Ангел во плоти, стр. 12

– Она приказала мне.

– А потом сказала, что он недостаточно сладкий?

– Да.

– Господи, что эта женщина выдумала! Побудь здесь, мисси! И ничего не делай. Просто посмотри, как Тильда готовит пирог с персиками. Я отнесу миссис Кристал лимонад. А ты подожди здесь минут десять, а потом приходи в кабинет хозяина Джекоба. Он хочет побеседовать с тобой.

Через десять минут Ханна открыла дверь, и Анджела с трепетом вошла в кабинет Джекоба Мейтленда. Окна просторной комнаты выходили на задний двор, и она была ярко освещена лучами заходящего солнца. Одну из стен от пола до потолка занимали стеллажи с книгами. Вдоль второй стены на деревянных подставках стояли скульптурные изображения голов животных, над ними висели охотничьи ружья и картины, изображающие диких мустангов и степные просторы. Темно-коричневые шторы доходили до пола; мебель была обита черной кожей. Поистине это был кабинет мужчины.

– Ханна, скажи всем, чтобы подождали в столовой. Я задержусь на несколько минут, – распорядился Джекоб.

– Да, сэр, – ответила Ханна, закрывая дверь. На ее губах блуждала понимающая улыбка.

Джекоб вышел из-за письменного стола и подвел Анджелу к дивану.

– Дорогая девочка, произошло нечто, мне не вполне понятное, и я надеюсь, что ты мне поможешь во всем разобраться.

– Я буду рада помочь вам, сэр, – с готовностью откликнулась Анджела.

– Ханна рассказала мне, что ты пришла за стаканом лимонада, а затем через несколько минут вернулась, чтобы сделать его слаще. Это верно?

– Да, сэр.

– И лимонад предназначался моей снохе?

– Да, сэр.

– Она попросила тебя принести лимонад или заставила? – продолжал допытываться Джекоб.

– Это не имеет большого значения, сэр, – ответила Анджела.

– И все же?

– Ну, насколько я помню, она приказала мне, – кротко промолвила Анджела. – В этом нет ничего страшного.

– Но почему ты сделала это?

– Почему сделала? Да, я знаю, вы велели мне отдыхать, и я пыталась выполнить ваше приказание. Но я не привыкла отдыхать, сэр. Я должна что-то делать и поэтому спустилась вниз, чтобы узнать, не требуется ли моя помощь. Я стала протирать мебель, и тогда миссис Кристал приказала мне принести лимонад. Вы мне пока не сказали о моих обязанностях, но мне подумалось, что не будет большой беды, если я начну работать. Простите меня. Мистер Мейтленд, если я рассердила вас.

– Ну что мне с тобой делать… Анджела? – рассмеялся Джекоб. – Еще один вопрос: моя сноха обращалась с тобой как с прислугой?

– Она не говорила об этом, когда беседовала с братом обо мне. Но это и так ясно. Наверно, вы сказали своей семье, зачем привезли меня сюда.

– Да, я сказал, – " – сказал он со вздохом. – Но, должно быть, я объяснил все не очень внятно… Пошли, мы сейчас будем обедать.

– Вы хотите, чтобы я накрыла стол?

– Нет, ты будешь обедать со всеми членами семьи, – терпеливо объяснил ей Джекоб.

– Но… я не могу! – встревожилась Анджела. – Им это не понравится!

– Я глава этого дома, Анджела. В моей семье могут быть упрямые и испорченные люди, но мое слово – закон! И, кажется, мы договорились, что ты будешь называть меня Джекоб, – с мягкой улыбкой сказал он.

Когда Джекоб и Анджела появились в дверях столовой, глаза всех присутствующих обратились к ним. Анджела почувствовала, как у нее вспотели ладони. Она не понимала, что происходит. Почему Джекоб настаивает, чтобы она сегодня обедала с ними? Это вызовет недовольство. Она уже чувствовала его – и именно из-за того, что Джекоб решил привести ее вместе с собой в столовую.

– У нас будет еще один гость, отец? Этот вопрос задал Закари Мейтленд. Анджела никогда раньше не видела его, но признать в нем сына Джекоба было нетрудно из-за удивительного сходства с отцом. Он напомнил ей Брэдфорда, правда, глаза у него были светло-зеленые.

– Почему ты спрашиваешь?

– На столе лишний прибор, – пояснила Кристал.

– Это прибор для Анджелы, – ответил Джекоб и по очереди внимательно посмотрел на каждого из присутствующих, чтобы определить их реакцию.

– Вы не можете позволить ей есть вместе с нами только потому, что она белая! – возмущенно воскликнула Кристал. – Это просто нелепо!

– Да, это абсурдно, – поддержал ее Закари. – Что подумают другие слуги!

– Довольно! – оборвал его Джекоб. Это было сказано столь решительным тоном, что в комнате мгновенно воцарилась тишина.

– Я намерен все объяснить вам, – проговорил Джекоб уже более спокойно. – Но прежде, Роберт, мой мальчик, уступи Анджеле свое место. Я хочу, чтобы она сидела рядом со мной.

Роберт считал Джекоба Мейтленда своим вторым отцом. Он считал так уже двенадцать лет – с того времени, когда близко сошелся с Закари. Молодой человек без единого слова выполнил просьбу Джекоба.

– Кажется, ты зашел слишком далеко, отец. Интересно, с чем еще мы должны смириться?

– Вы смиритесь со всеми моими желаниями, мой дорогой. Надеюсь, они все еще являются законом в этом доме.

Джекоб подвел Анджелу к стулу и слегка подтолкнул ее, побуждая сесть, затем занял свое место во главе стола. Анджела сидела ни жива ни мертва, с опущенными глазами.

– Теперь мне остается досказать совсем немного, – продолжил Джекоб ровным, спокойным голосом. – Я уже говорил вам, что один из моих арендаторов умер, оставив дочь сиротой. Я сказал также, что чувствую себя ответственным за Анджелу Шеррингтон, поскольку знал ее отца все эти годы, и что намерен пригласить ее жить в «Золотые дубы». Тоже самое я сказал и Анджеле. Какого дьявола все вы, в том числе и сама Анджела, пришли к заключению, что я пригласил се в качестве прислуги?

– Ты хочешь сказать, что она не будет прислугой? – недоверчиво спросил Закари.

– Определенно нет!

– О Боже! Значит, Робби был прав! – воскликнула Кристал. – И вы осмелились привести сюда любовницу и усадить ее рядом с нами?

– Ради Бога! – поднял голос Джекоб. Глаза его гневно сверкнули. – Откуда ты взяла этот бред? Если бы я имел дерзость пригласить любовницу в свой дом, у меня хватило бы мужества сказать вам об этом. И коль уж вы коснулись этого деликатного вопроса, скажу вам, что у меня есть любовница, которая живет со всем комфортом в городе. Это милая вдовушка тридцати с лишним лет, не желающая вторично выходить замуж, хотя я и делал ей предложение. И я не такой греховодник, чтобы совращать девочку в возрасте Анджелы!

– Тогда зачем вы привезли ее сюда? – с вызовом спросила Кристал. Джекоб вздохнул.

– Анджела должна стать членом нашей семьи, и к ней следует относиться соответствующим образом.

– Ты это серьезно? – засмеялся Закари, – Никогда в жизни не был более серьезным. Я знаю Анджелу с момента ее рождения и всегда старался проявлять заботу о ней. Я испытываю к ней отцовские чувства, и, если она позволит, хотел бы статьей отцом… Хотел бы заменить ей отца, которого она потеряла.

Анджела почувствовала, что к ее глазам подступают слезы. Все вопросы, которые ей хотелось задать, были заданы Кристал и Закари, и ответы на них получены. Неужели и в самом деле это возможно? За что судьба проявила к ней такую благосклонность?

– Анджела, прости, что не сказал тебе всего этого в кабинете, но я хотел сказать об этом только один раз, – ласково проговорил Джекоб. – И еще я сожалею, что не дал исчерпывающих объяснений, когда разговаривал с тобой после похорон. Но сейчас, когда ты их выслушала, согласна ли ты?

– Глупо отказываться от вашего любезного предложения, мистер Мейтленд… то есть Джекоб, – поправилась она на ходу.

– Великолепно! – Он оглядел сидящих за столом, словно выжидая, не появится ли у кого-нибудь из них дополнительных вопросов, затем, улыбнувшись, зычно выкрикнул:

– Тильда, распорядись, чтобы подавали на стол!

Глава 10

Ночь казалась бесконечно длинной, потому что Анджела долго не могла заснуть. Она снова и снова возвращалась в мыслях к каждому слову, сказанному в столовой.

×
×