Наследник Магнитной горы, стр. 62

– Мэнкв! Сейчас мэнкв прилетит! – вдруг останавливаясь, заорал Донгар.

Вцепившийся в поворотное колесо Хакмар невольно задрал голову – мэнквы еще и летают?

– Не сверху! Снизу! – рявкнул Донгар.

Эрлик! Хакмар чуть не взвыл! Конечно! Тьма в полузакрытом провале исчезла, сменяясь оранжево-алым кипением полыхающего чэк-ная. А снизу, постепенно нарастая, прорывался свист несущегося к поверхности мэнква. Хакмар неистово завертел колесо. Плита скользнула еще вперед, замерла, подвинулась на два пальца, замерла опять…

Громадная мэнквова лапища просунулась внутрь сквозь развороченную крышу и одним хлопком накрыла вертящего колесо мальчишку. Мгновенным кувырком Хакмар метнулся прочь, проскользнув между растопыренных пальцев чудовища. Не задвинутая до конца плита замерла на месте. Промахнувшийся по добыче людоед досадливо фыркнул на две глотки и хлопнул ладонью снова. Новый стремительный кувырок – и Хакмар перекатился на чугунную крышку, замер у самой грани провала. Откуда-то сбоку выскочил Донгар – и шаманская колотушка с силой опустилась на мэнквову лапищу.

– Баннг!

Волосатая лапа твари будто на мгновение подернулась серым пеплом – дунь и улетит. Хакмару показалось, что он видит перед собой тень… Мэнквова рука вновь обрела плоть. Растерянный Донгар ударил еще раз… Людоед взревел, как от боли, кривые когти скрючились, намереваясь сгрести жалкого мальчишку с его убогой палкой!

Несущийся снизу рев и свист стали нестерпимыми – и из щели провала вылетел длинный язык Рыжего огня! Обвился вокруг лапищи мэнква… Шерсть великана вспыхнула. Тряся лапой и ревя, мэнкв отпрянул прочь…

Не сговариваясь, мальчишки рванули к поворотному механизму и в четыре руки навалились на него. Еще-еще-еще! Хакмар чувствовал как от усилия вздуваются жилы на шее, как застилает алым маревом глаза. Еще-е-е-е!

С глухим клацаньем плита встала на место. Сам не очень соображая, что делает, Хакмар шарахнул по поворотному механизму молотом, заклинивая его навсегда! Чтоб ничто и никто не открыл этот проход!

Снизу в люк глухо ахнуло – бом-м-м!

– А-а-а! – мальчишкам то ли показалось, то ли они впрямь услышали донесшийся сквозь толщу плиты многоголосый вопль… и свист улетающей вниз тяжеленной туши.

– Мэнкв обратно полетел, однако! – выдохнул Донгар… и обессиленно осел рядом с поворотником.

– Ничего, тут их еще много осталось, – чувствуя, как подкашиваются от слабости ноги, ответил Хакмар, падая рядом.

Чугунная плита стояла как влитая, и только легкие нити черного дымка напоминали о прорывавшемся из-под земли чэк-нае. Неужели это сделал он? Закрыл проход между Средним и Нижним мирами! Даже если благословение Хожира и его сыновей пригодится ему всего один раз – он создал изделие, достойное мастера, и совершил подвиг, достойный егета! Перед его мысленным взором простирались железные леса иного мира – и многоголовые великаны, сперва тупо топчущиеся под закрывшейся наглухо дырой, судорожно втягивая ноздрями запах желанной человечины. Потом запах развеется – и они медленно разбредутся кто куда, возвращаясь в родные леса.

Правда, для оставшихся здесь людоедов они с Донгаром на один зуб одной головы.

– Ничего, – вновь будто читая его мысли, отозвался Донгар. – Большое мы дело сделали – даже если сожрут нас, не жалко!

– А мне жалко! – склочно фыркнул Хакмар, нашаривая на полу рукоять упавшего меча. – Ты еще что-нибудь можешь сделать?

– Я попробую, однако… Попробую. – Черный шаман попытался подняться. Ноги его подламывались в коленях, глаза были абсолютно пусты.

Сжимая в одной руке меч, Хакмар другой подхватил товарища…

– Ар-р-гх! – Жуткий рев сотряс Ночь, и над развороченной крышей вырос разъяренный мэнкв. Его светящиеся голодным блеском глазищи уставились вниз, на тесно прижавшихся друг к другу мальчишек. Две пары жирных губ растянулись в идиотски-торжествующей усмешке, мэнкв весело ухнул… и, вскинув лапищи, навис над развороченной будкой.

Запрокинув голову, Хакмар завороженно смотрел на вздыбившуюся над ним тварь, понимая: единственное, что он сейчас сможет, – это вместе со своим мечом застрять у мэнква в глотке. Авось от резей сдохнет!

Лапы мэнква медленно пошли вниз, точно людоед отлично сознавал беспомощность добычи и наслаждался…

Шар Голубого огня свистнул в воздухе и врезался мэнкву в грудь. Мгновение людоед еще стоял, пошатываясь, и тупо глядел на сквозную черную дыру, выжженную там, где только что было его сердце. После чего с грохотом срубленной сосны рухнул навзничь.

Донгар идиотски захихикал и голосом счастливого чуда пролепетал:

– Ты вот жрицам не веришь, а они прилетели!

На видимый сквозь развороченную крышу кусочек неба медленно вплывали двое. Немолодая, полная, слегка кривоногая тетка с ярко-синими волосами и совсем молоденькая, не старше мальчишек, ученица Храма. В ее пока еще черных, как зола, волосах проглядывало несколько широких синих прядей.

Хакмар успел смутно подивиться – надо же, даже волосы пока не голубые, а уже летает, но тут же забыл об этом. Потому что на сгибе руки тетки покоилось рифленое металлическое яйцо размером с мяч, с торчащим из круглого бока кольцом запала. Оч-чень знакомый шарик!

Свиток 33

В котором проводится полная зачистка Сивира, а кузнец и шаман встречают девочку с голубыми волосами

– Как вы его назвали? «Сила Храма»? «Смерть мэнквам»? Или все-таки – «Кровожадные дуры»? – безнадежно спросил Хакмар, разглядывая созданное в его родной горе оружие против мэнквов. Оружие, от которого, как он знал, на много верст окрест не останется ничего – не только мэнквов, но и тайги, дороги, ледяной крепости… и даже маленькой металлической будки – буровой геологов, которую заключенная в стальном шаре сила Голубого огня, соединенная с силой металла и слюной рудничных змеев, выворотит из земли. Вместе с поворотным механизмом и закрывающей проход в Нижний мир чугунной крышкой. А он был так уверен, что та никогда больше не сдвинется с места! В открывшуюся дыру снова полезут людоеды. Правда, добираться до добычи им теперь придется долго – по выжженной Голубым огнем пустыне. Ничего, зато к ближайшему городу какой аппетит нагуляют!

– Неправильно говоришь, – толкнул его локтем Донгар и уставился на обеих жриц с видом старателя, у которого весь забой оказался из сплошного малахита. – Мы все сделали, большая начальница тетенька жрица и большая начальница девочка жрица! – кланяясь так, что чуть не стукнулся лбом об чугунную плиту, проорал он.

Хакмар увидел, как при этих словах парящая за спиной у жрицы девчонка изумленно расширила глаза. Ему вдруг показалось, что он то ли видел ее когда-то, то ли похожа она на кого-то знакомого…

– Проход из Нижнего мира запечатан, однако, – плоская физиономия Донгара аж лучилась от восторга, и без того узкие глазки счастливо щурились. – Можно мэнквов не бояться больше!

– Можно, – невозмутимо согласилась жрица.

За стенами Буровой послышалось нарастающее ворчание. Один из мэнквов подпрыгнул – на развороченной крыше мелькнул громадный темный силуэт, – неуловимо быстрым движением лапы пытаясь сгрести парящую в воздухе жрицу. Болтая кривыми толстыми ногами, свисающими из-под края короткой белой рубахи, жрица взлетела повыше. Выскочившая из ее пальца Голубая искра щелкнула мэнква по носу средней головы. Великан заскулил, хватаясь за пострадавшее место. По стаду немедленно прокатилось вовсе не испуганное, а грозное рычание.

– Не бойся, – успокаивающим тоном сказал Донгар. – Храм нам поможет!

Ага, аж два раза!

– Только не бросайте эту штуку! – тем обманчиво спокойным, скрывающим напряжение тоном, каким в подгорных ауылах говорят с взбесившимися лошадьми, сказал Хакмар, неотрывно глядя на болтающуюся в небесах толстуху с начиненным смертью стальным мячом под мышкой.

– Ты знаешь, что это такое, – слова толстенькой жрицы звучали скорее утверждением, чем вопросом. – Ты с юга, в руках у тебя меч… Ты тот мальчишка, что сбежал из Магнитной горы! – Ее толстые щеки затряслись от радости. – Ты – черный кузнец! Я тебя нашла!