Непостижимая тайна, стр. 76

– Как получилось , что вы в тот день пришли ко мне?

– Я ощутил волшебство. Я всегда ощущал сильное волшебство и приходил, как голодный зверь идет на запах еды. Я не знал, что именно мне нужно. Каждый магид старался как можно скорее от меня избавиться. Вы единственный позволили мне остаться. И под влиянием вашего волшебства я полусознательно вернул свои линии судьбы. Знаете, это было похоже на прозрение. Внезапно у меня стало в четыре раза больше знаний – я понял, что должен добраться до мощного узла силы – а ближайший был здесь – и я знал, что надо сделать, когда я прибуду сюда. Почти три дня я был занят тем, что объединял части своей личности. Боюсь, узел из-за этого вел себя как сумасшедший.

– Да, вы его слегка дестабилизировали, – признался я. – Но другие тоже старались как могли. И, что, вам удалось собрать все части своей личности?

– Нет, – сказал он. – Некоторые части были мертвы. Десять анти-меня тоже нельзя уже было соединить с другими. Я понял, что должен выйти за пределы материальных миров, чтобы полностью вернуть себя. Я должен был отправиться в то место, которое является другой стороной вашей Вавилонской тайны. По-моему, это и было предназначено. Путешествуя там, я встретил сразу троих наследников своей империи. И узнал, что происходило в моей стране без меня. Роб отправился сопровождать меня и заявил о своем неотъемлемом праве. Он сказал, что вы и ваш брат обвинили его в расизме. Он мне много всего рассказал, когда мы возвращались назад…

Я едва сдержал улыбку.

– Да, Роб у нас разговорчивый парень. То есть, с этого момента наследниками вашей империи станет династия кентавров? По-моему, прекрасная мысль. Кентавры – могучая сила, но их способности никогда ни в одном из миров не использовались полностью.

– Рад, что вам нравится, – ответил Корифос. – Но, похоже, из-за меня вы теперь лишены ваших полномочий. Мы пытались сделать несовместимые вещи – найти вас и вернуться домой. Но вместо вас мы нашли вашего брата. Поэтому все полномочия магического советника делегировали ему.

– Си намного компетентнее меня, – ответил я, стараясь не показать как сильно я жалею об этом. – Сдается мне, он признал в вас императора за одну секунду.

– Он, конечно, прекрасно знал, что делать, – сказал Корифос, – и он сказал, что относительно него тоже есть предназначение – он должен быть магидом моей империи. Но лично я предпочел бы вас, а не его. Не то, чтобы он мне не нравился, но его привычка бегать туда-сюда и играть со всем, что попадет ему в руки, меня самую малость беспокоит.

– То есть, даже вы не в силах заставить его сидеть неподвижно! – вскричал я.

– Сомневаюсь, что это вообще кому-то под силу. Кажется, это часть натуры вашего брата.

Тут я, как ни старался, но все-таки улыбнулся. Корифос, конечно, был человеком исключительным, но тем не менее… Тем не мене одна вещь казалась мне совершенно нереальной.

– Скажите, как же вам удалось остаться в живых почти две тысячи лет, если вас расщепили?

Он повернул ко мне свою золотистую голову, слегка наклонился и улыбнулся одним уголком рта. В такой позе он в точности походил на свои собственные статуи.

– Сколько людей в верховной палате?

– Вы же знаете, что я не могу вам ответить. И откуда вы вообще знаете о существовании Верховной палаты?

– Точно. Не должен. Но я вам сам скажу. Сейчас там семьдесят один. А должно быть семьдесят два. Но один отсутствует – это я.

– Ох, – только и сказал я. Никто, кроме самого Архонта не мог продлить жизнь Корифоса или выбрать ему в наследники кентавра.

– Мои поздравления, великий Архонт.

– И вам мои, магид, – ответил он. – Я прибыл сюда, чтобы остановить перевращение Бесконечности полностью в контра-волшебные миры миры. Предполагалось, что империя сделает это. Но я не завершил все должным образом, потому что был расщеплен. Итак, я могу просить вас, чтобы вы сделали для меня еще две вещи?

– Разумеется, – сказал я. – Как сосед или как магид?

– Одно то, другое это. К сожалению, я вынужден оставить свой дом и свои изобретения. Вы согласитесь принять все это в свое владение и распорядиться моим имуществом как сочтете нужным?

Я подумал о своих кваках, и о том, как Мари советовала мне изображать плакучую иву. Пожалуй, получить бесплатно дом с готовым водоемом – это просто подарок судьбы.

– Буду только рад. А что еще?

– Я хотел бы, если только это не очень трудно, получить копию вашего отчета для Верховной палаты. Я хочу положить ее в архив Инфориона.

Я попытался это обдумать. Он просил нечто гораздо более серьезное. Я видел его спокойное уверенное лицо. И он отлично знал, какое производит впечатление. Но в Верховной палате стараются не допускать утечки сообщений магидов куда-либо еще. Причем, они предпринимают вполне серьезные шаги чтобы избежать этого. То есть, я должен придумать, как обойти их методы. И еще надо добавить массу пояснений для читателей, не знакомых с нашей работой… Однако, это наверное, можно сделать. Если как следует постараться.

– Я попробую, – сказал я, – но не расстраивайтесь, если у меня не выйдет.

– Тем не менее, я в вас верю, – ответил он.

На этом наша беседа закончилась. Он пожал мою руку, и я почувствовал себя так, словно потрогал холодную молнию. После чего я отправился блуждать по коридорам. Кажется, мои братья уже ушли из той комнатушки со скамейкой, и я сам пошел по гулким стальным коридорам к выходу. В гостиницу идти не хотелось, поэтому я свернул на автостоянку, раздумывая, как рассказать Стэну, что произошло.

Я отпер свою машины и услышал тихую музыку Скарлатти.

– Стэн? – позвал я.

Никто не отозвался. Магнитофон все еще играл, но в машине уже никого не было. Стэн исчез. Верховная палата, с присущей ей радикальностью, видимо, решила, что земная работа Стэна закончена, и призвала его. Я опустил голову на крышу автомобиля и убеждал себя не плакать.

– Все никак не могу решить, где больше бардака – в вашей машине или в вашей комнате, – сказала Мари своим обычным глухим голосом. – Если вы думаете, что это претензия, то пойдите, гляньте, что Джанин устроила в моей комнате.

Я поднял голову и увидел, что она стоит по другую сторону машины, упираясь в крышу подбородком.

– Я думал, ты уже в империи…

– Пока нет, – отмахнулась она. – Я выторговала у них возможность жить здесь, а туда ездить два раза в неделю – чтобы учиться. И я не думаю, что твоему брату будет до меня дело до конца следующей недели. И еще я заявила им, что собираюсь стать ветеринаром, если хочу, вот так-то! А если нет…

– И что будет?

– В общем, у нас полно времени – целая неделя. И потом тоже будет много.

– Да, – сказал я, – все-таки ты не там, а здесь, – и почувствовал себя значительно лучше.

Глава 25

Ник Мэллори. Домашние документы.

Распечатка для Руперта Ванаблеса

[17]

Руперт попросил меня это написать. Сказал, это отчет для людей, кого он называет Верховная палата. И еще сказал, что они нуждаются в полных данных. Даже они не знают о Вавилоне все то, что я теперь знаю. В общем, это надо для их отчетов, так он сказал. Я буду очень возражать? Я, признаться, не очень-то и хотел. Мне вообще не нравится писать. А когда я пытаюсь думать о Вавилоне, то не понимаю точно, что там случилось.

Я попытался заставить Руперта подкупить меня. Он сейчас занимается каким-то проектом в другой группе миров. Знаю, звучит фантастически . Я попросил его: я напишу свой отчет, если он мне скажет, с чего начать. Но он не сказал. И ладно, я хоть попытался. Он сказал мне, чтобы я начинал как смогу.

Я начал как смог. Сперва было трудно, но потом я приноровился, и почувствовал себя увереннее. Все, что я написал находится на этом диске. А эту часть я добавляю к диску Руперта. И еще копирую для Мари – чтобы она отдала Корифосу великому. Представляете, ему это и правда нужно!!!

×
×