Непостижимая тайна, стр. 50

– Боже мой, – только и сумел сказать я и выскочил за дверь. Снаружи я выстрелил вверх – один раз, второй, третий… – чтобы внизу все поняли, что тут требуется срочная помощь. После этого я побежал к каменным хижинам, надеясь, что еще не опоздал. По пути ко мне присоединился Крис. Конечно, была вероятность, что это именно он убил Кнарроса, но я не думал, что специально для этого Крис раздобудет оружие с Земли.

– Кто-нибудь пробегал здесь? – спросил я, задыхаясь. Он перешел на медленную рысь.

– С нашей стороны никого. Но по ту сторону я слышал шаги нескольких человек.

– Вот черт! – простонал я. – Ты уверен, что слышал не меня, а кого-то еще?

– Нет, я слышал, как вы в то же время возвращались. Скажите, что случилось?!

– Кто-то стрелял в твоего дядю. Кнаррос ведь твой дядя, верно?

– Да… но… Что? Как?..

– Он убит, – сказал я. Мне не хотелось отправлять его к входу одного, и я оказался прав. Ворота стояли раскрытые настежь, а на темной земле виднелись два светлых бугорка.

– Поздно, я так и знал!

Я резко остановился и присел около старшего мальчика. Его волосы прилипли к длинному порезу на горле. Он умер совсем недавно, набежавшая под телом лужа крови была еще теплой. Я не стал переворачивать второго мальчика и повернулся к кентавру.

– Кто-то прошел совсем недавно через эти ворота, верно? Кто-то, кого ты хорошо знаешь! И этот человек велел тебе держаться подальше, правильно?

Он неловко топтался рядом и закрывал ладонями рот. Было еще достаточно светло, и я видел, что он плачет.

– Да, но… но..

– Что – «но»?! Кто это был?!

Его хвост засвистел из стороны в сторону. Он посмотрел на убитых и снова на меня. Потом, захлебываясь слезами произнес:

– Я не могу вам сказать.

Я понял – все, что Стэн рассказывал мне о лояльности кентавров – правда. Крис перепрыгнул через тела своих друзей и скрылся в сумерках. Я же побежал к другому каменному дому, тому, в который входили три девочки. Там было темно и вроде бы пусто. Я выбил дверь и снова зажег магический свет. Это была бедно обставленная унылая комната с тремя узкими кроватками, между которыми лежало тело младшей девочки. Ее кровь растекалась по полу. Я снова чертыхнулся, и тут, к моему удивлению, из-под ближайшей кровати появилась голова старшей девочки. За ней возникла и вторая.

– Кто это сделал? Вы видели?

Они смотрели на меня тупо, как животные. Вероятно, это был шок. За стенами послышался сильный ровный гул. О, да, пусть лучше леди Александра этим займется! – Подумал я с огромным облегчением и помчался во двор. Маленький вертолет приземлялся во дворе. К моей радости он подмял неприятный терновый куст. Возможно, это была просто случайность, но я заподозрил, что пилот просто поклонялся какому-нибудь другому божеству. Повсюду вокруг садились другие вертолеты.

– Мне очень жаль, – сказал я подбегающему Дакросу. Кажется, от всех треволнений сегодня я здорово охрип. – Видит бог, мне очень жаль! Остались только две девочки, и они в состоянии шока.

– Что-то пошло не так, как мы планировали? – спросил он.

Трудно описать, как опустились его плечи, когда я рассказал ему, что здесь было – словно груз всех миров империи свалился на него. И, тем не менее, Дакрос все еще не падал духом. Он рявкнул своим подчиненным, чтобы поднимали вертолеты и искали по всей местности молодого кентавра. Из тех, кто остался на земле, появились люди в военной форме и очень быстро стали налаживать временное освещение. Разговор мы продолжали при ослепительном свете. Кто-то что-то фотографировал, леди Александры в экспедиции не было, но я обрадовался, увидев несколько женщин в камуфляже, которые немедленно занялись пострадавшими девочками. Дакрос шагал посреди этого всего и получал сообщения буквально со всех сторон. Я поразился. Этот человек только что потерпел полное или почти полное крушение всех своих надежд. Но он даже не пытался обвинять меня. Я думал, будет наоборот, и был готов принять любой выговор. Омерзительно, но мне очень хотелось бросить Дакроса и сбежать домой. Но люди, совершившие все это, почти наверняка, пришли из моего мира. Кроме всего прочего, меня мучил страх, что они обязательно украдут мою машину. Я попытался довести свои соображения до сведения Дакроса. Мы стояли около хижины, где все еще лежал убитый Кнаррос, кто-то дал нам по бумажному стаканчику с крепким кофе.

– Кто бы ни покушался на Кнарроса, этот человек использовал оружие из моего мира. – Сказал я. – И я подозреваю, что они же забрали то, что лежало в сейфе.

– Извините, генерал, – одна из женщин-солдат подошла к нам. – У нас есть фотографии, но мы думаем, что вам следует увидеть кое-что лично.

Это был обрывок официального документа, он остался в сильных пальцах Кнарроса. Дакрос нетерпеливо направил луч фонаря на эту бумажку. Документ был написан от руки, красивым крупным почерком – большей частью непонятные мне письмена или цифры. Все, что я там разобрал, было заголовком или частью заголовка – «Семпрония Марина Тимос Т…» – это сохранилось на самой широкой части разорванного листа.

Для Дакроса, однако, записи кое-что значили.

– ДНК, группа крови, сканирование сетчатки глаза… – пробормотал он. – Думаю, достаточно, чтобы определить, относится ли все это к одной из девочек. Отлично, солдат! – он повернулся ко мне, но не успел ничего сказать, так как его снова прервали – на сей раз сообщением из вертолета.

– Когда вы поняли, что ошиблись? – спросил он в свое переговорное устройство. – А, да, вижу. Видимо, это туристы. – Он отключился и повернулся ко мне. – Извините. Здешнее сельское население не привыкло к имперским вертолетам. Все ходят поглазеть. Я сейчас надеялся, что им все-таки удалось выследить убийц. Должно быть, Кнаррос в какой-то момент понял, что они его обманывают. Вы так не думаете, магид? Возможно, они убили его как раз для того, чтобы получить документы. Странно, он сказал, что наследница престола – девушка. Как Кнаррос мог в такое поверить? Ведь у него в колонии жили целых два мальчика, а наследование престола идет, как правило, по мужской линии. И, должно быть, они прибыли пешком – совсем незадолго до вас. Поэтому мы не успели их отследить. И каким-то образом убедили Кнарроса задержать и нас, и вас. Пока он разговаривал с вами, они украли документы. И теперь надеются, что у нас не осталось ни единого наследника, кроме их подложной императрицы. Разве не так?

Я стоял, потягивал остывающий кофе и думал. Сейчас я вспомнил про сильный удар в плечо – когда я снимал защиту, чтобы пропустить Кнарроса. Это был выстрел. Причем, наверняка из того же самого револьвера, из которого убили Кнарроса. Я был почти уверен. И тут я неожиданно вспомнил, что в прошлый раз, когда я появился в предместьях Инфориона, в меня тоже стреляли из оружия земного типа! Какой я был глупый, почему я сразу не обратил на это внимания! И какова же тогда причина взрыва в императорском дворце?

Все было предусмотрено! Кто бы это ни планировал, он думал, что я знаю все то же, что знает Кнаррос. И Кнаррос лгал мне. Я думал, что кентавры не умеют лгать, но теперь надо бы прояснить этот вопрос у Стэна. Но теперь все стало ясно: Кнаррос отказался говорить с Дакросом, потом явился я и нарушил их магическую защиту, так что преступники могли использовать проделанную мной дыру. А потом Кнаррос заставил меня устроить представление – просто чтобы убийцы выгадали время. Потом он оставил меня у алтаря, против света – видимо для того, чтобы в меня удобнее было стрелять. К несчастью для убийцы, я ему невольно помешал – как раз в ту минуту я наклонился и поправлял непроницаемую магическую защиту. А потом я ушел оттуда, и пропал из их поля зрения. Чтобы сэкономить время, они попросту убрали Кнарроса. Правда, трудно сказать, планировали ли они убивать его или нет. Однако про себя я понял, что отношусь к самым везучим людям на свете.

Когда я передавал свой пустой стаканчик солдату, у меня тряслись руки. То есть, вообще-то я дрожал весь целиком, и колени у меня стучали друг о друга.