Сицилийский ревнивец, стр. 17

Макс походя покусился на святая святых любой самодостаточной современной женщины и заслуживал строгого выговора. Однако Софи вовремя вспомнила, какова ее нынешняя роль в его жизни, и смиренно промолчала. Она лишь удалилась в ванную комнату и приняла прохладный душ. Одеваясь, Софи пришла к выводу, что настала пора разработать стратегию совместного с Максом пребывания. Учитывая его проницательность, искушенность и бескомпромиссность, Софи нуждалась в действенной защите. Единственная ниточка, за которую она могла дергать, — их постельные бдения.

В урочный час Софи появилась в обеденном зале в двубортном жакете цвета шалфейного листа и в подходящей по цвету облегающей юбке, чуть-чуть не доходящей до колен. Две легкие прядки волос, идущие от висков, она зафиксировала на затылке, прочие же свободно спадали на плечи и вдоль спины. Такая простая прическа, по ее мнению, должна была выгодно подчеркнуть изыски ее необычно яркого макияжа. Если добавить трехдюймовые шпильки, на которых она продефилировала к столу, весь ее вид кричал о неукротимой чувственности и дерзости.

— Рад, что ты стала прислушиваться к моему мнению. Выпьешь вина? — спросил Макс, оглядев Софи сверху донизу.

— Всегда счастлива угодить! — прибегла она к сарказму, чтобы скрыть свой гнев. — От вина не откажусь. Ты всегда обедаешь с таким пафосом? — спросила Софи, оглядев пышно сервированный стол.

— Почему нет, если я здесь? К сожалению, это случается не так часто.

— Если ты не возражаешь, в твое отсутствие я бы хотела питаться в более скромной обстановке, на кухне, например.

— Не возражаю, — ответствовал хозяин и предложил ей место за столом, когда Диего вносил первый поднос с яствами. Усаживая Софи, Макс был приятно удивлен отсутствием блузки под жакетом.

— Значит, ты уже спланировал мой досуг на сегодняшний день? — возобновила разговор Софи, когда обед завершался ароматным кофе.

— Я обещал тебе бриллианты взамен искусственных кристаллов. И намерен выполнить свое обещание. — С каждой минутой общения Макс ощущал неуловимые изменения, происходившие в голосе и тоне Софи.

— Бриллианты! Как я могла о них забыть? — Она резко встала из-за стола. — Стоит ли так спешить?

— Я привык все делать по плану и быстро. Сегодня мы идем к ювелиру, — решительно прекратил дискуссию Макс.

— Да, конечно, — нехотя согласилась Софи, поднимаясь из-за стола. А полчаса спустя они уже входили в ювелирный салон.

Сосредоточенным взглядом поверх очков ювелир оглядел новых посетителей и предложил им на выбор несколько изумительных гарнитуров из колье, серег и браслетов.

— Нравится? — спросил Макс.

— Очень, — ответила Софи в соответствии со своей новой стратегией выживания.

— Выбирай, — скомандовал Макс, не привыкший к длительным прогулкам по магазинам.

— Я предоставлю это тебе. В конце концов, платишь ты, — сощурила Софи зеленые глаза.

Макса постепенно начинала раздражать ее миротворческая тактика. Ему больше нравилось балансировать на грани скандала. И все же он без лишних слов выбрал усыпанный бриллиантами разных размеров комплект украшений, который буйством ослепительных отблесков напоминал водопад. Расплатился и, подхватив спутницу, покинул салон.

— Я раскусил вас, леди, — остановился он посреди дороги лицом к Софи и крепко сжал ее за локти. — Попрошу броситься в канал ради моего удовольствия, тоже скажешь «да»? Или, может, поцелуешь у всех на виду?

— Да, — рассмеялась она и, обвив его шею, поцеловала.

— Макс! Чем это вы здесь занимаетесь?

Макс и Софи обернулись на возглас. Перед ними стояла Джина, заставшая их за поцелуем.

— Доктор, леди стало плохо, и я сделал ей искусственное дыхание, — ответил, не размыкая объятий, Макс. — Не знал, что ты все еще в Венеции.

— Даже у докторов бывают каникулы. Мне тоже удивительно встретить тебя здесь, Но теперь я понимаю, что явилось причиной, — двусмысленно кивнула она в сторону Софи.

Та с легким недоумением посмотрела на маленькую смуглую Джину и сопровождавшую ее даму чуть постарше, сразу почувствовав себя не в своей тарелке.

— Ты, конечно же, знакома с Софи, — обратился Макс к сестре. — А ты, я полагаю, помнишь Джину, милая, — предположил он, повернувшись к Софи.

— Да, — не разочаровала девушка Макса. — Рада видеть вас снова. — Она адресовала Джине радушную улыбку.

— Я рада не меньше, — ответила Джина. — Познакомьтесь с моей подругой Розой. Мы гуляем по магазинам. Хотели зайти в кафе «У Флориана». А вы?

— У нас были схожие планы, но с магазинами покончено, — отчитался Макс.

— Не могу поверить в это, Софи. Как вам удалось заманить этого типа в магазины? — рассмеялась Джина. — Я думала, он безнадежен.

— Надежда умирает последней, — ответила банальностью сконфуженная Софи.

— Джина, мне кажется, ты смущаешь Софи и выставляешь меня в дурном свете, — призвал Макс сестру к порядку и покровительственно обхватил Софи за плечи.

— Тебе показалось. Но я рада, что ты становишься человеком, Макс, — продолжала веселиться Джина.

— Составите нам компанию за чашечкой кофе? — вступила в разговор Роза.

— Действительно, может быть, вы присоединитесь к нам? — поддержала ее Джина.

Покидая кофейню часом позже, Софи терялась в догадках о характере нынешних отношений между братом и сестрой. Мчась на катере по дороге домой, она по репликам восстанавливала их разговор. Софи не предполагала, что беседа примет такой непринужденный характер. Это были в основном бесконечные анекдоты про сыновей Розы, которые в ее рассказах представали как два маленьких террориста. Моментами ощущалась некоторая натянутость, но Джина и Макс общались между собой, как всегда, доверительно, но не более того.

— Роза забавная, а Джина очень милая, — вслух подумала Софи, когда они переступали порог дома.

— Тебя это удивляет? — возмутился Макс. — На мой взгляд, Джина всегда была такой.

— Пожалуй, что так. Ты ее лучше знаешь, — равнодушно согласилась Софи.

— Возможно, я чего-то недопонял? Давай без этих соглашательств. Хочешь что-то сказать, говори, — скомандовал Макс, взяв ее за подбородок.

— Все нормально, — отвернулась она.

— Тебе, наверное, хотелось бы отдохнуть перед ужином, — немного раздраженно проговорил Макс.

— Смотря что ты подразумеваешь под словом «отдых», — также нервно парировала она.

— Это твое, возьми. — Он протянул ей футляр с украшениями. — Я всегда держу слово. Посмотрим, держишь ли ты свое.

На следующее утро за завтраком Софи то и дело украдкой косилась на Макса. Прошедшую ночь он начал с того, что велел ее надеть новые драгоценности. Все, что последовало за этим, стало для Софи самым постыдным опытом в ее жизни. Она бы предпочла быть совершенно нагой, нежели щеголять в полученных таким образом бриллиантах.

— Я отбываю в фамильное поместье, — холодно уведомил он, когда они встали из-за стола после завтрака. — В мои нынешние обязанности входит управление сетью отелей. Смогу вернуться только в воскресенье вечером. Если соберешься выходить из дома, Диего должен сопровождать тебя. Одна не смей. Все ясно?

Прошло еще шесть недель.

Софи стояла перед зеркалом, критически оглядывая свое отражение. За время, проведенное в Венеции, она сильно изменилась. Ей казалось, что она стала более уверенной в себе и, может быть… более красивой.

Макс только час назад вернулся из недельной деловой поездки в Эквадор, а они уже собирались на благотворительный вечер и немного опаздывали.

Скорее обнажающее, чем скрывающее женские прелести вечернее платье от Версаче цвета смарагда, также зеленые туфельки из шелка и бриллиантовая флористика от Ван Клиф, украсившая мочки ушей и шею, изобличали в ней счастливицу содержанку. За последнее время «хозяин» и «рабыня» действительно «притерлись» друг к другу, и их отношения странным образом строились на, казалось бы, взаимоисключающих чувствах: любви и презрении.

Каждую ночь в Венеции он входил в ее спальню, и они вновь и вновь поднимались к вершинам чувственной любви. И как ни удивительно, но приобретенный опыт вовсе не вел к пресыщению, а наоборот, лишь усиливал их страсть и взаимную тягу.

×
×