Возмездие, стр. 58

— Надеешься убедить Совет в существовании Жнецов?

— Но ведь ты видела данные эксперимента. И сама мне говорила…

— Это все предположения, — поправила она. — Та технология, что находится внутри у Грейсона, может быть, и в самом деле создана Жнецами, но применял-то ее «Цербер». И нет никакой возможности определить, кто или что контролировало Грейсона. И никаких доказательств. Вероятно, во всем обвинят одного Призрака.

— Даже если я не сумею убедить Совет прислушаться к моим словам, есть и другие люди, и не только в Альянсе. Мы не должны отказываться ни от кого, ни от чего, что поможет нам остановить Жнецов.

— Ты хочешь получить от меня разрешение на вскрытие, — тихо произнесла Кали, догадавшись, чего он добивается. — Хочешь разрезать его на части и посмотреть, что там внутри.

— Но ведь это же совсем не то, чем занимался «Цербер», — возразил Андерсон. — И я не собираюсь оправдывать их действия, но в одном они нравы: Жнецы скоро будут здесь, и мы обязаны знать, как бороться с ними. Я обещаю, что с телом Грейсона будут обращаться уважительно, — поклялся он. — Но это действительно нужно.

— Я понимаю, — едва слышно прошептала она.

— Это еще не все, — продолжил Андерсон. — Я хочу, чтоб ты полетела со мной. Ты одна из лучших ученых в Альянсе. Если мы надеемся понять, что сделали Жнецы, нам не обойтись без тебя. — Он помолчал, как бы подчеркивая важность того, что собирается сказать дальше, и прибавил: — Мне без тебя не обойтись.

— Ты просишь, чтобы я оставила проект «Восхождение»?

— Я понимаю, как дороги тебе эти дети. И знаю, что ты здесь занимаешься важной работой. Но наше дело все-таки важнее.

Она ненадолго задумалась, а потом кивнула, принимая предложение.

— Наверное, Грейсон захотел бы, чтобы я это сделала.

— Главное, чтобы ты сама этого хотела, — уточнил Андерсон. — И не для того, чтобы заглаживать вину.

— Нет, здесь совсем другое, — не согласилась она. — Мне кажется, разговаривая с Грейсоном, я на самом деле общалась со Жнецами. И они говорили о каком-то цикле, о неизбежности нашего вымирания. Я не могу оставаться в стороне и позволить этому случиться.

— Я так рад, — сказал Дэвид, взял ее за руки и привлек к себе. — Я не хочу потерять тебя снова.

Он обнял ее, чуть наклонился и поцеловал в губы.

— Только бы Ник нас здесь не застал, — улыбнулась Кали, когда они наконец оторвались друг от друга. — А то он размажет тебя тонким слоем по всей станции.

ЭПИЛОГ

Призрак сидел в кресле и смотрел в иллюминатор на сверкающую голубую звезду, возле которой он разместил свою станцию. Великолепное, поистине неописуемое зрелище, как нельзя лучше подходящее в качестве фона для предстоящего разговора.

Время от времени он прикладывался к стакану виски со льдом, зажатому в правой руке, и затягивался сигаретой, которую держал в левой. Призрак размышлял о том, что рассказал ему Кай Лэнг, о том, насколько это важно как для человечества в целом, так и для «Цербера».

Если он не ошибся в характере Дэвида Андерсона, адмирал не сможет просто забыть об этой истории. Наконец-то кто-то еще, кроме «Цербера», займется проблемой Жнецов. Но и сам Призрак не собирается отсиживаться в сторонке.

Сотрудничать с Андерсоном напрямую вряд ли получится. Во всяком случае, в обозримом будущем. Да и не может Призрак заниматься исключительно этим вопросом. Но пока он восстанавливает свою павшую империю, хотелось бы верить, что его дело будет продолжено.

И в первую очередь нужно уладить конфликт с Арией Т'Лоак. Он не может позволить себе еще одну войну. К тому же у Арии есть кое-что очень важное для него.

Призрак докурил сигарету и уже принялся за следующую, когда послышался тихий сигнал вызова. Он повернулся в кресле к голопроектору.

— Соединить, — скомандовал он.

Мерцающее трехмерное изображение Королевы Пиратов возникло в центре кабинета. Ария в одиночестве сидела в той самой комнате, из которой вела и прежние переговоры.

— Я недовольна вами, — сразу перешла она к делу, пренебрегая условностями. — Почему вы не сказали мне, во что превратился Грейсон?

— Я не думал, что это настолько важно, чтобы помешать вам расправиться с Грейсоном, — не принял упреков Призрак. — Но вы решили нарушить условия сделки.

— Я слышала, у вас тоже были неприятности, — резко переменила она тему разговора, явно намереваясь смутить собеседника.

— Слухи о моей смерти несколько преувеличены, — позаимствовал он высказывание одного из самых известных литераторов прошлого.

— Из-за вас я потеряла много людей, — продолжала наседать Ария. — Такие вещи я обычно не прощаю.

— Война не нужна никому из нас, — возразил он. — Надеюсь, вы и сами это понимаете.

— Поэтому вы и связались со мной? Предлагаете заключить мир?

— Я предлагаю новую сделку.

Она рассмеялась:

— Вы думаете, я соглашусь иметь с вами дело после того, как все обернулось?

— На этот раз вам даже не придется ничего делать. Никакого риска, только выгода. От такого предложения невозможно отказаться.

— Я слушаю.

— Мне нужны результаты экспериментов, проводившихся на той станции, что вы захватили у турианцев.

— Если не ошибаюсь, раньше она принадлежала вам? А вы просто использовали меня, чтобы отомстить.

— Мне кажется, мы оба друг друга использовали. Так как насчет этих данных?

— А почему я должна вернуть их вам? Может быть, они мне самой пригодятся.

— В таком случае, оставьте оригинал себе, а мне вышлите копии.

— Это ведь те самые эксперименты, о которых я подумала? — поинтересовалась Ария.

— Я не способен определить, о чем вы думаете, — уклонился от ответа Призрак.

— И каковы ваши условия?

— Вы пересылаете мне материалы, а я плачу вам три миллиона. Один — авансом. Еще два — после получения данных.

— Три миллиона, и оригинал остается у меня?

— Да, мне нужны только сами данные, — подтвердил Призрак. — Но я сразу пойму, если вы решите что-то припрятать. Хотите получить деньги, присылайте все материалы полностью.

— Неужели вы действительно во все это верите? — удивилась Ария. — Какие-то Жнецы, несущие гибель всей Галактике… Вам не кажется что это параноидальный бред?

— Даже если это просто слухи, я не могу от них отмахнуться.

— Хорошо, я вышлю ваши данные, — согласилась Ария. — Вы получите их завтра.

— Тогда я сегодня же ночью переведу аванс на ваш счет. Реквизиты не изменились?

— Нет, — кокетливо улыбнулась она. — В отличие от вас, мне не от кого скрываться.

Не дожидаясь ответа, Ария отключилась, и Призрак невольно усмехнулся, забавляясь тем, насколько важно для нее сохранить за собой последнее слово.

Он повернулся к иллюминатору, взял новую сигарету и выкурил ее почти до середины, когда в кабинет вошла ассистентка, наполнила его стакан и снова исчезла.

Призрак смаковал виски мелкими глотками, затягивался сигаретой и смотрел в иллюминатор, переводя взгляд с сияющей голубой звезды на холодный черный занавес позади нее. Одна и та же мысль снова и снова пробегала в его мозгу:

«Жнецы пока далеко отсюда. Но они скоро придут».