не было любящих родителей. Хорошо, что благодаря Тине Фрэнк еще больше чувствует себя здесь дома.

Клэр хотела, чтобы он приехал.

Он обещал вернуться.

Она надеялась, что ее откровенно развратное поведение вчера ночью не заставит его передумать. Если он считает, что она надеется на продолжение интрижки…

На самом деле она очень этого хочет.

А он?

12

Клэр понимала, что должна оставить за Фрэнком свободу выбора. Сердце ее обливалось кровью при мысли о том, что он будет скован в отношениях с ней чувством долга, будет чувствовать себя обязанным приезжать и ложиться с ней в постель.

Когда настало время провожать гостей, голова ее раскалывалась от трудных мыслей и неразрешимых проблем. Кэт с Мужем уезжали только после обеда. Они вышли на веранду, чтобы попрощаться. Фрэнк казался совершенно спокойным, веселым и расслабленным. Он дружески болтал с Кэтрин и ее мужем.

Его знаменитое обаяние! Интересно, что кроется за его маской сегодня?

– Пора, – сказал он наконец, пожал руку Хью, расцеловал Кэтрин в обе щеки, а потом подал руку Клэр, и они сошли с крыльца.

Внизу он так и не выпустил ее руки – его сильные пальцы уверенно сжимали ее ладонь. Они пошли по дорожке. Клэр даже не пыталась вырваться. Как здорово снова испытать его близость. Хорошо, что ему тоже приятно прикасаться к ней.

Она решила держаться спокойно, но с достоинством, не показывая, что ее сжигает желание броситься ему на шею. Фрэнк связан контрактом со студией. В любом случае она не имеет права просить его остаться.

– Клэр… ты ведь возьмешь деньги? – спросил он, и ей показалось, что он не знает, как с ней теперь обращаться.

Но в чем дело? Неужели все из-за того, что вчера они занимались любовью? Неужели он думает, что то, что было вчера, как-то повлияет на их договоренность и она из гордости откажется брать его деньги.

– Да, Фрэнк, возьму, – просто ответила она. – Буэна-Виста нужны деньги.

– Вот и хорошо! – В его голосе она услышала явное облегчение.

Буэна-Виста ему небезразлична. По крайней мере в данном вопросе у них нет разногласий. Но вернется ли он? Они почти вышли с территории поместья, когда Клэр, набравшись храбрости, сказала:

– Фрэнк, я не хочу, чтобы тебе было неловко… из-за вчерашнего. Тебе абсолютно не о чем беспокоиться.

– Не о чем? – переспросил он с обидой.

Клэр огорчилась. Меньше всего ей хотелось упрекать его в чем-либо. Нельзя, чтобы он чувствовал себя виноватым. Опять она не так выразилась!

– Я хотела сказать… мне было хорошо с тобой.

– Такие слова обычно говорят перед тем, как дать отставку, – сухо заметил он, не глядя на нее.

Клэр вздохнула.

– Ведь ты уезжаешь. Я не хочу, чтобы у тебя из-за меня болела голова. Вот и все.

– Все – значит все. Кончено и забыто.

– Надеюсь, тебе вчера тоже было хорошо. – Голос у Клэр дрогнул. Он упорно намекает на конец их отношений, а ей так хочется, чтобы он вспоминал о ней. Хотя бы иногда.

Фрэнк с такой силой сжал ее пальцы, что она поморщилась. Сообразив, что делает ей больно, он ослабил хватку.

– Ты будешь мне писать? Сообщай обо всем, что здесь происходит. Мне очень важно это знать, – с болью в голосе произнес он.

Если он таким образом проявляет свой интерес к продолжению их связи, Клэр с радостью будет писать ему хоть по два раза в день.

– Конечно, я обязательно напишу тебе.

– Отлично! – Он снова сжал ее руку, но уже не так сильно.

От облегчения у нее даже закружилась голова. Значит, Фрэнк ничего не имеет против того, чтобы они поддерживали регулярные отношения, при условии, конечно, что он будет отвечать на ее письма. Но на такую удачу рассчитывать не приходится. Как только он вернется на съемочную площадку, он попадет в другой мир, разительно отличающийся от здешнего захолустья. Но не может же Фрэнк совершенно забыть о ее существовании! Даже если у него будет роман с другой женщиной.

На душе у Клэр, что называется, скребли кошки.

Она то и дело напоминала себе, что не имеет на Фрэнка никаких прав. И все же сердце у нее ныло от примитивного, первобытного желания сделать его своим. Так хочется, чтобы он принадлежал только ей одной!

Они не заметили, как дошли до взлетной полосы. За поворотом показался «лендровер», а рядом – небольшая «Сессна», готовая к отлету.

– Если съемки пойдут по графику, мы уложимся в три месяца, – сказал Фрэнк. – Ты не против, если я приеду после окончания фильма?

– Нет, не против, – Клэр от всей души надеялась, что к тому времени он сам будет не против приезда в Буэна-Виста. – Здесь твой дом, Фрэнк, и здесь тебе всегда рады, – добавила она, вспомнив, что сама долгие годы не была по отношению к нему гостеприимной хозяйкой.

Он остановился и задержал ее. Клэр чувствовала: он весь напряжен как натянутая струна. Полуобернувшись, она взглянула ему в лицо. Он жадно разглядывал ее. Свободной рукой он сдвинул на затылок ее широкополую шляпу, с помощью которой она пыталась защитить свою нежную кожу от лучей безжалостного солнца. Его черные глаза пытливо изучали ее.

×
×