Загадки антропологии., стр. 57

У гуанчей, как отмечалось выше, существовал забавный обычай откармливания невесты перед свадьбой: считалось, что женщина с большим животом может родить крупного, сильного ребенка. Жених платил за невесту выкуп скотом. Подобный обычай существует у берберских племен джерба и туат, живущих в Северной Африке. Об этом пишет в своей известной книге «Африка — ее народы и культурная история» американский этнограф Дж. Питер Мердок.

Сословные различия у канарцев совпадали с расовыми. По мнению А. Эспиносы и А. Галиндо, светлокожая часть населения владела стадами, а темнокожие были простыми общинниками. С подобным явлением мы опять же встречаемся у древних гарамантов — смешанного ливийско-эгейского населения Сахары. «Негроидные черты сильнее выражены в нижних слоях гарамантского общества, — пишет Ю. Поплинский, — в верхних социальных слоях прочно сохранялся европеидно-берберский тип».

Кстати, о параллелях между культурами древних канарцев и берберов (ливийцев). Еще в 1820 году английский исследователь Джексон провел несколько параллелей между берберами-шлух и канарцами. Сведения он брал из старых испанских хроник. Наблюдения Джексона подтверждаются сегодняшними исследованиями.

У канарцев дома большей частью построены из камня, без помощи цемента, вход узкий, так что войти может только один человек. У шлух дома тоже построены без цемента, из камня, входы тоже узкие.

В своих храмах канарцы приносят богу в жертву молоко и масло. У шлух молоко и масло — свидетельство богатства, а молоко ещё и символ доброй воли.

Когда канарцы заболевали — а это случалось редко — то намазывались травяными настоями, а при острой боли надрезали больное место острым камнем и прижигали, а потом намазывали козьим жиром. Такой же в точности обычай мы обнаруживаем у шлух.

Гуанчи мололи ячмень в ручной мельнице, состоящей из двух камней. В Сусе племена шлух трут зерно точно так же.

Ячмень, размешанный в молоке и жире — основная пища гуанчей. Они называли его «lasamotan». Это и основной продукт шлух Атласа, который они называют «azamilta».

Подводя итог, можно отметить, что берберские корни гуанчей бесспорны, но не единственны. История заселения Канарских островов гораздо более сложна и во многих отношениях неясна. В отношении основных этапов заселения Канар в древности ученые пока условно принимают гипотезу Э. Хутона, опубликованную им в трудах «Гарвардского африканского общества» в 1925 году.

Первые поселенцы на островах появились в период неолита. Предположительно, это были долихокефалы низкого роста, брюнеты средиземноморской расы. Возможно, стимулом их миграции стало начавшееся высыхание Сахары. Пришли они с юга Марокко, а точнее, из Вади-Дра. Они привезли с собой уже одомашненных коз и овец, искусство обработки камня. Культурных злаков и гончарства они не знали, говорили на древнеберберском языке. Их социальная и религиозная организации были довольно примитивны — они поклонялись божеству дождя и, возможно, изобилия. К войне они не были приспособлены совсем. Остатки этой культуры сравнительно хорошо сохранились на острове Ферро.

Вторая волна мигрантов, не очень значительная, пришла на острова в те времена, когда гончарное искусство уже распространилось по всей Северной Африке, а ячмень стал важной сельскохозяйственной культурой. Эти пришельцы с гор Анти-Атласа и Атласа были брюнетами с несомненными монголоидными чертами. Они заселили в основном южные острова архипелага — Гран-Канарию и Гомера. Центром их распространения в Африке был залив Габес в Восточном Тунисе, откуда они и пошли на запад, вдоль отрогов Атласа. На Канары они принесли ячмень, примитивное гончарное искусство, некоторые виды оружия. Именно этой группе острова обязаны появлением собак и распространением обычая кинофагии. Черты этой группы сохранились в населении острова Гомера. Говорили пришельцы на каком-то неберберском языке, видимо, с ним связан и существовавший на Гомере язык свиста.

Одновременно со второй на острова проникла третья волна мигрантов. Это были высокие светлокожие долихокефалы, длиннолицые, с узкими носами, атлетически развитые. Их культура не несла новых элементов, однако, они были весьма воинственны. У них сложилось подобие кастовой организации (светлокожие — знать, темнокожие — скотоводы). Пришли они из района Марокканского Атласа. Сегодня это ближайший к Канарам центр распространения «блондинов» в Африке. Люди этого типа осели только на острове Тенерифе. Они, возможно, обладали примитивными навыками мореплавания, но через некоторое время они забылись. Говорили пришельцы на древнеливийском языке, и на острове они образовали слой своеобразной военной аристократии (манси и ачиманси).

Четвёртая волна миграции коснулась только восточных островов — Гран-Канарии, Лансароте и Фуэртевентуры. Новые пришельцы были представителями средиземноморского типа, физическая характеристика которого определялась долихокефалией и узким носом. Они принесли с собой более совершенные формы керамики, «пинтадеры» и пшеницу, а также нефритовые долота. Однако большинство их начинаний погибло, так как на островах не нашлось подходящих материалов для продолжения и развития их культуры. Некоторые черты этой культуры несли явные европейские черты. Возможно, среди этих пришельцев были эгейско-ливийские элементы. Именно этим людям жители островов обязаны совершенной религиозной организацией. Кроме этих основных миграций, имели место посещения островов финикийцами, карфагенянами, позже — арабами, поздними берберами, многочисленными европейскими пиратами.

Культура аборигенов Канарских островов на долгие столетия стала своеобразным «заповедником» неолита Северной Африки. И, как ни странно — мостиком к другим культурам, причем не только Африки, но и других континентов…

ГЛАВА 5

Европа, Африка и Азия встречаются в Новом свете

Берберы в Америке?

Обилие следов присутствия североафриканцев в доисторической Европе подвигло многих энтузиастов на поиски подобных следов и по другую сторону Атлантики — в Америке. В книге «Берберы в Америке», вышедшей в Алжире в 1930 году, ее автор француз Ж. Кювье утверждал, что древние жители Северной Африки неоднократно пересекали Атлантику и оказали заметное влияние на аборигенов Нового Света. В доказательство он приводил многочисленные «совпадения» в названиях народов и местностей: например, племена липи из Боливии и древние ливийцы; берберское племя мозгу из Сахары и американские мускоги, моки, москито, мохо, мошка и т. д. Кювье искал и находил параллели в языке гуанчей и коренного населения Парагвая, основываясь на том, что в этой стране живет несколько племен под названием «гуанчес»…

Всё это выглядело довольно беспомощно и не произвело на читающую публику большого впечатления. Но сама идея поиска следов древних берберов в Америке оказалась весьма привлекательной.

Эта тема разрабатывалась параллельно с темой трансатлантических контактов между Старым и Новым Светом, приобретшей в XX веке большую популярность. На страницах газет, журналов и книг и серьезные ученые, и безфамотные дилетанты высказывали сотни гипотез — от весьма солидно аргументированных до самых глупых. Десятки энтузиастов, включая Тура Хейердала, кинулись пересекать Атлантический океан на любых подручных плавсредствах — от копии ладьи древних викингов до автомобильной покрышки. Результат этих плаваний оказался весьма любопытен: в массовом сознании Атлантический океан перестал казаться чем-то непреодолимым. В самом деле, если сегодня его можно переплыть на каноэ, парусной шлюпке или резиновом спасательном плоту, то почему его нельзя было переплыть три-четыре тысячи лет назад на греческой триреме или на «чернобокой» финикийской галере? В конце концов, Америка не такая уж маленькая цель, чтобы проплыть мимо нее. Этот факт в итоге были вынуждены признать даже самые упрямые противники гипотезы о трансатлантических контактах: теоретически ничто не препятствует тому, что древние мореплаватели могли достигать Америки. Но реальных фактов, подтверждающих это, нет!

×
×