Она была непредсказуема..., стр. 26

— У меня нет никакой любовницы, — очень серьезно ответил он. — Неужели ты допускаешь, что я мог бы лгать тебе? Жаклин просто хотела причинить тебе боль. Она не привыкла проигрывать и хотела взять реванш.

— Наверное. — Чарити кивнула, выругав себя последними словами за идиотскую доверчивость, едва не доведшую до беды. — И, тем не менее, я перед ней действительно виновата.

— Ты? — Жерар поперхнулся кофе. — С какой стати?

— Ну, она тебя любит, а ты опять переспал со мной!

Он поморщился.

— Что за вульгарные выражения? Мне казалось, мы занимались любовью.

— Это была не любовь! — взорвалась Чарити. — Не смей употреблять это слово! Мы занимались сексом! Точно так же, как на прошлой неделе. А п-потом, — заикаясь от волнения, крикнула она, — ты ушел! Опять ушел, и я почувствовала себя опозоренной! — Чарити уронила голову на руки и глухо закончила? — Ты унизил меня, как и на прошлой неделе.

— Чарити, — Жерар тяжело вздохнул, — поверь, я не хотел причинить тебе боль. Я привык так поступать. Мне и в голову не пришло, что я могу этим тебя обидеть!

— То есть… ты всегда так ведешь себя с женщинами?

— Да, — помолчав, ответил Жерар. — Я всегда ухожу сразу же после того, как все закончено.

Чарити вздрогнула. Значит, я для него не больше, чем очередная женщина. Он не испытывает ко мне ничего такого, что заставило бы изменить привычкам. Видимо, мадам де Вантомм была права — покойная жена навсегда останется единственной женщиной в жизни Жерара. Вот почему он так презирал себя за то, что изменил своей Лоре, поддавшись желанию обладать Чарити Уилкс!

— Убирайся к черту! — прошептала Чарити, вскакивая на ноги.

Не помня себя от отчаяния, она выскочила за дверь и понеслась по коридору. Заливаясь слезами, влетела в спальню, рухнула на постель и громко разрыдалась.

— Чарити… — раздался над ней испуганный голос Жерара.

— Убирайся к черту! — крикнула она, содрогаясь от рыданий.

— Ради бога перестань! — умоляюще прошептал Жерар, и Чарити невольно открыла глаза, потрясенная болью и растерянностью, звучащими в его голосе. Не говоря ни слова, Жерар подхватил ее на руки и крепко прижал к груди. — Ну хватит, хватит, — зашептал он, укачивая ее, будто малого ребенка. — Сколько же ты будешь плакать?

— Пусти! — взмолилась Чарити, безуспешно пытаясь вырваться. — Пожалуйста, пусти меня!

Вместо ответа он принялся целовать ее мокрые голубые глаза и соленые щеки. Все еще всхлипывая, Чарити обхватила его за шею и нетерпеливо подставила распухшие губы. Жерар хрипло рассмеялся и закрыл их поцелуем.

— Плакса, — нежно шепнул он. — Стыдись! Ты плачешь гораздо чаще, чем Полин.

Чарити зажмурилась, успев подумать, что, похоже, Жерар опять не оставил ей выхода. На губах его чувствовался соленый привкус ее слез, это придавало поцелую какую-то мучительную сладость. Желание проснулось так быстро, что Чарити даже не успела удивиться. Жерар сдернул с нее полотенце, и она торопливо увлекла его на постель. Тело Чарити послушно плавилось в умелых руках Жерара, подчиняясь заданному им ритму.

— Жерар! — закричала Чарити, и он зарычал от удовольствия.

Никогда прежде он не брал ее так яростно и самозабвенно, как в этот раз. Содрогаясь от его неистовых толчков, Чарити громко стонала, а когда ослепительное блаженство затопило ее, забилась в сладких судорогах оргазма.

Когда она открыла глаза, то поразилась наступившей тишине. Жерар, видимо, снова ушел к себе, грустно подумала Чарити, поворачиваясь на бок.

— Я здесь, — раздался совсем рядом такой знакомый хриплый голос.

— Почему ты не ушел? — не веря своему счастью, прошептала Чарити.

— Ты открыла мне глаза, — просто ответил Жерар. — Я слишком привык к одиночеству. Мне казалось недостойной слабостью обнаруживать свои чувства. Но появилась ты — и не оставила от моей обороны камня на камне. Я так хочу тебя, Чарити! — Он нашел в темноте ее руку и поднес к губам. — Я хочу остаться с тобой, и, будь я проклят, если когда-нибудь смогу тебя покинуть!

Горячие слезы брызнули из глаз Чарити, но теперь она не стыдилась их.

— Почему ты молчишь? — спросил Жерар.

Что она могла сказать? Что безумно влюблена и безмерно счастлива? Но разве Жерар признался ей в любви? Нет, он говорил только о желании. Кто знает, насколько прочным может оказаться союз, основанный на такой зыбкой основе, как безмерная любовь женщины и животная страсть мужчины? Как долго фиктивная миссис де Вантомм сможет удержать возле себя господина де Вантомма? Но когда будущее туманно, приходится сильнее ценить настоящее!

— Хочу в постель, — промурлыкала Чарити. — К тебе, — уточнила она, сполна насладившись недоумением Жерара. — Хочу спать с тобой всю ночь и проснуться в одной постели!

— И это все?

— Не знаю, — честно призналась Чарити. — А ты чего хочешь?

— Тебя, — просто ответил Жерар.

17

Никому не дано постичь природу смерти, грустно думала Чарити, когда они с Жераром вернулись с похорон мадам де Вантомм. Порой она отдаляет людей друг от друга, безжалостно разрушая казавшуюся незыблемой привязанность, а временами совершенно неожиданно сближает непримиримых противников.

После смерти отца Чарити с матерью растеряли всех друзей, которых знали на протяжении многих лет. Зато сегодня, стоило Чарити увидеть, как холодная неприступная Жаклин отчаянно разрыдалась, упав на гроб Анны де Вантомм, от былой неприязни к коварной интриганке не осталось и следа. Не помня себя, Чарити подбежала к безутешной красавице, крепко обняла ее — и они дружно расплакались, не стыдясь своих слез.

— Ты была очень добра к Жаклин, — заметил Жерар, развязывая черный галстук. — Простила ее?

— Ну конечно! — горячо заверила Чарити. — Я и не знала, что она была так привязана к бабушке.

— Жаклин много лет была членом нашей семьи, — серьезно пояснил Жерар. — Мы все любили и любим ее, хотя порой это бывает непросто.

— А почему тебя хотели на ней женить? Чтобы ты продолжал заботиться о ней?

— После смерти моего брата она унаследовала большой капитал и солидную недвижимость. Было бы логично сохранить это имущество во владении семьи. Де Вантоммы не любят распылять свою империю, — объяснил Жерар, возясь с непослушными запонками.

— Ты невыносимо циничен! — Чарити поморщилась, с обожанием глядя на его смуглое лицо. Как все-таки хорошо, что он никогда не был влюблен в свою прекрасную невестку! — Но она-то наверняка думала не о капитале, а о тебе! Иначе зачем ей выходить за тебя замуж?

— Жаклин никогда не любила меня, — отрезал Жерар. — Сомневаюсь, что она вообще любила кого-нибудь, кроме себя. Даже своего мужа. Просто она хорошо умеет считать и знает, какие выгоды сулит брак со мной. Шутка ли, вновь получить доступ к богатствам де Вантоммов!

— Ты невозможен! Молчи, пока я не рассердилась, — пригрозила Чарити.

— У тебя еще есть время заняться моим воспитанием.

И Жерар поцеловал ее, давая понять, что разговор окончен.

Чарити со вздохом уступила. Единственным, что омрачало безмятежное счастье этих дней, было пугающее ощущение, что она стремительно теряет голову, все сильнее влюбляясь в Жерара. Ей становилось все труднее скрывать свои чувства. Попробуй держаться корректно, когда и минута, проведенная вдали от любимого, кажется вечностью!

Последующие несколько недель после похорон превратились для Чарити в непрекращающийся праздник. Теперь у них с Жераром была одна спальня на двоих. И одна на двоих жизнь. Они делили постель. Они проводили вместе ночи и почти не расставались днем. Все было так прекрасно, что Чарити порой с замиранием сердца думала о том, что их брак, пожалуй, самый что ни на есть настоящий. Впрочем, она суеверно гнала эти мысли, боясь сглазить свое счастье.

Когда ей, наконец, сняли гипс, она отпраздновала это событие грандиозным прыжком в бассейн. С разбегу и в одежде. С хохотом вынырнула, призывно помахала рукой снисходительно улыбавшемуся Жерару. Ну что поделать, если Чарити уже давно мечтала совершить на его глазах какое-нибудь маленькое безумство?