Дневники. Письма. Трактаты. Том 1, стр. 41

И подобно этому древнему художнику, которому, как и вообще всем образованным людям, был присущ веселый нрав, наш Альбрехт также весел, дружелюбен, услужлив и в высшей степени справедлив, за что его весьма ценят превосходнейшие мужи, и особенно любит его сверх всякой меры, как брата, Вилибальд Пиркгеймер, человек в высшей степени сведущий в греческом и латинском, выдающийся оратор, советник и полководец.

Кристоф Шейрль о годах учения и ранних путешествиях Дюрера

Из книги «Заметки о жизни и кончине преподобного отца Антона Кресса» (1515) [588]

Также он [Антон Кресс] радовался всегда талантам нашего времени и весьма высоко ценил нюрнбержца Дюрера, которого имел обыкновение называть немецким Апеллесом. Умолчав о других, я могу привести в пример живописцев Болоньи, которые в его присутствии, – я сам это слышал, – открыто провозгласили его первым живописцем в мире и уверяли, что им легче будет умереть после того, как они увидали столь желанного им Альбрехта. Об этом [его величии] свидетельствует написанная им, единственным после Апеллеса, в нашем столетии, книга о теории живописи. [589] О ней пусть судят живописцы и потомки; мне же не менее дороги в моем возлюбленном Дюрере его благородная честность, его ораторский талант, его любезность, обходительность и человечность. Одного только я не могу обойти: Якоб Вимпфелинг, которого я никогда не упоминаю, не воздав ему хвалы, сообщает в шестьдесят восьмой главе «Извлечений из немецкой истории», будто Альбрехт Дюрер был учеником Мартина Шона из Кольмара. [590] Однако, когда я заводил об этом речь, Альбрехт уверял меня письменно, а часто и устно, что отец его Альбрехт, происходивший из деревни Юла близ венгерского города Ворадия, [591] действительно был намерен отдать его, когда ему было тринадцать лет, в ученики к Мартину Шону, ввиду выдающейся славы последнего, и дал ему для этой цели рекомендательное письмо. Однако тот тем временем умер, почему Дюрер и провел свой трехлетний срок обучения в мастерской нашего соседа и соотечественника Михаеля Вольгемута. В конце своего путешествия по Германии он прибыл в 1492 году в Кольмар и был любезно и дружески принят золотых дел мастерами Каспаром и Павлом и живописцем Людвигом, равно как и в Базеле золотых дел мастером Георгом – братьями Мартина; но учеником Мартина он ни в коем случае не был, и он даже никогда его не видел, хотя имел большое желание видеть его. Но об Альбрехте мы скажем в другом месте.

Ульрих фон Гуттен о Дюрере

Из письма Вилибальду Пиркгеймеру от 25 декабря 1518 года [592]

Мне кажется, основанием для венецианской поговорки, что все города Германии слепы и только Нюрнберг видит одним глазом, послужило то, что люди ваши [593] блистательно выделяются остротою ума и особенно деятельной натурой, что видно по сделанным их руками произведениям искусства. Ибо все давно убедились, что созданные у вас произведения великолепны и более других отвечают желаниям людей. Мнение же это более всего пробудил в Италии своими произведениями Апеллес наших дней Альбрехт Дюрер, так что итальянцы, – которые неохотно хвалят немца, то ли из зависти, очень свойственной этому народу, то ли потому, что, согласно давнишнему мнению, они считают нас тупыми и непригодными ко всему, что требует ума, – настолько восхищаются им, что не только добровольно ему уступают, но некоторые из них даже сбывают свои произведения под его именем, чтобы сделать их более ходкими. [594]

Дневники. Письма. Трактаты. Том 1 - pic_39.jpg
Портрет Филиппа Меланхтона
Гравюра на меди. 1526 г.

Филипп Меланхтона. рассказ Дюрера о торжественном въезде в Антверпен императора Карла V 23 октября 1520 года

Из книги «Собрание изречений, извлеченных за многие годы из речей и бесед Филиппа Меланхтона и других выдающихся мужей Иоганном Манлием» [595]

Высокодостойный император прибыл после избрания в Антверпен. Тогда советники города подготовили разные зрелища и игры на улицах, по которым должен был проехать император, чтобы показать таким образом, что они довольны прибытием его императорского величества и от всего сердца рады ему, а также желают ему счастья. Среди прочего стояли также в одном месте наикрасивейшие, прелестнейшие девицы, почти совсем нагие, закутанные в прозрачные светлые ткани. Когда император прибыл к тому месту города, где было устроено это зрелище и представление (туда сбежалось множество народу), его императорское величество даже не бросил взгляда на этих девиц. Эту историю рассказал мне благочестивый и достойный человек, Дюрер, живописец, нюрнбергский гражданин, присутствовавший при этом въезде императора среди прочего народа. К этому он добавил, что сам он с большой охотой прибыл туда не только ради того, чтобы увидеть все происходившее, но также чтобы для пользы своего искусства получить самое верное представление о совершеннейших пропорциях прекраснейших девиц. Ибо я, – сказал он, – рассматривал их внимательно, ведь я живописец.

Маттиас Квадт фон Кинкельбах о посещении Дюрером Кельна

Из книги «Великолепие немецкой нации» (1609) [596]

Девятнадцать лет назад я работал у одного золотых дел мастера – старого, искусного и много путешествовавшего человека; однажды он рассказал мне, что, как он узнал от сведущих людей, Альбрехт Дюрер посетил проездом один могущественный и славный город, который не будет здесь упомянут. [597] Там ему показали (быть может, скорее из вежливости по отношению к Максимилиану, [598] чем из любви к искусству) одну великолепную и необыкновенно красивую картину и спросили, что он о ней думает. [599] Альбрехт Дюрер от великого изумления едва мог высказать свое мнение о ней. Тогда господа сказали ему: этот человек умер здесь в приюте (желая тайно уколоть Дюрера, как бы говоря: что бы вы, бедные мечтатели, ни воображали о своем искусстве, вам приходится вести такую жалкую жизнь). О, – отвечал Дюрер, – это прославит вас навеки; какая великая честь, если вечно будут рассказывать, как презрительно и недостойно отзываетесь вы о человеке, благодаря которому могли бы приобрести славное имя.

Дневники. Письма. Трактаты. Том 1 - pic_40.jpg
Портрет Эразма Роттердамского
Гравюра на меди. 1526 г.

Эразм Роттердамский. из переписки с Пиркгеймером по поводу заказанного им Дюреру гравированного портрета (1523—1526) [600]

Из письма от 19 июля 1523 года

Дюрера я приветствую от всей души. Это художник, достойный бессмертия. Он начал в Брюсселе мой портрет. Если бы только он закончил его!

Из письма от 8 января 1525 года

Я желал бы, чтобы Дюрер сделал мой портрет. Кто не мечтает о портрете работы столь великого художника? Но как это осуществить? Он начал в Брюсселе рисовать меня углем, но, вероятно, я уже давно изгладился из его памяти. Если он может сделать что-нибудь по памяти и с помощью медали, [601] тогда пусть он сделает для меня то же, что он сделал для тебя, которого он изобразил немного слишком толстым. [602]

вернуться

588

Сhr. Sсhеurl, Commentarii de vita et obitu reverendi patris Dom. Antonii Kressen, Norimberg, 1515. Антон Кресс (ум. в 1513 г.) – нюрнбергский общественный деятель, священник церкви Сан Лоренцо.

вернуться

589

Задуманная Дюрером книга о теории живописи не была им написана, но Шейрль, видимо, знал о его занятиях теорией, особенно интенсивных в 1512—1513 годах.

вернуться

590

См. приведенный выше отрывок из книги Вимпфелинга.

вернуться

591

Т. е. Вардейна.

вернуться

592

Ульрих фон Гуттен (1488—1523) – немецкий гуманист и поэт, активный участник рыцарского восстания 1522—1523 годов, один из соавторов известного памфлета «Письма темных людей». Письмо Гуттена Пиркгеймеру написано по-латыни. Текст приведен по Reicke (стр. 372—373).

вернуться

593

Т. е. нюрнбержцы.

вернуться

594

Речь идет, вероятно, об известном итальянском гравере Маркантонио Раймонди, который подделывал гравюры Дюрера.

вернуться

595

Филипп Меланхтон (1497—1560) – немецкий протестантский богослов и гуманист, возглавивший после смерти Лютера немецкую реформацию. Отрывок заимствован из книги: J. Manlius, Schone ordentliche Hattierung allsrlei alten und neuen Exempel… von vielen Jahren her aus des Herrn Philippi Melanchtonis und an-deren gelehrten fiirtrefflichen Manner Lektionen, Gesprachen und Tischreden zusam-mengetragen… Basel, 1566, стр. Mmiiiiiib – Mmiiiiiii.

вернуться

596

Отрывок этот заимствован из книги: Matthias Quadt von Kinckelbасh, Teutscher Nation Herrligkeit, Koln, 1609, стр. 429.

вернуться

597

Речь идет о Кельне.

вернуться

598

Автор ошибочно полагал, что Дюрер путешествовал по Нидерландам в свите императора Максимилиана I. На самом деле Максимилиана в это время уже не было в живых.

вернуться

599

Речь идет о картине Стефана Лохнера, которую Дюрер видел в Кельне, как он сам вспоминает в «Дневнике путешествия в Нидерланды».

вернуться

600

История этой переписки такова. Известно, что во время нидерландского путешествия Дюрер несколько раз встречался с Эразмом и рисовал его, видимо, намереваясь сделать впоследствии его портрет. Но дальше предварительных рисунков дело не пошло. Возможно, что Дюрер охладел к этому портрету в связи с тем, что он разочаровался в Эразме после того, как выяснилась позиция, занятая последним в отношении реформации, и не оправдались возлагавшиеся на него надежды. Эразм, однако, не оставил мысли получить свой портрет работы Дюрера. В 1523—1525 годах в письмах к Пиркгеймеру он постоянно передает привет художнику и напоминает о портрете. Сделанный Дюрером в 1524 году гравированный на меди портрет Пиркгеймера навел Эразма на мысль просить Дюрера сделать нечто подобное и для него. Дюрер взялся за это с видимой неохотой. Он долго откладывал исполнение работы и лишь в 1526 году, после многократных просьб, сделал гравированный на меди портрет Эразма. Портрет не очень удался Дюреру, в нем меньше сходства, чем в большинсте аналогичных его работ. Эразм остался им недоволен. В 1528 году он писал Генриху Боттеусу: «Дюрер сделал мой портрет, но без следа сходства». Переписка Эразма Роттердамского и Пиркгеймера по поводу портрета опубликована в работах: Н. Grimm, Uber Kunstler und Kunstwerke, Berlin, 1866, стр. 135; Reicke, стр. 380.

вернуться

601

Речь идет о серебряной медали (1519) с портретом Эразма работы антверпенского художника Квентина Массейса. Посылая эту медаль Пиркгеймеру в 1523 году, Эразм писал, что он недоволен ею и хотел бы заказать другую. По-видимому, он имел в иду Дюрера, однако Дюрер уклонился от этой работы, и Пиркгеймер заказал для Эразма медаль в Базеле.

вернуться

602

Речь идет о гравированном Дюрером на меди портрете Пиркгеймера (1524 г., Meder, № 103).

×
×