Сицилийский ревнивец, стр. 15

Софи молча смирилась со своей участью и открыла дверь в изысканный, отделанный деревянными панелями вестибюль. Отворила ключом двери квартиры и прошла в прихожую, по привычке сбросив на ходу туфли.

— Никогда не подумал бы, что ты можешь жить в таком месте, — не удержался от комментария Макс, следуя за ней в гостиную, обставленную более чем скромно, но в высшей степени элегантно. — Но мне здесь нравится. Очаровательно, — признал он, оглядевшись.

Софи внутренне напряглась. Ее возмущала его надменная привычка всему давать оценки и тут же высказывать их вслух. Когда обживала эту квартиру, девушка меньше всего думала о том, понравится ли она незваным гостям вроде него. Она выбрала эту квартиру за высокие потолки и прекрасные дубовые полы. Камин седого мрамора и морской горизонт в окне наполняли ее ощущением домашнего покоя и мечтами о заморских далях, где она еще не бывала. Прочий декор служил лишь нейтральным дополнением к главным достоинствам интерьера. Акварельные тона мягко растекались по обивкам и драпировкам. Лаконичный дизайн диванов и кресел, идеально подобранный ковер и высокий, раскинувшийся по всей стене книжный шкаф красного дерева — все свидетельствовало о взыскательном вкусе хозяйки дома.

— Кофе или бокал вина?

— Вина, пожалуйста. Ваш английский кофе ужасен, — не удержался от очередного хлесткого комментария гость.

— Могу предложить только охлажденное южно-американское шардоне. Хотя не уверена, что это лучше, чем кофе, — сухо сказала Софи и скрылась из его поля зрения на своей кухне, не способная долее спокойно сносить, как этот самодовольный иностранец по-хозяйски развалился на ее диванчике и бесцеремонно шарит вокруг своим критическим взглядом.

Она повесила жакет на спинку соснового стула, достала бутылку из холодильника и два винных бокала из шкафчика. Глотнула вина и, представив его возможную реакцию на некондиционный напиток, поняла свою ошибку.

Осушив целый бокал, Софи решила немедленно потребовать у Макса, чтобы он ушел. И, поставив бутылку обратно в холодильник, направилась реализовывать свое намерение.

Войдя в гостиную, она резко поставила бокал вина перед ним, разбрызгав чуть не половину, и, чеканя слова, произнесла:

— Наслаждайся! Если этого мало, бутылка в холодильнике. Я упакую вещи и схожу к соседке. — Не глядя на реакцию своего гостя, она хотела скрыться за дверью спальни. Но тот, вероятно недовольный холодным приемом, не вставая с дивана, ухватил ее за руку и усадил рядом.

— Как невежливо! — упрекнул он Софи, которая несколько раз безуспешно пыталась вырваться из его тисков. — Нам некуда спешить. У тебя отличный дом. Впереди ночь отдыха и наслаждений.

Максу не потребовалось много времени, чтобы засунуть свои руки под ее хлопчатобумажный топ. Софи с тоской посмотрела на каминные часы и снова попыталась вырваться.

— Сейчас только шесть. До десяти я вполне успею собраться.

— Я польщен, что ты так спешишь в наше гнездышко, и очень рад, что ты на редкость одаренная блондинка. И очень не хочется тебя разочаровывать, однако ты не учла часовую разницу во времени.

— Все понятно. Ну что ж, тогда я постелю тебе на диване.

— Это ты так решила? — тоном, не предвещающим ничего хорошего, поинтересовался он и, замкнув объятье вокруг ее плеч, заглянул ей в глаза.

— У тебя нет пижамы, — не очень хорошо подумав, сказала Софи.

— Да, это серьезное упущение. Но я думаю, мы сможем найти выход. Мне уже случалось спать голышом в женских постелях, — самоуверенно вещал он, перебирая пряди ее волос. — Софи, прекрати вести себя так, как будто у тебя есть выбор. Я возьму тебя, где захочу и когда захочу.

— Только до тех пор, пока дом… — осеклась она, вспомнив свое недавнее решение. Вспомнив Тима.

— Ты хотела сказать, пока дом не будет продан? Он не будет продан никогда. Я убедил Найджела и Марго, что в этом нет необходимости.

— Да, вижу, ты обо всем позаботился. Однако твое время в моем собственном доме истекло. Переночевать можно в отеле.

— В отеле? Забавно. Ты боишься, что я найду следы пребывания твоего бывшего сожителя в твоей спальне?

— Что за глупость ты говоришь?

— Тогда чего ты так боишься?

— Меня здесь не было почти неделю. В холодильнике даже еды нет.

— Бедняжечка проголодалась? Уверен, поблизости обязательно есть ресторан. Не бойся, я не дам тебе умереть с голоду.

— Ты прав, — примирительно сказала она. — Допивай вино. Я приму душ и переоденусь. — Она протянула ему телевизионный пульт. — Отдыхай, смотри телевизор. Не скучай, — неожиданно игриво сказала она.

— Хотелось бы присоединиться к тебе в душе, — осторожно сказал Макс, заинтригованный ее переменой.

— Душевая кабинка слишком тесна для двоих, — удачно нашлась она, не оборачиваясь.

Оказавшись в ванной комнате, Софи разделась перед большим зеркалом и пристрастно оглядела свое обнаженное тело. С некоторых пор ей стало небезразлично, как она выглядит без одежды. Осознание унизительности собственной роли содержанки не противоречило столь естественному желанию нравиться привлекательному мужчине. Софи не знала способа примирить свое презрительное отношение к его принципам и поведению и болезненную жажду его поцелуев и ласк.

Софи быстро приняла душ, вытерлась, заплела косичку и облачилась в джинсы и свитер. Узкие и эластичные, они выгодно подчеркивали то, что она совсем недавно изучала в большом зеркале ванной комнаты. Вернувшись сорок минут спустя в гостиную, она застала Макса за работой. Он поднял на нее глаза:

— Потрясающие метаморфозы.

— Вовсе нет. Мой будничный домашний наряд. Но если роль любовницы предполагает особую форму одежды, скажи, — вызывающим тоном выпалила она.

— Совсем наоборот. Мне кажется, подобная роль предполагает скорее отсутствие всякой одежды, — намеренно позлил ее Макс, чувствуя, что ее агрессивность возрастает с каждой минутой.

С убранными в косичку волосами она напомнила ему девятнадцатилетнюю девчонку, которой он сделал семь лет назад предложение и которая хладнокровно бросила его в самый тяжелый период жизни. Он считал себя вправе злиться на нее. А для наказания выбрал весьма нестандартное средство — поцелуи и умопомрачительный секс. Отложив документы в сторону, он встал и направился к ней.

Сколь ни страшен был его взгляд, Софи понимала, что из собственного дома бежать некуда, и замерла в ожидании. Он поцеловал мятежную девушку, но, почувствовав ее нежные пальчики на своей шее, резко отстранился от нее.

— Где ванная? Хочу умыться, — сказал он, ошеломив ее выражением неподдельного раздражения.

— Налево по коридору, — обиженно пробормотала она.

Возвратившись в гостиную некоторое время спустя, Макс услышал звонкий смех Софи. Вероятно, она разговаривала по телефону, и настроение у нее было превосходное. Он застыл поодаль и прислушался.

— О, Сэм! Это просто невероятно! — обращалась она к своему собеседнику.

Макс шагнул в комнату, девушка повернула голову на звук, и улыбка моментально исчезла с ее лица.

— Я не могу больше разговаривать, но обещаю, что постараюсь вернуться вовремя. Хорошо? — Попрощавшись, она положила трубку.

— Очередной дружок? — небрежно спросил Макс, чувствуя, что его охватывает гнев. В его воображении тотчас выстроился легион ее любовников.

— По окончании университета мы целый год путешествовали вместе.

— Как трогательно.

— На самом деле это было потрясающе. — Софи обрадовалась возможности поддеть Макса. — Если ты готов, мы можем отправляться. Здесь неподалеку на побережье находится мой любимый ресторан с итальянской кухней. Хотя мультимиллионеры вроде тебя там появляются, прямо скажем, не часто, но кормят отлично.

— Не знал, что ты разбираешься в итальянской кухне, — сварливо произнес Макс.

— Не возражаешь, если я забегу по дороге к соседке? На пару слов, не больше, — вопреки огромному желанию нагрубить в ответ, мягко спросила она.

Они пробыли в ресторане до одиннадцати. Выходя из него, Софи чувствовала себя отдохнувшей и повеселевшей после трех бокалов отличного вина и плотного ужина.

×
×