Расплата за гордость, стр. 15

Образ суровой дамы средних лет, которая быстро ходит туда-сюда с блокнотом в одной руке и ручкой в другой, исчез из воображения Фионы, как только они въехали во двор конюшни. Там, в углу двора, стоял золотистый кадиллак «Эльдорадо». Прежде чем Фиона смогла что-нибудь сообразить, его владелица появилась из-за угла дома. И она совсем не напоминала мегеру, одетую в скучный костюм.

Приветливая улыбка появилась на губах Адриано. Он подошел к женщине, раскинув руки для объятия и что-то быстро и неразборчиво говоря по-итальянски. И, что бы он ни говорил, это не имело никакого отношения к камням, кладке или поднимающейся из подвала сырости, подумала кисло Фиона. Это можно было понять по мягкому смеху, который время от времени издавала женщина во время разговора.

– Фиона, познакомься с Ниной.

Адриано все еще обнимал женщину за талию, и на его губах по-прежнему играла улыбка.

– Это… – Он широким жестом указал на дом, – имущество Фионы и моя следующая покупка. Что ты по этому поводу думаешь?

Вблизи Нина выглядела старше, чем это показалось Фионе издалека, но ее красоту это не портило. Маленькая, с оливковой кожей, темными глазами и кудрявыми волосами, которые были завязаны в хвост на затылке, с несколькими выбившимися локонами по бокам. И она была пышной. Полные груди обрисовывались под облегающим пиджаком кремового цвета. У Фионы внезапно закружилась голова, и ей пришлось выдавливать из себя улыбку, когда она отвечала на крепкое рукопожатие женщины.

– Много работы, – сказала Нина, теперь преисполненная деловитости. Она сказала о нескольких недостатках дома, указывая на разрушения, о которых Фиона даже понятия не имела. – Можно мне зайти внутрь? – закончила она свою речь вопросом.

Фиона коротко кивнула и пошла впереди, показывая путь. В то время как Нина и Адриано шли позади и разговаривали тихими голосами. Тихими, интимными голосами, как показалось Фионе.

Она раскрыла входную дверь нараспашку. Как только она вошла, ее попросили приготовить кофе, пока они вдвоем осмотрят дом более детально.

– Возможно, мне тоже следует пойти… – Голос Фионы просто источал сладость. – Я прожила в этом доме всю свою жизнь, и мне будет интересно послушать, какие ремонтные работы необходимо здесь провести.

– В этом нет нужды, – протянул Адриано. Он наконец-то снял руку с талии черноволосой красотки, но Фиона не могла отделаться от мысли, что он снова вернет ее на место, как только они исчезнут из поля ее зрения.

– Хоть это и был твой дом, но с завтрашнего дня он переходит в мое распоряжение. Будет более уместно, если я сам узнаю размер повреждений.

– Я составлю свой отчет в течение недели, – сказала ей Нина с улыбкой. – В нем будут все детали.

– Мне можно будет получить копию этого отчета?

Ее голос был исполнен сарказма, но, казалось, Адриано совсем не замечает этого. На самом деле он кажется очень довольным, подумала Фиона. Уперев руки в бока, она наблюдала, как Адриано со своей спутницей поднимаются по лестнице.

– Конечно.

Чтобы поддразнить ее еще больше, он снова обнял Нину за талию, пока они поднимались по лестнице на второй этаж. Он бы все отдал, лишь бы взглянуть, смотрит ли еще на них Фиона. Но он не стал оборачиваться. И снял руку с талии брюнетки только тогда, когда они уже не были видны с первого этажа. Лишь затем Адриано начал спрашивать Нину об ее муже Уго и об их полуторогодовалом малыше.

Если его двоюродная сестра и была несколько удивлена такой неудержимой радостью при виде нее, то нисколько не показала это. А просто стала счастливо щебетать, рассказывая о семейных делах, не забывая при этом бросать внимательные взгляды по углам, укромным закоулкам и щелям. Нина осмотрела даже каминные трубы, словом, заглянула всюду, где могли прятаться неожиданные неприятности.

– В какие игры ты играешь, Адриано? – заинтересованно спросила она его после того, как они осмотрели последнюю комнату полтора часа спустя и сочли дело законченным.

– Игры, дражайшая кузина?

– Игры, – твердо сказала она.

– В кошки-мышки, – лаконично ответил ей Адриано, понимая, что подобным ответом приоткрыл лишь вершину айсберга.

– И кто из вас двоих мышка? – поддразнила она его.

– Разве я похож на мышь?

– Нет, но я никогда не видела прежде, как ты играешь с женщинами в подобные игры. Не начинай игры, если ты не знаешь ее правил.

– Поверь мне, Нина… – Глаза Адриано блеснули при воспоминании о девушке, которая ждала их внизу. – Я полностью контролирую ситуацию, как и всегда…

5

Полтора часа она провела в кухне, вынужденная играть роль наблюдателя в собственном доме. Ожидание не улучшило настроения Фионы. Сначала она предусмотрительно приготовила себе еду, чтобы поесть попозже. Затем она села за кухонный стол и стала выискивать непривлекательные черты в мужчине, бывшем когда-то центром всей ее жизни.

Тот факт, что он сейчас упивался в одной из комнат компанией соблазнительной брюнетки, выставляя напоказ свою сексуальную жизнь в качестве напоминания, что Фиона была для него только горьким вкусом на губах, ненужным воспоминанием… Этот факт делал ее мысли еще более безрадостными.

Фиона вспомнила то, что сказал ей отец несколько месяцев спустя после ухода Адриано. Она невидящим взглядом смотрела в окно кухни, погруженная в привычное облако депрессии, когда Джеймс Барнс внезапно появился из-за ее спины. Он раздраженно сказал ей, что ее адовы муки должны прекратиться. Перестанет ли она когда-нибудь оплакивать мужчину, который положил на нее глаз только из-за ее положения в обществе? Что ее так называемая единственная любовь даже внимания на нее не обратила бы, если бы Фиона была кем-нибудь еще, а не девушкой из высшего общества.

Тогда Фиона в это не верила, но она поверила в это сейчас. Адриано не мучила ностальгия, ничто не говорило о том, что он помнил то, что было. Все это потому, подумала она, сидя в одиночестве, что он никогда на самом деле не любил ее.

К тому времени, как Адриано и Нина закончили свой продолжительный вояж по дому, в голове Фионы уже выстроилась прочная конструкция из мыслей о том, как она будет вести себя по отношению к этим двоим.

Она плотно сжала губы и встала, скрестив руки на груди, когда услышала шаги на лестнице. Его рука была по-прежнему на талии Нины!

– Здесь пахнет чем-то вкусным, – сказал Адриано, освобождая руку. – Нина, ты ведь останешься выпить чашечку кофе?

Тело Фионы выдает все ее мысли, подумал он с удовольствием. Руки скрещены, нахмуренное от неодобрения лицо. Да, он целиком и полностью контролировал ситуацию. Эта мысль невероятным образом улучшила его и без того хорошее настроение.

– Я не могу, Адриано, – сказала брюнетка с извиняющейся улыбкой. – Уже поздно, и мне еще предстоит долгая дорога до Чикаго.

Она посмотрела на мужчину с нескрываемой симпатией, что заставило Фиону скрипнуть зубами.

– Каково состояние дома? – спросила Фиона с поистине замораживающей вежливостью. – Мистер Мазетти, кажется, считает, что он вот-вот развалится.

Адриано? Неужели он думает, что она поверит, что все его служащие обращаются к нему по имени, да еще тоном, выдающим близкие отношения? Он, возможно, представляет себя невероятно современным боссом. Но разве современные правила поведения включают в себя объятия с подчиненными на виду у всех? Если это так, то она удивлена, что он не проводит половину своего времени в суде по делам сексуального домогательства. Но этой женщине такое поведение, похоже, нравится!

– Совсем нет, – мягко сказала Нина, беря свою сумочку и дипломат со стула. – В вашем доме нет никаких особых повреждений.

– В моем доме, – поправил ее Адриано, посмотрев на Фиону с торжествующей улыбкой.

Что она приняла с полным внешним спокойствием.

Нина покачала головой и сказала что-то по-итальянски, а затем повернулась к Фионе.

– Мой отчет будет готов через неделю. Необходимости проводить капитальный ремонт нет. Нужно поменять оконные рамы. Некоторые из них совсем рассохлись. Также надо отремонтировать некоторые части крыши, а все остальные повреждения поверхностные. Просто сказались годы, когда домом не занимались.

×
×