Избранник сердца, стр. 16

На ней до сих пор оставались плотные черные колготки, подчеркивавшие стройность ее длинных ног. Он опустился на одно колено на край кровати, медленно взялся за резинку и начал осторожно стаскивать колготки с ее бедер.

Она слегка приподнялась, помогая ему спустить колготки. Он улыбнулся, увидев золотистый треугольник волос у нее на лобке. Хорошо, что она не пользуется эпилятором и не удаляет волосы в зоне бикини! Так гораздо лучше и соблазнительнее.

Он ласкал эротичные изгибы ее бедер, снимая черный нейлон, гладил ее лодыжки, ступни. Судя по тому, как бурно Клэр реагирует на его прикосновения, она постепенно воспламеняется все больше и больше. Ему хотелось завести ее так, чтобы она забыла обо всем и чувствовала только его, его одного.

Он покрывал поцелуями ее ноги, добрался до внутренней поверхности бедер, все больше возбуждаясь при виде того, как она дрожит. Наконец он раздвинул ей ноги и со стоном принялся ласкать нежные складки средоточия ее женственности. Между ногами у нее было влажно, и он понял, что она уже готова. Погоди, одернул он себя, хотя ему очень хотелось скорее удовлетворить свою ненасытную жажду. Продолжая целовать, он одновременно ласкал ее пальцами, доводя до высшей точки наслаждения. Потом его палец вошел в нее и принялся ритмично двигаться, а губы двинулись вверх по животу. Она выгнулась навстречу, подставляясь ему, раскрываясь и приглашая.

Но ему хотелось по-настоящему свести ее с ума.

Он лизнул сосок, и она забилась в страстных конвульсиях. Руки ее вцепились ему в поясницу, подтягивая его повыше. Хотя он все больше возбуждался, ему не хотелось спешить. Он втянул губами ее сосок, и его язык начал совершать круговые движения – в том же ритме, в каком двигался внутри нее его палец.

Она обхватила его затылок, ероша пальцами волосы. Он принялся за вторую грудь, решив как следует познакомиться с каждой частичкой ее тела, познать всю, распалить как следует. Она дошла почти до исступления, и Фрэнк понял, что больше не в силах сдерживаться.

Он резко подтянулся на руках, лег на нее и заглянул ей в глаза, ища в них подтверждение всего, что ему казалось сейчас нужным и правильным. Ее ноги мгновенно обвились вокруг его бедер и крепко стиснули их. Она обхватила его руками за шею, притягивая теснее, ближе… Она задыхалась от страсти.

Фрэнк не понимал толком, что движет им – желание обладания или же первобытный мужской инстинкт, который призывал его главенствовать во всем. Ему хотелось, чтобы она после него не смогла спать ни с одним другим мужчиной.

– Назови меня по имени! – приказал он, сопротивляясь желанию немедленно войти в нее. – Скажи что-нибудь!

– Фрэнк… – проговорила она задыхаясь.

Сердце у него дрогнуло от радости. Он приготовился войти в нее и лишь секунду помедлил, желая полюбоваться ее готовностью принять его, доставить ему удовольствие.

– Еще! – потребовал он.

– Фрэнк… – с мольбой простонала она.

Он расцепил ее дрожащие руки и уложил их на подушку. В следующий миг он одним мощным толчком глубоко вошел в ее сладкое, жаркое лоно. Их лица находились на одном уровне. Ему хотелось смотреть на нее, но ее веки были плотно сомкнуты, рот приоткрыт. Она часто и прерывисто дышала.

– Смотри на меня! – велел он.

Ресницы ее дрогнули и взлетели вверх. Взгляд у нее был какой-то рассеянный, сосредоточенный на том, что творится внутри. Ей не без труда удалось посмотреть ему прямо в глаза.

– Доверься своему чувству, Клэр, – ласково сказал он и поцеловал ее, желая слиться с ней полностью. Ему хотелось, чтобы она узнала и поняла, каков он, Фрэнк Фиорентино, на самом деле. Она так долго отвергала его, но теперь принимает его целиком.

Клэр захлестывали все новые и новые волны радости. Мощный прилив наслаждения смыл все предрассудки, всю неприязнь, которую она питала к Фрэнку, задолго до того, как он присоединился к ней. Наконец она просто поплыла по течению. В голове была приятная легкость. Невозможно было думать ни о чем другом. Она просто наслаждалась все новыми и новыми покоренными ею вершинами, и сознание счастья пронизывало все ее тело.

В промежутках, когда в голове появлялись обрывки мыслей, она испытывала новую радость оттого, что Фрэнк Фиорентино занимается с ней любовью. Даже если бы ей пришлось ждать его всю жизнь, это того стоило! Она не спрашивала, зачем ему нужно, чтобы она называла его по имени. Ей вообще не хотелось ни о чем его спрашивать. Но ей все время хотелось произносить его имя – шептать, кричать, называть его единственным и неповторимым.

Теперь она узнала его по-настоящему, и она сохранит воспоминания о сегодняшней ночи и будет лелеять их в глубине души. Потрясающее, фантастическое чувство! Клэр никогда еще не испытывала такого мощного оргазма, который накатывал волнами, и она растворялась и таяла от удовольствия. Наконец она почувствовала, что и он тоже достиг высшей точки наслаждения. Фрэнк сдался, и его мускулистое тело, содрогаясь, упало в ее объятия.

Понимая, что ей тяжело, он перекатился на бок, однако ее не выпустил. Она ласкала его, радуясь его силе, радуясь тому, что теперь может трогать его везде, а не только мечтать о нем. Чуть позже ей стало немного стыдно от того, что он все сделал сам, она же была довольно пассивной.

Наслаждаясь счастьем, которое подарил ей Фрэнк, она вдруг испытала странное чувство: ей нравилось подчиняться ему, как будто сейчас имело значение только то, что он делал с ней. Она постаралась сосредоточиться на этом моменте и забыть обо всем остальном.

И только сейчас до нее дошло: она и пальцем не шевельнула, чтобы доставить ему удовольствие, угодить ему. Ей такое даже в голову не пришло. Интересно, хорошо ли ему сейчас? Захочет ли он ее снова, если она не выказала никакого желания сама?

Нет, она не лежала под ним как бревно и все же…

– Тебе хорошо? – спросил он.

Ей показалось, что ему с трудом удалось удовлетворить ее и теперь ему очень важно убедиться в том, что он все сделал как надо.

– А тебе? – спросила она в ответ, боясь, что ей далеко до его предыдущих сексуальных партнерш.

Он приподнялся, опершись на локоть, ласково убрал волосы с ее лба и встревоженно заглянул ей в глаза.

– Что с тобой, Клэр? Ты не можешь прямо ответить на мой вопрос?

Понимая, что она опять оправдывается, Клэр криво улыбнулась.

– Извини, Фрэнк. Ты потрясающий любовник. Спасибо за то, что оказался таким… таким щедрым.

Он тоже улыбнулся.

– Значит, ты довольна?

– Конечно! Так хорошо, как с тобой, мне еще ни с кем не было, – дерзко ответила она, боясь выдать свои истинные чувства. Пусть не думает, что для нее это слишком много значит. Вполне вероятно, их сегодняшняя ночь останется единственной.

11

Так хорошо, как с тобой, мне еще ни с кем не было…Что это? Зачем она так? Сомнения терзали душу Фрэнка, мешая ему чувствовать себя полностью счастливым.

Может, Клэр просто использовала его, а он вовремя подвернулся ей под руку?

А он открыл ей свое сердце!

Просто великолепно.

– Что ж, я рад, что хоть на что-то сгодился, если не считать денег, – насмешливо ответил он.

Он увидел, как ее голубые глаза на миг потускнели, но почти сразу же в них зажглись тревожные огоньки. Она поспешно развернула его лицом к себе.

– Извини, Фрэнк, я, наверное, не так выразилась, – сказала она серьезно. – Просто… ведь завтра ты уезжаешь, а мне… мне придется тебя отпустить, вот я и…

– Тебе легче по-прежнему презирать и ненавидеть меня, да?

Клэр наморщила носик.

– В конце концов, ты взрослый человек и привык жить по-своему. Какая разница, чего хочу я?

– А чего хочешь ты? – Ответ на этот вопрос был жизненно важным для Фрэнка.

Ресницы ее дрогнули. Она медленно провела пальцами по его руке, сжала мускулистое плечо. Потом глубоко вздохнула и сухо сказала:

– Давай будем реалистами, Фрэнк. Сегодня ты здесь, завтра уезжаешь, и я не знаю, вернешься ли когда-нибудь в Буэна-Виста.

×
×