А обещали сказку…, стр. 18

— Хочу корзинку.

— Потерпи.

— Мне неудобно.

— Я знаю.

— А что ты делаешь?

— Ну… ты не знаешь какого-нибудь заклинания от мозолей?

— Гы-гы.

— Мурз!

— Ну знаю.

— Какое?

— Страшное. Мне понадобится литр твоей крови, свет полной луны, цветок сароса и…

— Так. Все. Я поняла.

— Понял, — поправляет меня.

— А?

— Ты парень. Прекрати говорить о себе в женском роде, тебе не идет.

— Язва.

Молчание.

— Хочу корзинку.

Мурза пришлось вернуть Хорту. (Я им в него кинула. Охотник, повстречавшийся сразу и с котом, и с веткой, обещал в следующий раз дать в глаз.)

Ну и пусть. Блин, как зад-то болит.

Ехали долго. Полдня.

Светило солнце, пели птицы. Где-то журчали тихие ручьи, вкрадываясь в шелест листвы и прочие звуки жизни. Я немного расслабилась, подставляя лицо пробивающимся сквозь кроны лучам солнца и щуря глаза. В принципе… не так уж и плох этот лес. Сейчас еще что-нибудь бы от мозолей придумать, и можно вообще немного подремать.

Заклинание долго не получалось: то сила не откликалась, задремав в глубине сознания, то я на что-то отвлекалась. Но я не сдавалась, и в итоге боль начала сходить на нет, а мягкое покачивание скорее убаюкивало, чем причиняло неудобство.

Мимо по ветке пробежала белка. Занятая лечением боков лошади, я задумчиво проследила за ней взглядом. Хм… хорошо бы еще и поймать что-нибудь на ужин. Хотя… судя по седельным сумкам, Хорт вроде бы позаботился о запасе провианта. Надо уточнить.

— Охотник!

Поворот головы, прищур глаз, вопрос в глубине. Выпрямляюсь, стараясь смотреться мужественно и развязно.

— Гхм. Я бы мог… подстрелить че-нить на ужин. Ты как?

— Чем?

Не сразу улавливаю смысл вопроса, занятый тем, чтобы красиво болтать правой ногой и одновременно пригнуться под толстой веткой.

— Чем? Ну магией. Я ж колдун! Вот. И… и могу че-нить жахнуть.

— Жахнуть? — приподнимая бровь.

— Ну… жахнуть, отхренарить, замочить, тюкнуть. — Голос становится все менее уверенным.

— Ладно. Жахни.

И он снова отворачивается, теряя ко мне интерес.

— Вирх, ты чего там жахнуть решил? — Мурз, свешиваясь через край корзинки и стараясь увидеть меня.

— Да так, — соображая, как именно и кого сейчас буду «жахать».

Охота — это ведь вроде бы по-мужски? Во-от, сейчас я докажу этой ледышке, что тоже не промах. Так… Гм… Хм…

Хорошо бы медведя. Или тигра. А тут есть тигры? Впрочем, сгодится и кабан.

Значится, так.

Сначала нужно зверя приманить. Потом как-нибудь красиво загасить, чтобы вампир впечатлился, ну и… О! Придумал! Кабан, значит, такой выбегает, я ему засвечиваю заклинанием в лоб. Итог: мгновенная смерть и разделывание в полете. А что? Эффектно. По-мужски. Осталось придумать заклинание. А может, так?

Хрипло дышу. Поднимаю голову и вижу уже исчезающий впереди круп лошади Хорта. Ударив пятками по бокам, догоняю его, прижавшись к гриве и оглядываясь по сторонам.

Странно… я же точно что-то наколдовала. А где добыча?

Догнав, тяну за поводья, чуть не поставив лошадь на дыбы, ругаясь при этом сквозь зубы. Хоть бы какая белочка пробежала, что ли, а то чувствую себя, как полная дура. Колдовала, колдовала, и все зря.

Громкий рев отвлек меня от самобичевания. Подняв голову, удивленно смотрю на огромного медведя, вырвавшегося на тропу перед лошадью Хорта. Грозный хриплый вой из раззявленной вонючей пасти и растопыренные когти бегущего вперед монстра впечатляли.

Охотник натянул поводья, вытащив меч и крикнув мне, чтобы сдала назад.

— Не бойся! Он замагичен. Это наша добыча, сейчас сам сдохнет! — успеваю крикнуть — счастливый и гордый.

Хорт не отвечает, привстав в седле и сжимая одной рукой поводья, а второй — эфес меча.

Медведь подпрыгивает, растопыривает лапы, ревет так, что глохну, и… разлетается на кусочки прямо перед скакнувшей вперед лошадью с охотником.

Окровавленный, заляпанный внутренностями и с мечом в вытянутой руке… Хорт представлял собой незабываемое зрелище. Он еще и в стременах привстал, согнув ноги в коленях.

Надрывно кашляю в кулак, сотрясаясь всем телом и стараясь не смотреть в его сторону.

Из-под ошметков в корзинке выбирается Мурз, мрачно оглядываясь и отплевываясь от мяса. Смотрит на меня.

— Вирх.

— А? — сквозь слезы.

— Ну ты ка-азе-ел, — с чувством.

Ухмыляюсь и спрыгиваю с коня. А кто спорит?

Глава 14

Еду вслед за охотником. Над Хортом и Мурзом роятся тучи мух, комаров и прочих насекомых. Еще бы. Такой запах.

Вампир сказал Мурзу, что через час будет водоем, там и отмоются. Я, кстати, предлагал почистить их магией, но меня красиво послали.

Ну и ладно. Пусть мучаются, если так хочется.

Котенок при этом громко (чтобы я слышал) рассказывал Хорту о детстве Вирха и жутком характере хозяина. К примеру, Мурза не раз:

— запускали с порванным парашютом с крыши замка;

— забывали в случайно найденном тайном проходе;

— рассказывали на ночь жуткие истории собственного сочинения с эротическим уклоном (после которых кот до утра сидел на подушке с квадратными глазами и отвисшей челюстью);

— подливали в молоко концентрат валерьянки, после чего запускали в псарню и любовались «этими забавными собачками», удирающими от колдующего направо и налево невменяемого кота. Фантазия которого работала только на тему: «Мне бы киску…»;

— превращали пойманную мышь в трехметрового дракона именно в момент, когда голова несчастной была в пасти Мурза.

Эмоции кота было не передать словами.

Ну и так далее. Я слушала с неприкрытым интересом, восхищаясь неизвестным мне Вирхом. У меня бы банально не хватило фантазии. Хотя… А, ладно. Главное сейчас — вести себя тихо и прилично. А то Хорт что-то нервничает. Еще раз выпендрюсь с магией — точно прибьет.

А вскоре мы и вправду выехали к небольшому уютному озерку. Как раз начали сгущаться сумерки, потихоньку накрапывал мелкий противный дождь. Так что было решено остаться здесь до утра.

И пока эти двое плескались, смывая кровь и грязь, я создал небольшой (четыре метра в диаметре) круг, ограниченный сверху непрозрачной сферой. Магию замкнул саму на себя, так что поддерживать его всю ночь будет совсем не трудно. Землю застелил той же странной мягкой субстанцией и только в центре оставил место для костра. Вернувшийся Хорт спросил: что это, опасливо заглядывая в полукруглый проем.

Объяснил, что будем спать в комфорте. Смотрит с подозрением, мокрый котенок сидит рядом и принюхивается. Ожидаем вердикта профессионала.

— Ну… может, это и продержится ночь, — уже залезая внутрь полусферы и на ходу суша шерсть заклинанием.

Выбираюсь из палатки, решив перед сном расседлать лошадей и достать мясо.

Хорт кивнул Мурзу и пошел за дровами. Но… прежде чем скрыться в лесу, проходя мимо меня, тихо спросил:

— Мне нужна кровь. Этой ночью дашь?

И чего я так краснею?

— Дам, — тихо.

— Не даст, — из палатки. Хмуро. — Тебе неделю можно вообще спокойно без ее крови жить. А чем чаще присасываешься, тем больше зависимость. Так что терпи.

— Но… — хором.

Хорт тряхнул головой, стиснул зубы и размашисто зашагал по направлению к лесу. Лезу в палатку, мечтая удушить кота. Писк, визг, меня обожгли фаером, проделав красивую дыру в палатке. Мурз!

Охотник вернулся только через час. Губы — в крови. Смотрит хмуро.

— Зря. — Кот, вылизывая шерстку и сидя у меня на коленях. — Кровь животных только притупляет жажду, потом станет хуже. Лучше было переждать.

Его послали в грубой форме, разводя костер. Мурз надулся, дергая меня за рукав и спеша нажаловаться: