Сицилийский ревнивец, стр. 7

Наконец ему удалось задеть ее больное место. Софи переменилась в лице. Глаза ее вспыхнули гневом, и она оттолкнула его от себя.

— Ты отвратителен! — процедила она сквозь зубы, порываясь уйти.

— Возможно. — Он не дал ей вырваться и вместо этого еще ближе притянул к себе. — Ты не ответила на мой вопрос, — дыша ей в ухо обжигающим жаром, шептал Макс.

— Он не заслуживает ответа! Ты пригласил меня на танец, чтобы поглумиться? Тогда вот тебе мой единственный ответ: я семь лет не видела тебя и была бы счастлива не видеть еще семь раз по семь.

— Ну же, Софи! Зачем так кипятиться? По-моему, я предлагаю не такую уж плохую сделку. Хоть я и не столь богат, как этот Эйб, но не стал бы вешать на свою любовницу подобную штамповочную бижутерию, пусть даже и дорогую. Такая раскрасавица заслуживает отборных бриллиантов.

— Как ты смеешь?.. — Она пыталась вырваться из тисков, взбешенная его мерзкими измышлениями.

— Слушай меня внимательно! — рявкнул остервеневший Макс и больно надавил ей между лопатками. — В твоих интересах договориться со мной по-хорошему, если не хочешь, чтобы любезная публика прознала обо всем.

— О чем? Что ты городишь? — осторожно спросила Софи, не понимая, к чему он клонит.

Но музыка стихла, и словесный поединок прервался, сменившись молчаливой битвой. Софи еще несколько раз попыталась удалиться с поля боя, но Макс крепко держал ее за запястье.

— У тебя есть хоть капля стыда? — взмолилась она, когда он склонился к ней для поцелуя.

— В отношении тебя — нет. Я хочу дать понять нашему русскому другу Эйбу, что ты была моей и будешь моей, если мне того захочется, — с этими словами он запечатлел свою волю на ее ледяных губах, не обращая внимания на любопытные взгляды со всех сторон.

— А ты мне не нужен даже в подарочной обертке!

— Очень скоро узнаешь, насколько я тебе необходим.

— С помешанными не общаюсь.

— Не зарекайся, — довольным тоном начал Макс, ведя Софи обратно к столику и фамильярно держа руку на ее бедре. — Кое-кто в Южной Америке рассказал мне пикантные подробности твоего невероятного карьерного взлета. Утверждают, что профессиональные навыки играли при этом далеко не главную роль.

— Теперь ты вдобавок коллекционируешь сплетни? — Софи удивило, что до этой встречи она даже не задумывалась, что у них могут оказаться общие знакомые.

— Сын чилийского посла, например. Мальчик прекрасно играл в поло. А ты настолько вскружила ему голову, что он в конце концов свалился с лошади и серьезно повредил ногу, не в силах отвести от тебя взгляд во время игры. Как я его понимаю! Но хуже всего то, что ты даже не удосужилась навестить влюбленного страдальца в больнице.

— Ну и что? — Она помнила этот инцидент лишь благодаря тому недоумению, которое вызвали у нее распространившиеся слухи, поскольку с юношей, несколько раз смотревшим в ее сторону во время игры, она даже не была знакома. Впрочем, оправдываться перед Максом было бы совершенной глупостью.

— Также я слышал, что твой отец снова женился и у тебя появился маленький братишка.

— И-и?.. — Ее очень удивила столь резкая смена темы.

— И если тебе дорого их спокойствие, ты просто обязана пообедать завтра со мной. Нам необходимо обсудить ряд вопросов. Позвоню в полдень, — хозяйским тоном распорядился Макс и отодвинул стул, чтобы она могла сесть за столик.

— Нам нечего обсуждать, — буркнула Софи. Она принялась размышлять, чем обусловлены его попытки вернуть ее расположение на глазах у преданной Джины и при чем тут ее семья.

— Не советую исчезать. Спасибо за незабываемый танец, это было великолепно, — Макс изобразил светскую улыбку. — Эйб, вы были очень великодушны, что позволили мне потанцевать с вашей дамой…

Эйб вперил в него свинцовый взгляд, не торопясь с ответом и покосившись на Софи.

— Прими мои соболезнования, дружище, — наконец по-русски сказал он, отыскав наилучший способ вызвать замешательство у стоящего перед ним надменного типа.

— Что ты хотел этим сказать? — тихо рассмеялась Софи, когда Макс отправился восвояси. — Я совершенно не понимаю вашего брата-мужчину, но знаю точно, что мне не следовало танцевать с этим Максом Куинтано, и я не собираюсь встречаться с ним завтра.

— Это всего лишь доводы разума. А сердце говорит совершенно другое, — усмехнулся прозорливый Эйб. — Я все видел. Мне кажется, вам стоило дождаться, когда заиграют танго, а не портить легкий фокстрот неуместной экспрессией. Должен признать, бомонд заинтригован. И если ты не понимаешь, почему я ему соболезную, то, скорее всего, он своего добьется, — Эйб подозвал официанта и заказал еще шампанского. — Мне нравится эта игра, и я хочу видеть ее продолжение. Моя жена будет в восторге, когда я ей обо всем расскажу. А мы-то все гадали, когда наша снежинка оттает.

К концу приема, Софи истощила весь запас сил и аргументов, разубеждая Эйба, что между ней и Максом ничего нет. Окончательно запутавшись в собственных мыслях, она бросила эту затею. Оскорбительный поцелуй на глазах у всех, обидные намеки и открытая клевета, а также присутствие рядом Джины и собственная беспомощность — все это оставило тягостный отпечаток. Ни о каком совместном ленче и речи быть не могло. Софи осушила бокал с шампанским и охотно согласилась на предложение Эйба выпить кофе.

Глава четвертая

Вернувшись в отель, Софи первым делом скинула с себя платье и поспешила под душ. Вытершись насухо и причесавшись, она натянула мягкую хлопчатобумажную ночную рубашку и нырнула под покрывало. Неимоверно уставшая за день, она быстро уснула. Но сон оказался неглубоким и беспокойным. Впечатления дня причудливо мешались с воспоминаниями.

Семь лет назад, расставшись с Максом после их первого любовного свидания в ресторане, когда он отверг ее и уехал, она постаралась внушить себе, что непозволительно увлеклась. Фантастически богатый и многоопытный Макс не способен воспринимать ее всерьез. Она для него не более чем милая компаньонка для пляжного отдыха. И самое худшее, что она могла сделать для них обоих, — это спровоцировать его на опрометчивый поступок. И тем не менее она пошла на это.

В действиях Макса не было ни капли обмана.

Он был предельно откровенен, приглашая ее на борт яхты. Она не стала возражать и, когда оказалась с ним один на один в тесной каюте, без колебаний и смущения разделась и прильнула к нему, добровольно разделив с ним ложе и наслаждаясь его ласками и головокружительными поцелуями. Покорно последовала за ним по туманной тропе чувственных наслаждений, не требуя ничего взамен. Она видела его глаза, когда он замер, обнаружив, что стал для нее первым мужчиной. Вначале он чуть напрягся, но потом улыбнулся и дал волю своим чувствам. В тот миг он сделался таинственным чародеем, создавшим для нее любовь. Он будто заключил с ней тайный договор, условия которого она безоговорочно приняла.

Софи хорошо помнила, как через несколько дней после этого увидела Макса, идущего по коридору отеля. Красивый и элегантный, он направлялся к ней с мечтательной улыбкой.

— А не устроить ли нам сиесту? — спросил он, сжав ей руку. Даже после двух ночей их уединений и тайной помолвки она краснела и стеснялась публичных проявлений чувств. — Безусловно, румянец красит тебя, Софи, но, уверяю, в сиесте нет ничего, способного вызвать смущение. Это старая сицилийская традиция.

— Я уважаю ваши традиции, сэр. Но по меньшей мере до четырех часов я буду занята.

— Два часа, пожалуй, я мог бы подождать, только…

Но тут кто-то окликнул Макса по имени. Миниатюрная женщина с мальчишески коротко остриженными черными волосами шла по направлению к Максу. Он сделал несколько шагов ей навстречу и, нежно обняв за талию, с чувством поцеловал. Их экспрессивная итальянская болтовня длилась пять минут. Затем он обернулся к Софи, притянул ее к себе и крепко обнял обеих женщин.

— Софи, я хочу познакомить тебя с моей сестрой Джиной! — восторженно объявил он. — Ее приезд — неожиданность для меня, но я очень рад. А это моя подруга Софи, — обратился он к Джине.

×
×