Дети Хаоса, стр. 46

— А что мне собираться? Я ж сирота. — развела руками девушка. — Только, дядьку, то одеяло с дыркой я подарувала Марьяне, подружке. Можно?

— Это называется — пончо. — заметил тот и отмахнулся. — У Древних подглядел, да и научил орков делать. Ну, все?

— Увидимся! — помахал он рукой новым хозяевам, и потащил Вирею в какую-то радужную зыбь.

Следующие несколько часов были до удивления хлопотными и до обалдения приятными. Девушка обзавелась кучей новой одежды, обуви, малопонятных вещей, и новой прической.

— Да что ж я со всем этим делать буду? — изумилась она, когда мадам Трейси объясняла ей, что это за предметы дамского белья, куда, как и когда их надевать.

После всего этого мельтешения ее вынесло на тихую лужайку перед домиком со странно знакомыми очертаниями, и с вишневым садом. К ним сразу подлетело небесное создание с крылышками.

— Привет, хозяин. — заявила Лот и облетела по кругу Вирею. — Ага, очередная подружка… А ничего, только — что это тебя на малолеток потянуло?

Тот и виду не подал. Только навесил на нахалку золотистое сияние и исчез. Через несколько мигов он начал приводить еще гостей, да сколько! В основном молодежь и дети. Шум и гам они подняли такой, что девушка только диву давалась, стоя у груды своих сумок.

Через неделю, когда она немного освоилась, и даже кое-с кем подружилась, а также начала пухнуть от безделья, сэр Ровер объявил об окончании отдыха.

— Завтра с утра уходим.

Оказалось, что в этом году целая куча молодежи приступала к учебе в «Универе», с ними в город Эльфов попала и Вирея. Обилие новых впечатлений и тяжесть учебы, особенно трудной для деревенской девчонки, не дали ей унывать и падать духом.

А сэр Ровер? Опять куда-то тихо смылся.

Рамона, таща под мышкой толстенный том «Общей магии», а в руках конспекты, забралась в тихий уголок университетской библиотеки, который она давно для себя облюбовала. За стеллажом обнаружилась сестра и Элендил, которые целовались взасоос.

— Нашли место. — пробурчала она и бухнула на стол свою ношу. Надо было подробнее разобраться с этими заклинаниями второго ряда и их следствиями, как посоветовал ей отец. Только вот что-то никак…

— Завидуешь, — хихикнул Элендил, а Хельга поудобнее обняла его и вновь поймала его губы своими.

Через некоторое время поняв, что позаниматься ей тут не удастся, Рамона покосилась на влюбленную, забывшую обо всем на свете, парочку. Решительно отбросила мысль плюнуть на все и махнуть с Алексом на Озера или в Бриарвуд. Раз решила, что надо разобраться, то… ага! Ну кто же еще поможет, как не профессор Общей Магии, баронесса Аэлирне?

Тук-тук.

Что за дела? Никого нет дома?

Тук-тук, — вновь постучала она в магическую дверь. Та исчезла, и через миг девушка предстала перед хозяйкой. Аэлирне была сама красота, только строгая — жуть! Намедни так шуганула за то, что подсказывала Хельке — кошмар! Вот и сейчас, в прелестном платье, с прической и макияжем — очередными шедеврами Рубини, она посмотрела своими синими глазами как-то так, что Рамоне захотелось немедля спрятаться под вон тот симпатичный столик.

— Здравствуйте.

— Ну, привет. Заходи.

Узнав, в чем дело, опытная волшебница призадумалась.

— Знаешь, за седьмицу-другую ты и сама разобралась бы, без моей помощи. А если хочешь совсем уж изощренные подробности… обратись к НЕМУ. — холодно закончила она.

Рамона хрумкнула печеньем, запила неизменным кофе и торопливо, пока тема разговора не сменилась, спросила.

— Да где ж его искать?

— Это не мое дело. — невозмутимо ответила Аэлирне.

Принцесса мысленно сделала знак, отгоняющий неприятности, и вкрадчиво спросила. — Мэм, а вы не боитесь? Андромеда или Элеанор могут и прибрать к рукам бесхозное… А силы их велики.

Волшебница встала, задумчиво подошла к окну. За стеклом шаловливо порхали снежинки последнего, наверное, снегопада, и понемногу вечерело. Она некоторое время незряче смотрела на улицу, а затем повернулась к притихшей от волнения Рамоне.

— Я не знаю, где он, и с кем он. И не разобралась в себе, да и в нем тоже. Что толку бередить рану? — негромко и печально сказала она.

Аэлирне задумчиво повертела в пальцах статуэтку с каминной полки, поставила ее на место. Прошлась по комнате, оставляя за собой чуть слышный аромат. Как всегда — кедр и лаванда.

— Что я ему скажу? Но на шею со слезами и мольбами бросаться не готова, и не буду. Раз-другой в году он забирает детей к себе в долину Цветочных Эльфов — и все. Здрасьте, и до свидания, мэм.

— А по ночам в подушку не плачете? — нахально поинтересовалась Рамона.

Волшебница вспыхнула на миг, но сдержалась.

— Девочка моя, ты не знаешь, что это такое, и лучше бы никогда не узнать. Или ты пришла терзать мне душу?

Та фыркнула.

— Вот еще! Просто еще не решила, кто из вас больший дурак. А разобраться не так-то и легко. Оба вы… наворочали.

Она с аппетитом доела воздушное печенье из вазочки, выпила очередную чашечку кофе, и решительно заявила:

— Во всяком случае, от Алекса я не откажусь, хоть вы и не одобряете. Да-да, не притворяйтесь, мэм! Свою ненависть к НЕМУ вы готовы перенести и на детей. Прислушайтесь к себе, и одумайтесь.

Рамона встала, отряхнула крошки, и сделала книксен. — Чао!

— Погоди. — раздался сзади глухой голос, обычно звонкий и чарующий. — Давай поговорим еще. Неужели ты права?

— Гожусь ли я, неопытная, в подруги и советчицы? — ядовито осведомилась вредная девчонка. Но осталась, незаметно оглядываясь в поисках печенья.

— А с кем еще? — горько бросила Аэлирне. — Элеанор? Да она могла бы быть моей соперницей. Донья Эстрелла? Она за этого чернокнижника горой. Дочь моя Айне — то же самое.

Она помолчала, погладив изящной рукой высокую напольную вазу. Черное с золотом. Тонкие нити света в бесконечном мраке. Затем подняла голову.

— А что ты там, девонька, намекнула насчет этой Андромеды?

Рамона внутренне возликовала. Есть! Можно поставить галочку на первом пункте… И немедля приступила к следующему этапу плана, который они с сестрой долго и вдумчиво разрабатывали.

Глава 7

Место встречи изменить нельзя

Айне размяла и чуть согрела пальцы. По знаку Хельги, засекшей время, закрыла глаза и полезла руками и заклинанием в столб магии с парящим в нем предметами, и стала «тянуться». Рамона, которая следила за ее действиями и отмечала последовательность, шепнула. — Не забывай подрабатывать Знаком.

Черный шарик, бесцельно болтавшийся в магическом кармане, поплыл к ладони Айне.

— Первая отметка. — негромко обьявила Хельга, глядя на часы.

В это время в столбе магии что-то звонко щелкнуло и полыхнуло светом.

— Стоп. — нахмурилась Рамона. — Айне попалась… ага — прикрытие не наложила. Еще раз, сначала.

На этот раз черный шарик приплыл к ладони Айне без приключений. Едва она успела извлечь его и сделать шаг назад, как Хельга объявила третью отметку времени. А это означало — что есть шанс покопаться в чьем-то магическом кармане и спереть вещь, которой хоть раз коснулась рука Ровера. В перспективе — обобрать Хроноса и найти то, что Ровер оставил для связи. Не мог не оставить, так как наблюдение из чередующихся девчонок обнаружило, что их предположения верны — что-то такое у бога времени было.

Принц Ян, Лирна и Аврора тихо шептались в углу. Посматривали, но не мешали опыту. За окном раздавался лязг и азартные возгласы. Это изощрялись во владении шпагой Элендил и Алекс. Заядлые друзья, они больше всего уделяли внимания своим девчонкам, немного меньше — оружию. А учеба им и так легко давалась. За ними пристально наблюдал Хед, ждущий своей очереди.

— Ага! — воскликнула Рамона. — Вышло!

Она вскочила из-за стола, заваленного записями и книгами, и от избытка радости затрясла сестру. Хельга как теоретик намного уступала ей, зато как практик — поражала всех. Она так легко, быстро и изящно работала с заклинаниями, что с легкой руки Аллерии ее прозвали «фехтовальщицей». Зато, если надо было в чем-то разобраться, или придумать какой-нибудь хитрый магический финт, черноглазая Рамона с короткой, как у пажа, прической, обставляла сестру без труда.