Декстер без демона, стр. 66

И тут огонь взобрался выше по моим штанам и мне пришлось сконцентрироваться на их тушении: я катался по земле, хлопая руками по штанам до тех пор пока они не потухли. Погасить огонь на собственный штанах это конечно хорошо, но это также дало время Старжаку и Уилкинсу подбежать ко мне. Я схватил пистолет и вскочил на ноги.

Когда-то давным-давно Гарри учил меня стрелять. Вот и сейчас я будто слышу его голос, становясь в нужную позицию для стрельбы, затаив дыхание и нажимая на курок: "Целься в центр и стреляй дважды". Старжак падает. "Перемести прицел на Уилкинса, повтори". И вот я уже вижу на земле два тела, слышу крики людей разбегающихся от страха в разные стороны. Я стою один перед божеством и вокруг ничего не слышно кроме завывания ветра. Надо бы осмотреться.

Старик держал Астор, сжимая её шею несколько сильнее чем могло выдержать её маленькое тело. Он подтолкнул её ближе к печи, "Брось оружие, иначе она сгорит".

Я не сомневался что он сделает то о чём сказал, и к тому же я не мог придумать как ему помешать. Вокруг никого не было кроме нас.

"Если я брошу оружие, как я могу быть уверен что ты всё равно не кинешь её в огонь?", – надеюсь голос мой звучал твёрдо.

Он скривился, словно почувствовал приступ боли, "Я не убийца! Всё должно быть сделано правильно или это будет простое убийство".

"Не уверен что заметил разницу".

"И не увидишь. Ты же отклонение от нормы".

"Откуда мне знать что ты всех нас не убьёшь?"

"Ты единственный, кого я хотел бы скормить огню! Брось оружие и ты спасёшь девчонку".

"Не убедил", произнёс я, надеясь потянуть время.

"Мне это и не обязательно. Это не безвыходное положение, потому что на острове есть ещё мои люди и они скоро будут здесь", – спокойно сказал он. "Ты не сможешь всех перестрелять. И бог всё ещё с нами. Однако если тебе нужны доказательства, то что если я порежу эту девочку? Её кровь убедит тебя?" Он опустил руку себе на бедро и не найдя ничего, нахмурился, "Мой нож!" Внезапно выражение замешательства на его лице сменилось сильным удивлением. Он широко открыл рот, будто хотел спеть мне арию.

Потом он нахмурился и упал на колени, открывая моему взору нож торчащий у него из спины, а также стоящего за ним Коди, который тихо улыбался, наблюдая за падением старика.

Затем Коди посмотрел на меня, "Говорил же – я готов!"

ГЛАВА 40

УРАГАН СВЕРНУЛ НА СЕВЕР И НАПОСЛЕДОК ударил по острову шквалом дождя. Он ушёл на север от Торо Ки, а мы с Коди и Астор провели остаток ночи в изящной комнате, заблокировав одну дверь кушеткой, а вторую большим мягким креслом. Я позвонил Деборе по телефону, который нашёл здесь же, и устроил из диванных подушек неплохую постель за барной стойкой, справедливо считая, что в случае чего толстое красное дерево послужит дополнительной защитой.

Защита пока не требовалась. Я просидел всю ночь с пистолетом в руке, следя за спящими детьми и карауля входы. И так как нас никто не тревожил, а мой мозг был включен на полную катушку, я размышлял.

Я думал над тем, что скажу Коди когда он проснётся. Когда он вонзил нож в старика, он изменил всё. Что бы он себе ни думал, он готов не достаточно уже потому, что он это сделал. Фактически он совершил то, что ему ещё не по плечу. Путь для него обещал быть долгим и тяжёлым, и я не знал, смогу ли удержать его на этой дороге. Я не Гарри, и никогда не смог бы быть таким как Гарри. Гарри управлял мною при помощи любви, у меня же совсем другая система.

И что теперь? Кто такой Декстер без Демона?

Как я вообще мог жить, уже не говоря о том чтобы учить детей? Как мне жить дальше с этим серым вакуумом внутри? Старик тогда сказал что Пассажир вернётся если я буду испытывать сильную боль. Мне что замучить себя пытками, чтобы он вернулся домой? И как мне это сделать? Я только что стоял в горящих штанах, наблюдая как Астор практически бросили в печь, однако этого было не достаточно чтобы вернуть Пассажира.

Я всё ещё не нашёл ответов, когда прибыла Дебора с полицейским спецназом и Чацким. Они никого не нашли на острове, и ни единой зацепки куда все подевались. Тела старика, Уилкинса и Старжака были осмотрены, упакованы и мы все забрались в вертолёт береговой охраны, чтобы лететь на большую землю. Астор и Коди конечно были взволнованы, однако превосходно скрывали своё возбуждение. И после всех слёз и объятий которые обрушила на них Рита, после вздоха облегчения за хорошо проделанную работу среди остальных, жизнь вернулась на круги своя.

Вот так просто: Жизнь продолжалась. Нового ничего не случилось, во мне ничего не переменилось, и никаких новых путей решения я не нашёл. Возобновилась моя простая, обычная жизнь, которая угнетала меня даже больше чем вся мировая физическая боль. Возможно старик был прав в том, что я был отклонением. Но я уже и этим больше не мог быть.

Я словно сдулся. Не просто пустой, а будто потерявший всё. Как будто то, зачем я пришёл в этот мир уже выполнено и мне здесь делать нечего. Словно пустая оболочка которая просто живёт воспоминаниями.

Я всё ещё жаждал найти ответ на вопрос о пустоте внутри. И всё ещё не получил его. Теперь мне казалось что никогда и не получу. Из-за неумения чувствовать я никогда не смогу узнать чувство глубокой, сильной боли, чтобы позвать обратно своего Пассажира. Мы все в безопасности, плохие парни мертвы или сбежали, но это как бы и не касалось меня. Даже если это звучит самолюбиво, я могу точно сказать что я никогда не прикидывался никем кроме как эгоистом, по крайнеё мере когда я на виду. Теперь, конечно, мне придётся научиться жить в новой для меня роли, и понимание этого наполняло меня отвратительно холодным отвращением, от которого я не мог избавиться.

Это чувство оставалось со мной ещё несколько дней, пока наконец не растворилось во мне до такой степени, что я воспринимал его как постоянную часть самого себя. Декстер Подавленный. Мне бы научиться идти по жизни опустив голову, одеваться в серое, терпеть насмешки детей, потому что я бы стал таким грустным и скучным. И наконец, в годы такой мрачной старости, я просто упал бы и рассыпался, позволив ветру разбросать мой прах по улице.

Жизнь продолжалась. Дни превращались в недели. Винс Масука развил бешеную деятельность: нашёл нового, подходящего кейтерера; занялся пошивом смокинга для меня, и наконец, в день свадьбы привёз меня в огромную церковь на Коконат Гроув вовремя.

Итак, я стоял оцепеневший у алтаря, слушая орган и, терпеливо ждал Риту, идущую по проходу ко мне, чтобы связать себя узами брака навечно. Это была довольно симпатичная картинка, если бы я только был состоянии оценить это. Церковь была полна красиво одетых людей, и честно скажу – я не знал что у Риты так много друзей! Наверное мне тоже теперь надо насобирать себе друзей, чтобы в этой новой, серой жизни был кто-то рядом. Алтарь утопал в цветах, а Винс, стоящий рядом, нервно потел и постоянно вытирал ладони о собственные брюки.

Орган взревел особенно громко, все встали и обернулись к входу. И тут вошли они: сначала Астор – в великолепном белом платье, с красиво уложенной прической и огромной корзиной цветов в руках. За ней шёл Коди, в крошечном смокинге, с зализанными волосами, держа в руках маленькую бархатную подушечку с кольцами.

За ними шла Рита. И как только я увидел её с детьми, мне предстала перед глазами вся картина всей моей будущей серой и мучительной жизни: со встречами Родительского Комитета, катанием на велосипедах, ипотекой, посиделками Сообщества Соседей, бойскаутскими и герлскаутскими приключениями, новыми ботинками, футболом и скобами на растущих зубах. Это была настолько яркая картинка, что я прочувствовал всю безжизненность, ощутил всю скуку такого прозябания. Я так остро и мучительно пережил это видение, что казалось больше я не могу вынести. Это накрыло меня таким ощущение муки, подвергло меня такой пытке! Боль была настолько ощутимой что я зажмурился…

×
×