Ангел во плоти, стр. 41

– Потому что у других не было возможности настолько хорошо меня рассмотреть.

– Не знаю, о чем вы говорите. Мужчина снова засмеялся:

– Конечно, о вас, menina. Для вас я был не просто бандит, но и мужчина. Для меня вы тоже были не просто очередной жертвой, но и женщиной, к тому же весьма обольстительной.

Лицо Анджелы вспыхнуло, когда она вспомнила, как он трогал ее груди.

– Убирайтесь отсюда, иначе я позову на помощь, и вас арестуют. О, лучше я пристрелю вас! Он сделал пару шагов в ее сторону.

– И вы сделаете это после того, как я, рискуя жизнью, добрался сюда, чтобы вернуть вам ваши драгоценности?

– Мои драгоценности? – Анджела с недоумением уставилась на мужчину.

– Почему бы вам не убрать эту маленькую пушку и не отойти от двери, сеньорита? Обещаю, что не прибегну ни к каким трюкам. – Видя, что Анджела не двигается с места, он хмыкнул:

– Вы все еще мне не доверяете'? Взгляните на комод, menina. Вы найдете на нем шкатулку с драгоценностями.

Анджела оторвала взгляд от мужчины и увидела на комоде знакомую обшитую черным бархатом шкатулку. Мгновенно обо всем позабыв, она бросилась к ней. Положив рядом пистолет, Анджела осторожно приподняла крышку. Все драгоценности были на месте – и камни, и бриллианты, и три подаренные Брэдфордом оправы. Не хватало лишь золотой монеты.

– Очень интересная игрушка, сеньорита.

Анджела резко обернулась и увидела, что грабитель стоит рядом с ней и, рассматривая, вертит в руках ее пистолет. Она замерла, сообразив, насколько безрассудно поступила. Сейчас она была беззащитна. Взглядом широко раскрытых глаз Анджела проводила пистолет, исчезнувший в кармане брюк мужчины. Она вдруг закричала, но мужчина обхватил ее и зажал ей рот рукой.

– Вы должны доверять мне, menina, у вас все равно нет выбора. Если вы станете кричать, помощь, конечно, придет. Но вряд ли вам будет по душе то, что произойдет затем. Здесь ваши драгоценности. Никто не поверит, что бандит возвратил их вам исключительно по доброте своей. Они наверняка примут вас за сообщницу, каковой я вас и представлю.

Он отнял руку от ее рта. Анджела не стала кричать, но глаза ее метали молнии.

– Так почему вы все-таки вернули драгоценности, – ледяным тоном спросила она.

– А почему бы и не вернуть?

– Вы могли бы заложить их и получить немалые деньги.

Он пожал плечами, все еще продолжая обнимать ее одной рукой.

– Слишком рискованно обращать драгоценности в деньги – можно попасться. Нет, мы обычно дарим бриллианты и прочее такое нашим подругам… В благодарность га их услуги.

Анджела вырвалась из объятий мужчины и отошла на пару шагов.

– И вы хотите получить услуги от меня?

– Если бы я попросил вас об этом, вы бы отказали?

Анджела резко повернулась и, уперев руки в бедра, яростно сверкнула глазами.

– Да! – выкрикнула она. – И потом, где моя золотая монета? Ее нет в шкатулке.

Мужчина, казалось, искренне удивился:

– Но я положил ее в карман зеленого жакета. Разве вы еще не обнаружили ее?

– Нет, я не…

Оборвав себя на полуслове, Анджела бросилась к гардеробу. Без труда найдя монету, она крепко сжала ее в кулаке. Гнев ее напрочь улетучился. Она обернулась, чтобы рассыпаться в благодарностях, но обнаружила, что ей некуда двинуться: мужчина уперся ладонями в гардероб, и она оказалась в кольце его рук.

– Со счастливым выражением лица вы становитесь еще более очаровательной, menina, – тихо сказал он, наклонившись к ней.

– Перестаньте меня так называть! – рассердилась она. – Я даже не знаю, что это значит!

Он добродушно рассмеялся, и Анджела заметила, как он красив. Кожа выбритого лица была гладкой и чистой. Веселые искорки плясали в его глазах. И хотя он был грабителем, он не выглядел жестоким.

– Откуда вы знали, что это именно мои драгоценности и куда положить монету? – спросила Анджела, – Кольца и другие драгоценности находились вместе с оправами для золотой монеты, которой вы так дорожите, – спокойно объяснил он. И, не отводя от нее глаз, добавил:

– Я пришел к выводу, что одной встречи для нас с вами слишком мало.

– Что ж, а сейчас, когда вы меня повидали и вернули мне драгоценности, не следует ли вам удалиться? Должна сказать, что было сумасшествием с вашей стороны приходить сюда.

Его брови разочарованно поднялись, как у какого-нибудь мальчишки.

– И это вся благодарность?

" – Я благодарю вас за то, что вы вернули мне драгоценности… Но ведь из-за вас я вынуждена была искать работу и прервать свое путешествие. За это я тоже должна вас благодарить?

– Ах, сколько горечи на этом очаровательном личике! – Он дотронулся пальцем до ее щеки. – Но ведь вам, так или иначе, придется в конце концов искать работу, когда иссякнут деньги и уйдут драгоценности. Ведь я прав?

– Почему вы так считаете? – спросила Анджела, не в силах скрыть удивления.

– Если бы был человек, от которого вы надеялись получить помощь, menina, вы бы не торчали здесь, – ответил мужчина. – Поэтому я заключаю, что у вас никого нет.

– Вы заблуждаетесь, сеньор. У меня имеются весьма влиятельные друзья, – возразила она. – Но я не желаю их обременять.

– Возможно, вы говорите правду, возможно, нет. – Рассуждая, он вплотную приблизил к ней лицо. – Но разве это меняет дело? Теперь вы сможете продолжить путешествие;.. Только скажите, menina, куда вы едете, чтобы я снова смог вас отыскать…

Анджела не успела ответить, потому что его губы прижались к ее губам. Несмотря на владевший ею гнев, она тем не менее почувствовала, что на нее накатывает волна страсти. Его руки впились ей в плечи, а поцелуй буквально обжег ее, Анджела больше не думала. Она отдавалась.

Анджела не помнила, как он донес ее до кровати. Просто затем она обнаружила, что лежит рядом с черноволосым незнакомцем. Не было ничего другого, кроме его сладостных прикосновений. Когда его руки расстегнули лиф ее платья, а губы коснулись ее грудей, она не смогла сдержать восклицания.

– Брэдфорд! Я люблю тебя… люблю, Брэдфорд!

Открыв глаза, она встретила холодный гневный взгляд.

– Прости, – выдохнула Анджела, и это было единственное, что она смогла произнести.

– За что? – резко спросил мужчина. – За то, что ты ввела меня в заблуждение? Или за то, что я не Брэдфорд?

– Ты не понимаешь…

– Я все понимаю, – оборвал он ее. Его пальцы крепко сжали ей плечи. – Я могу и сейчас взять тебя, menina. Даже если ты мечтаешь о ком-то другом, я смогу заставить тебя позабыть О нем.

– Не надо! – взмолилась Анджела. Слезы брызнули из ее глаз. – Прошу, не надо!

– Почему? – строго спросил он. – Почему? Ты показала, что хочешь меня… Как и я тебя.

Анджела рыдала, не понимая сама, что было причиной ее слез – страх или сожаление.

– Но я люблю другого!.. Или любила! Он был моим единственным!.. Даже если больше ничего не будет, он навсегда останется единственным!

Мужчина энергично выругался по-испански и слез с кровати. Стоя над Анджелой и глядя на ее залитое слезами лицо, он хрипло сказал.

– Ты права, сеньорита. Я кое-чего не понимаю. – Вынув из кармана пистолет, он бросил его на кровать. – Когда я люблю женщину, она должна быть со мной, а не с человеком из своего прошлого. Оставляю тебя с твоими воспоминаниями и желаю получить от этого удовольствие… Если, конечно, сможешь… Adios [5].

Глава 38

Анджеле не потребовалось много времени на сборы. Вскоре в голубом дорожном платье и такого же цвета парчовом жакете она сидела на станции в ожидании дилижанса. Вместе с ней томились ожиданием трое мужчин в темных костюмах и котелках, выглядевших в подобном наряде довольно комично в этой полуцивилизованной стране.

Когда к Анджеле подошел и сел рядом высокий темноволосый мужчина, она тут же встала. Однако мужчина поднялся одновременно с ней и, придерживая ее за локоть, сказал:

вернуться

5

Прощай (исп.).

×
×