Расплата за гордость, стр. 22

7

– Адриано, н-нет…

– А я ничего и не сделал.

Его медленная улыбка была такой ослепительной, что Фиона задержала дыхание. Он ее гипнотизировал. То, как его глаза ласкали ее лицо, заставляло ее чувствовать, что она стоит перед пылающим костром, в который готова вот-вот прыгнуть.

– Я… я не полная идиотка, – произнесла с заиканием Фиона.

Ей стало холодно, и она обняла себя руками.

– Я никогда не говорил, что ты идиотка. Что у тебя надето под этим мешковатым джемпером?

– Ч-что?

Он издал низкий волнующий смех, продолжая смотреть на нее. Взгляд был долгим и таким жарким, что волны огня прокатились по ее телу от макушки и до кончиков пальцев ног.

– На тебе надет лифчик? Ты никогда раньше не носила его, когда ездила на лошадях. Я помню, ты однажды сказала мне, что мечтаешь прокатиться на пляже обнаженной, но все, что ты можешь сделать на самом деле, это кататься на лошади без лифчика. Но тогда здесь всегда было много людей. А теперь мы здесь одни, на этом маленьком холме…

– Это неподходящий разговор.

Она предприняла отчаянную попытку вернуться в нормальное состояние, но не смогла оторвать глаз от него. Ее сердце билось так сильно, что грудная клетка едва сдерживала его в своем плену.

– Мы уже не те, какими были. Я работаю на тебя. Ты забыл об этом? А как же твое правило не заводить романы со своими подчиненными?

– О, я не говорю о романе. Я говорю о занятиях любовью. А правила для того и созданы, чтобы их нарушать.

Он не собирался ни на минуту обольщать ее мыслью, что речь идет о каких-то отношениях. Однажды он предложил ей такие отношения и получил отказ. В этот раз он будет полностью откровенен, и она сама придет к нему, понимая, что именно он хочет. А все, что он хотел, было ее восхитительное тело.

Он провел пальцем по ее спине и улыбнулся.

– Лифчика нет. Какие-то вещи не меняются.

– Перестань!

Фиона развернулась, чтобы оказаться к нему лицом. Это легкое прикосновение ощущалось как вторжение, и, что было самым ужасным, как желанное вторжение.

– Ты так проводишь свою жизнь, Адриано? Отдельные эпизоды с женщинами в постели? Как грустно.

– Почему грустно?

Хотя ее губы произносили оскорбления, он подумал с удовольствием, что ее фиалковые глаза говорили совсем другое.

– Ты думаешь, что секс обязательно должен сопровождаться эмоциями? И хотя ты и не вышла замуж, не будешь же ты говорить мне, что не спала ни с одним мужчиной?

– Конечно, спала, – пренебрежительно сказала Фиона.

Его тело напряглось. Хотя он и не ожидал другого ответа, он не мог спокойно представить ее в объятиях другого мужчины без приступа ревности, сжимающего его горло.

– С этим маленьким женственным мужчиной из агентства по недвижимости?

Как он мог быть столь высокомерным по отношению к Мартину, подумала она с внезапным гневом. Просто потому, что он не выглядел таким же мужественным, как Адриано, и не обладал его завышенным самомнением. Адриано бы конечно больше понравилось, если бы она провела семь лет в криогенной камере, тоскуя по нему.

Тот факт, что она примерно так и жила, разгневал ее еще более.

– Нет, не Мартин, – ответила она, резко поднимая к нему лицо.

– Кто тогда? И если он столь много значил, где же он сейчас?

Все силы Адриано уходили на то, чтобы сдержаться и не вытрясти из нее ответ как можно скорее.

– Его имя Джеймс Силкокс, если хочешь знать!

И какой же он был ошибкой. После четырех лет одиночества, как она понимала это сейчас, она начала эти отношения отчасти в отчаянной попытке вытащить свою личную жизнь из трясины, в которую она погружалась, а отчасти оттого, что ее отец одобрял этого молодого человека. Но их связь была катастрофой. Его талант развлекать женщин вовсе не скрывал острого ума, как она надеялась. Он был симпатичным, разговорчивым и совершенно пустым внутри. Их отношения, однако, продлились целых шесть месяцев и затем перешли в периодические дружеские встречи, чем и должны были быть с самого начала. Однако от ее внимания не ускользнуло то, что, когда у нее начались денежные затруднения, прекратились даже эти встречи. Она более не была человеком, с которым стоило поддерживать отношения.

– И я не знаю, где он сейчас, – закончила она честно.

– Что случилось? Ты была слишком жестокой по отношению к бедному мальчику?

– Я? Жестокой?

– Ты не играешь в женские игры, – сказал ей Адриано и отвел волосы от ее лица. – А мужчинам нравятся женщины, которые играют в женские игры.

– Ты имеешь в виду, когда они хлопают ресницами и притворяются беспомощными даже тогда, когда у них нервы из стали?

– Что-то вроде этого.

Он не ожидал, что разговор продлится так долго. Женщины, по крайней мере те женщины, с которыми он встречался, всегда предпочитали следовать за ним. А продолжительные разговоры никогда не были в его вкусе. Но разве он не знал, что эта женщина была единственной в своем роде? Он даже забыл, как ему раньше нравилось просто разговаривать с ней.

– Также… – Он посмотрел на ее мешковатый свитер и застиранные джинсы… – им больше нравятся более… женственно одетые женщины.

Он знал, что это высказывание ее заденет и она перейдет в наступление.

– Спасибо большое за помощь, Адриано. Ты только что объяснил мне, почему я не нашла идеального мужчину. Я не так одеваюсь. И я полагаю, что все девушки, которые были эпизодами в твоей грустной-грустной личной жизни, одевались иначе?

Понимает ли он, что во время этого разговора они ведут себя, как двое любовников? – спросила она себя. Дразнящее выражение его глаз придавало каждому его слову совсем другую, волнующую интонацию, которая заставляла каждый нерв ее тела петь от ликования.

– Да, иначе, – согласился он.

– И в чем состоял их изысканный вкус? – спросила уязвленная Фиона.

– Как обычно. Маленькие облегающие платья с низким вырезом и очень высокие каблуки.

Он внезапно подумал, что ни одна из них не стоила и мизинца женщины, которая сидит рядом с ним, несмотря на одежду, которая скрывала ее формы, и отсутствие косметики. Мысль о тяжелых грудях, скрытых за свободно сидящим джемпером, возбуждала его больше, чем все облегающие платья и низкие вырезы. Он предвкушал момент, когда снимет с нее толстый слой одежды и обнажит ее прекрасное тело.

Фиона хотела спросить его, почему он хочет заняться любовью с ней, если ему так нравятся пышные женщины в облегающих одеждах. Но она слишком боялась услышать ответ на свой вопрос. Правда была перед носом: Адриано просто хотел стереть пыль со старых воспоминаний и доказать им обоим, что она будет принадлежать ему, стоит ему только захотеть. Ничего большего он не желал.

– Но на самом деле, – протянул Адриано, искренне наслаждаясь ее обиженным видом, – мне гораздо больше нравится кое-что еще, помимо облегающей одежды на женщине…

– И что это? Не то чтобы мне очень интересно…

– Никакой одежды на женщине.

Каждое слово еще более повышало напряжение в электрическом поле между ними.

– Никакой одежды на женщине, находящейся на природе, среди деревьев и полей…

Игра была закончена, и, знала она об этом или нет, ловушка захлопнулась, она не убежит.

– Запах теплого солнца на обнаженном теле и прикосновение травы к коже…

По ее телу пробежала теплая волна, когда ее воображение отправилось в неуправляемый полет. Здравый смысл кричал ей в уши, что надо бежать как можно быстрее, но Фиона не могла пошевелить и пальцем. Она могла лишь смотреть, как он преодолевает оставшееся расстояние между ними, чтобы покрыть ее губы поцелуями.

Его голод заставил ее откинуться назад, пока она не легла на траву. Его тело лежало на ее теле, пока он исследовал своим языком теплоту ее рта с нетерпением, которое не уступало ее нетерпению. Ее спина прогнулась от удовольствия, когда он начал целовать ее в ухо и шею.

– Ты хочешь этого, дорогая? – хрипло прошептал он. – Потому что, если ты не хочешь, тебе лучше сказать мне об этом сейчас. Перед тем, как мы пройдем точку невозвращения.

×
×