Расплата за гордость, стр. 25

Ее голос был совершенно спокоен.

– Не воображай, что из-за того, что мы спали друг с другом, тебе надо притворяться джентльменом. Ты, должно быть, забыл, как сам предложил что-нибудь поесть.

– А ты, должно быть, забыла, что была очень рада всем моим предложениям. В том числе и этому.

Краска бросилась ей в лицо. Воспоминание о том, что она бормотала во время их занятия любовью, сейчас заставило ее смутиться.

Фиона не хотела, чтобы он напоминал ей об этом. Пусть это будет мне уроком, сердито подумала она. Ничто между ними не шло нормально, и было глупо думать, что ситуация когда-нибудь изменится. Они занимались любовью, но любовь была на последнем месте в акте их единения. Мысль о том, что ему не терпится уехать теперь, когда он получил свое, наполнила Фиону горечью.

– Это казалось разумным, – сделала свой выпад она. – Кроме того, у меня нет другого выбора. Это же твой дом! Я всего лишь исполнительный служащий.

– И чуть раньше ты делала то же самое? – фыркнул в ответ Адриано. – Выполняла свои рабочие обязанности?

Фиона первой отвела взгляд. Она не хотела видеть цинизма в этих прекрасных черных глазах. Более того, она не хотела, чтобы он увидел страх в ее собственных глазах.

Боже, подумала она с ужасом, я влюбилась в него. Все снова. Может быть, подумала она, чувствуя липкие прикосновения страха, я никогда и не прекращала любить его. Ей просто удалось запрятать это чувство в самые глубины своей души, но только до тех пор, пока Адриано не вернулся. И возвращение в его объятия было лишь вопросом времени.

– Нет, – прошептала Фиона онемевшими губами.

Она повернулась к мужчине спиной. Адриано отчаянно хотел, чтобы она повернулась обратно и он мог бы прочитать все, что творилось в ее очаровательной головке. Он сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться и снова взять себя в руки.

– Послушай, – сказал он, обращаясь к ее спине. – Нам нет смысла спорить друг с другом.

Какого черта она не смотрит на него? Мысль о том, что он все испортил, наполнила его удушающим страхом.

– Я просто не хотел, чтобы ты чувствовала себя прикованной к плите, когда я был бы более чем рад пойти поужинать в ресторан вместе с тобой.

– Мне все равно надо готовить для себя, – пробормотала Фиона.

Это замечание только усилило его гнев. Она удовлетворила свои желания, и почему бы ей после этого не пригласить его поесть вместе с ней?

Гордость быстро заняла свое привычное место в его душе.

– По моему опыту, – сказал он с непринужденной легкостью, – женщина, которая готовит для тебя еду, будет скоро требовать того, что ты не готов дать.

– В данном случае, – ответила Фиона с такой же легкостью, – тебе нечего бояться.

– Потому что все, что ты хочешь, это секс? Потому что это все, на что я могу рассчитывать, а это больше, чем ничего.

– Почему бы нет?

Она пожала плечами и начала расставлять тарелки на столе. Это были храбрые слова, но Фиона не могла заставить себя встретиться с Адриано взглядом.

– Мы оба взрослые люди, – сказала она с натянутой улыбкой. – Замечательно, что мы понимаем друг друга.

8

Адриано скорчил гримасу листку, который держал в руках. Он не мог сосредоточить свои мысли на отчете о вложении в изобретение, которое начало оправдывать потраченные деньги, как и предполагалось.

Зазвонил телефон, он откинулся в кресле и быстро протянул руку, чтобы взять трубку. Такая позиция позволяла ему видеть сквозь открытую дверь комнату, в которой Фиона деловито обсуждала цвета и краски с тремя мужчинами.

Несколькими днями ранее он сообщил ей, что принял решение находиться в доме, когда там начнутся работы. Поскольку идея вложить деньги в ферму была его личной инициативой, а не инициативой компании, он был более чем заинтересован в удачном начале. Поэтому он хотел быть рядом, чтобы предлагать свои советы в любое время, когда она в них нуждалась. В ответ на эту сентенцию Фиона сухо напомнила ему, что работникам надо доверять. Адриано не обратил на это возражение ни малейшего внимания и пренебрежительно махнул рукой. По его мнению, гораздо лучше, если он будет находиться в доме, а не ездить каждый раз, чтобы разрешить пустячные вопросы. Поскольку современные коммуникации позволяют работать вне офиса, добавил он, чтобы предотвратить дальнейшие возражения.

Поэтому в течение двадцати четырех часов он переехал на ферму, подстегиваемый необходимостью, которую даже сам полностью не понимал. Он просто знал, что должен быть рядом с Фионой.

В доме стали раздаваться постоянные звонки телефона, в Чикаго и обратно сновали деловитые курьеры. В общем, работа кипела.

А сейчас Адриано вытянул ноги под длинным обеденным столом, который стал теперь его рабочим местом, и с удовольствием смотрел на высокую рыжеволосую девушку, которая не испытывала никаких трудностей в общении с нанятыми ею тремя рабочими. Его советы были нужны ей так же, как собаке нужна пятая нога, думал Адриано, продолжая обсуждать подробности сделки со своей секретаршей по телефону. Но Фионе нужно было его тело. В этом не было никакого сомнения. Когда заканчивался день, она проскальзывала в его постель, теплая, изнывающая от желания и неутомимая в ласках. Этого должно было быть достаточно. Но почему-то не было.

Когда он повесил телефонную трубку, то остался сидеть в прежнем положении, переплетя пальцы рук на коленях. Адриано раздумывал над вопросом: почему физическая близость Фионы причиняла его душе даже больше боли, нежели ее возможный отказ от занятий с ним сексом.

Потому что он также желал завладеть и ее мыслями. Имел ли он для нее хоть какое-то значение? Когда она болтала с ним и смеялась над его шутками, делалось ли это из смутного чувства долга, проистекающего от мысли, что секс должны сопровождать хотя бы дружеские чувства? Эти мысли все громче звучали у него в голове, пока он не встал и не прошел в гостиную.

– Как идут дела? – спросил он с несколько напряженной улыбкой. – Что-нибудь, что я должен знать?

Одно то, что Фиона была всего в нескольких метрах от него, заставляло его руки дрожать от желания прикоснуться к ее телу. Адриано засунул руки в карманы и начал осматривать комнату, в которой уже ободрали обои. Он пытался придать себе вид специалиста, который знает, что тут происходит.

– Извини. – Фиона улыбнулась. – Мы тебя побеспокоили? Должно быть, сложно работать при таком шуме. Почему тебе не закрыть дверь в столовую?

– Я переехал сюда не затем, чтобы изолировать себя от того, что происходит, – раздраженно пробормотал он.

Адриано не мог оторвать взгляда от ее лица, немного испачканного побелкой, но не менее красивого от этого.

– Кроме того, это же мой дом.

Зачем я это сказал? – спросил себя Адриано. Это глупое замечание заставило ее сузить глаза и нахмуриться.

– Какого цвета будут стены в этой комнате? – быстро спросил он.

Он позволил себе быть увлеченным потоком ее объяснений. Рабочий заставил его провести рукой по стене, чтобы он понял, что стены необходимо выравнивать. Электрик показал розетки и высказал несколько ценных замечаний относительно проводки в доме.

Краешком глаза Адриано наблюдал за оживленным лицом Фионы. Он слышал, как остальные рабочие работают этажом выше, обдирая стены и снимая с пола поношенные ковры. В течение нескольких секунд он принял решение.

– Я думаю, мы можем оставить рабочих на то время, пока они делают эти простые вещи, – сказал он, отведя Фиону в сторону.

– Оставить их и заняться чем? Моя работа заключается в том, чтобы быть здесь и курировать их работу.

– Я временно меняю твои обязанности, – проинформировал ее Адриано.

Он крепко держал Фиону за руку, пока объяснял троим рабочим, что они останутся одни на несколько часов.

– Вы знаете, где все находится, – продолжил он, не выпуская ее руки на тот случай, если она вдруг захочет продолжить играть в обязательного служащего. – Чай, кофе и молоко на кухне. Увидимся с вами позднее.

×
×