Непостижимая тайна, стр. 11

Муж. рожд. 3401 псевдоним Эклос

Муж. рожд. 3402 псевдоним Магракес

Муж. кентавр рожд. 3394

Муж. кентавр рожд. 3396

Кодовое название мира Вавилон

Жен. рожд. 3393 псевдоним Тимоэа

Муж. рожд. 3399 псевдоним Джеллиро

Каждое имя сопровождалось тоннами записей и каких-то цифр, которые мне ничего не говорили, но я предположил, что это должны быть какие-то биологические данные, вроде группы крови и генокода – или чего-то еще в том же роде. Два списка были снабжены примечанием: «Кнаррос утвердит подлинность идентификации наследника престола только аккредитованному послу при неоспоримых доказательствах смерти ТимосаIX ».

– Ну наконец-то! – сказал я и пошел за вином. Я в последние дни столько развлекался с техникой, что приспособить свой телефон под связь с империей было сущим пустяком. Я позвонил Дакросу. Всего через полчаса я услышал его усталый голос – очень издалека, но довольно отчетливо.

– Их две группы. В двух сопредельных мирах.

Я зачитал ему список. Однако Дакрос был далек от ликования.

– Кто этот Кнаррос?

– Думаю, некий опекун. Должно быть, тоже псевдоним, но он должен наверное как-то проявиться, узнав о смерти императора.

– А что за проклятые миры Ликсос и Вавилон, хотел бы я знать?

– Подключите имперскую секретную службу например, пусть выясняют. – Предложил я. – За что они зарплату получают? За красивые глаза?

– Я бы их задействовал, если бы все они не были настоящей мафией. – Парировал он. – Мы расстреляли их вчера. Они пытались организовать государственный переворот. Похоже, главная трудность теперь заключается в том, чтобы найти этого Кнарроса. Вы должны найти его и идентифицировать старшего сына императора, даже если он находится в другом мире. Но что если этот Кнаррос тоже предатель или вдруг он погиб вместе с императором?

– Ну вините в этом вашего сумасшедшего императора! – обиделся я.

– Сколько угодно, – сказал он. – Если бы это доставило мне удовольствие.

– Не требуйте от меня больше, чем я могу, – взмолился я. Факт, что паролем оказалось слово «Вавилон» все еще заставлял меня нервничать. – Я пошлю весь список вашему магу Джеффросу. Дайте ему кого-нибудь в помощь, и пусть он вызывает меня, если запутается и потребуется моя помощь.

– Я не могу этим заниматься. Здесь большой беспорядок, и я никак не могу уехать из империи.

Я вздохнул и повесил трубку.

– Они хотят, чтобы теперь я нашел им Вавилон. Я должен отправиться туда посмотреть, что у них происходит.

– Нет, не должен! – вскипел Стэн.

– Мы с вами говорим о разных вещах. Стэн. Во всяком случае, я надеюсь, что дело обстоит именно так. И еще: не могли бы вы выключить музыку? У меня голова разболелась.

Глава 5

В Бристоль я поехал прямо на следующий день, причем, с пассажиром. Хотя Стэн и ныл постоянно мне под ухо, я вовсе не рассчитывал отправиться туда так скоро. Мне казалось, я могу себе позволить хоть денек передохнуть. Но как только я выпил достаточно вина, чтобы заглушить головную боль, в мою дверь позвонил самый странный из моих соседей – Эндрю Конник, изобретатель и владелец множества патентов. В отличие от неудачника Дерека Мэллори, Эндрю уже успел продать патенты на пару десятков полезных штуковин, и начал получать за них солидные деньги. Мой любимый кофейник – его произведение. Эндрю как-то выдал мне его протестировать, да так и оставил.

Дом Эндрю находится в самом конце нашего переулка, и, проходя мимо, я иной раз завидую его саду и бассейну. Но только до тех пор, пока не начну думать, что сад надо очень часто полоть, а бассейн – чистить. В третьем доме в тупике проживает семейство Гиббс. Сама миссис Гиббс прибирается у меня, а ее дочь – у Эндрю. Сколько госпожа Гиббс у меня работает, столько я слышу про то, Конник Эндрю – человек очень странный. Я ей охотно верю, однако сильно подозреваю, что ее дочь на том конце улицы все время докладывает Эндрю, какой же странный человек мистер Ванблес.

Эндрю встал столбом на пороге, как сомнамбула, который размышляет, зачем он вообще сюда явился.

– Привет, Эндрю, – сказал я, искренне надеясь, что Стэн будет вести себя тихо, несмотря на громыхающую в моем доме хоровую музыку. – Войдешь?

– Нет, не войду, – сказал он рассеянно. Фактически Эндрю, конечно, настоящий шотландец, но я постоянно думаю о нем как о медлительном скандинаве. Наверное потому, что у него льняные волосы, волевое суровое лицо и гигантский рост – все мы привыкли связывать это с жителями северного полуострова. Я всего ничего не дорос до шести футов, но Эндрю задумчивой скалой возвышался надо мной и неуверенно смотрел мне в глаза.

– Я пришел попросить, чтобы ты меня завтра подвез.

– Снова сломалась машина? – мое сердце упало. Автомобиль Эндрю ломался на зависть часто и некстати. Последние два раза это состоялось под рождество и прямо на новый год. Сомнительное удовольствие колесить с ним по всему Восточному Кембриджширу в поисках запчастей – от Эли до Хантингдона и Сент-Неотс, я уже молчу про Питерборо и Кингс Линн.

– Да, – сказал Эндрю мрачно. – Что-то с ней опять не то.

Я прямо заскулил (но где-то глубоко внутри) – так мне не хотелось снова быть перевозчиком для Эндрю. Все-таки я думал, что заслужил крошечный выходной.

– Мне очень жаль, но завтра я точно не смогу тебя подвезти. Мне надо ехать по делам в Бристоль.

Он надолго задумался, глядя невидящим взором поверх моей головы. Потом промолвил:

– Ну тогда я еду с тобой в Бристоль.

На секунду мне показалось, что назови я Карлайл, Кентербери или даже Эдинбург – Эндрю все равно выразит готовность податься со мной и туда.

– Это долгий путь, – в отчаянии сказал я. – Придется выехать пораньше.

– Я тоже только что об этом подумал, – согласился он. – Я могу собраться к шести часам.

– О нет, я не могу вести машину так рано! – испугался я. – Что если в восемь тридцать?

– Хорошо, я приду, – сказал он серьезно и ушел.

Таким образом, меня вынудили ехать в Бристоль, да еще ни свет ни заря.

– Вы поедете со мной? – ожесточенно спросил я у Стэна. – Или боитесь напугать Эндрю?

Стэн горестно примолк, а потом сказал:

– Не думаю, что я смогу, парень. Придется обходиться самому, похоже, я все-таки ограничен пространством твоего дома.

– Вы уверены? – спросил я. – Вы вообще пробовали выйти отсюда?

– За ворота сада. Пытался выйти с заднего хода к сараю. Я не мог никуда пройти.

Я разозлился. Последние несколько дней у меня выдались на редкость утомительными.

– Ну и что проку от призрачного советника, если вы не можете следовать за мной и давать мне советы? – Возмутился я. – Я полагался, что вы мне как-то поможете с этой Мари.

– Ну ты мог бы для разнообразия и сам попробовать принимать решения! – обиделся Стэн. – Эти, как их там, в Верховной палате, хотят, чтобы ты научился.

После этого он замолчал и не разговаривал со мной больше ни вечером, ни утром, хотя я собирался под музыку. Я наконец придумал, как заставить диски магическим образом прыгать в проигрыватель по приказу Стэна. Я очень гордился тем, что смог это сделать и поэтому был страшно оскорблен молчанием Стэна. На звеняще-тихом холодном воздухе утра мне стало спокойнее, и тут я увидел своего соседа Эндрю, который ждал меня около машины. Эндрю вообще-то идеальный пассажир для такого нервного водителя, как я. Он никогда не болтает попусту, не критикует других водителей, равно как и не пытается подсказать мне, как нужно вести машину. Он просто сидит на заднем сиденье и смотрит в окно. Иной раз это даже огорчает – вроде как один едешь. Когда я ощутил себя совершенно одиноким и окончательно расстроился – мы как раз выехали на трассу М25 – то спросил Эндрю про его последнее изобретение. И он начал мне подробно описывать самым унылым и скучным голосом вещицу, которую он про себя называл «трещотка-качалка», да так обстоятельно и подробно, что, клянусь, я не только ее отлично себе представил, но при желании мог бы нарисовать и запатентовать как свое изобретение. Поняв это, Энди замолк.

×
×