Игра теней, стр. 84

Взрывное устройство? Скажем, несколько взрывных устройств типа американской мины «клеймор» или наших «ПОМЗ-2», «ОМЗ-4», предварительно модернизированных и начиненных «железками»… Акцию можно провести, когда персона находится вне автомобиля, если есть информация, где именно будет выступление или «хождение в народ». Взрыв выкосит все живое подчистую… Такой террористический акт может иметь весьма серьезный эффект, ибо вызовет шок в общественном сознании: массовая гибель людей, включая охрану и «контактеров», например тех, кто будет встречаться с главой государства во время «тусовки с народом»… Так что взрыв сбрасывать со счетов не стоит: уж очень удобный и действенный повод не только устранения действующего Президента, но и для немедленного установления правления «твердой руки»…

Террорист. Все пространство с точки зрения возможного нападения условно можно разделить на несколько зон. Первая — зона непосредственной близости, до трех-пяти метров, жестко блокированная телохранителями. Вторая — ближняя зона, до двадцати метров; здесь возможно нападение с помощью легкого стрелкового оружия либо применение метательных снарядов. В обоих случаях действовать может только террорист-камикадзе; никаких шансов остаться в живых у него нет, как нет и гарантии успеха покушения: как правило, эта зона также жестко блокирована.

Третья зона — от двадцати до трехсот метров. Здесь возможно нападение профессионала с использованием соответствующего оружия. Четвертая — зона видимости до пятисот метров. И, наконец, пятая — зона прицельного выстрела из специального оружия до двух километров. В этой зоне, особенно на «дальних» ее рубежах, способен работать только высококлассный снайпер-профессионал, с великолепной спортивной подготовкой и прошедший к тому же «практику». А таких, даже в спецгруппах, — по пальцам пересчитать. Обычные спецназовские «оперативные» снайперы работают на сравнительно небольшом расстоянии, но с высокой точностью: специфика такая. Как правило, при встречах «с массами», а особенно на крупных мероприятиях, большая площадь поделена на квадраты; каждый «закреплен» за снайпером из Службы безопасности. Колонны контролируются и «ближними» сотрудниками… Любое удобное место для выстрела вычисляется заранее и контролируется…

А чему нас учит история? Дальний выстрел был успешен только в одном случае: покушение на Джона Фицджеральда Кеннеди. Скорее всего стрелков было несколько.

Ли Харви Освальд оказался лишь удобной жертвенной пешкой: человек неуравновешенный, сказать точнее — больной. Среди профессионалов высокого класса таких просто нет.

Да, еще один важный фактор: у любого исполнителя шансы остаться в живых равны нулю. Устранение киллера при политическом убийстве — обязательное требование заказчика, оно гарантировано. Кто из профессионалов в здравом уме согласится?.. Впрочем, человека можно поставить в крайние обстоятельства, но это всегда рискованно… Неудавшееся покушение — крушение слишком многих планов, карьер и потеря колоссальных денег…

Большинство удавшихся покушений — это выстрелы со среднего или близкого расстояния. При этом самые удачные — когда стрелял человек или являвшийся агентом Спецслужбы, или принятый за него. Убийство Авраама Линкольна… Убийство Петра Столыпина в Киевском оперном театре — Богров был агентом и провокатором охранного отделения, сумел подойти на выстрел… Покушение на Брежнева 22 января 1969 года — Ильина приняли за охранника, он сумел расстрелять две обоймы в упор в лобовое стекло второй машины кортежа, в которой, по его мнению, сидел Генеральный секретарь ЦК КПСС… Стекло не выдержало массированного огня…

Смертельно раненный водитель, старший сержант Жариков, скончался в больнице на следующий день. Что любопытно?.. Охрана оказалась не готова к скорым действиям, преступник сумел произвести не один, не два — шестнадцать выстрелов из двух пистолетов! Убийство Ицхака Рабина…

Ну а что касается опыта, наши киллеры дадут сто очков вперед любому ихнему — пгактика, батенька, кгитегий истины!

Вывод неутешительный: главу государства могут если и не запросто, но все же укокошить любым из названных способов. Однако нужно ли это?..

Невдалеке показались огни кольцевой. Сначала я гнал машину по проселку, потом — просто по полю. Крюк получился приличный. Если меня и будут искать — то не здесь. Да к тому же погашенные габаритные огни вряд ли позволили преследователям хорошо рассмотреть марку автомобиля. Высокий «лендровер»? Так сейчас у крутых на них мода. К тому же ночью все кошки серы.

Глава 40

Бойцы одеты в черные облегающие комбинезоны, в масках. Заметить их даже на расстоянии пяти шагов было непросто; оружие снабжено резиновыми прокладками во всех местах, способных звякнуть ненароком; да и передвигались бойцы плавно, бесшумно, по-кошачьи…

Майор Стрельцов посмотрел на фосфоресцирующий циферблат часов. Минута, тридцать секунд, двадцать, десять…

Террористов майор ненавидел всей душой. Сколько бы эти паршивые газетенки ни вопили о «робингудстве» бандитов, суть их всегда останется прежней: волки. И то, что разгуливают они в человечьем обличье и даже разъезжают на шикарных иномарках, никак не меняло их звериной, враждебной людям сути… Ведь они дрались не за пищу, даже не за «место под солнцем»: убийство было для них и самоутверждением и радостью. Радостью злобного, извращенного двуногого существа, высшим удовольствием для которого было чувствовать себя выше Бога — отнимать то, что даровано Им.

Майор Стрельцов восхищался израильтянами. Безо всякого пустомельства они давно на государственном уровне приняли: убийца, садист, существо, принесшее смерть десяткам людей, должен быть уничтожен. Безо всякого следствия, суда, без учета сроков давности и законов той страны, в которой эта сволочь теперь скрывается… Он вспоминал: когда еще учился в школе, прочитал книжку о выслеживании и уничтожении нацистского врача, замучившего сотни людей… Книжка была увлекательная, но он. Женя Стрельцов, по прочтении ощутил не удовольствие от сопереживания — чувство восстановленной справедливости. Помнил он и другой случай из детства: какой-то летчик угнал новенький «Миг» в Японию. Вместе с пилотом «Миг» оказался, конечно, в Штатах… А через полтора года ТАСС передал внешне индифферентное сообщение: тот самый пилот, желавший за счет предательства сладко кушать и кучеряво жить, погиб в автомобильной катастрофе.

Предательство, как и бесчеловечность, не должно оставаться безнаказанным! В этом Стрельцов был убежден. Ведь насильно никто никого в кадровые разведчики не тянет, но такова уж система любой разведслужбы: вход — рубль, выход — пять.

Правда, сначала Стрельцов был оскорблен откровениями Гордиевского и Резуна-Суворова и тем, что эти велеречивые предатели еще живы… Потом вдруг понял: а живы ли? Амбициозные ребятки, которых СМИ используют в качестве памперсов в нужный момент… И в этой моче им тянуть собственное существование до упора…

Женя Стрельцов чувствовал, что в свои двадцать девять лет он именно живет, и живет на полную катушку! Жена Люся, двое детишек… Люське он, конечно, врет: она считает мужа работником отдела шифровки и дешифровки. Стрельцов время от времени оговаривался, чтобы жена в это поверила. Ну а хорошая физическая подготовка еще никому не вредила, тем более Женя сумел убедить Людмилку, что в их конторе это обязательно…

Женя закончил Рязанское училище ВДВ, с батальоном облетел все горячие точки Союза и СНГ и мнение газетчиков о бандитах любой масти и ранга не разделял…

Как только в ФСБ восстановили отдел спецопераций, Стрельцов попал прямехонько туда…

Сегодня времени ни на «рекогносцировку», ни на проработку ситуации не было: была лишь информация, что бандиты одного из московских авторитетов захватили двух девчонок заложницами и их нужно немедленно освободить. Единственное, о чем узнал Стрельцов дополнительно, так это то, что люди московского авторитета подготовлены исключительно. А кто сказал, что люди Стрельца хуже?.. Со своих ребят он сгонял не семь, а сто потов и не слезал до тех пор, пока не оставался уверен: шансы каждого остаться в живых в любом случае на порядок превышают обратные… Хотя — все под Богом ходим…