DOOM: По колено в крови, стр. 1

Дэфид аб Хью, Брэд Линавивер

DOOM: По колено в крови

ПРОЛОГ

Ближе к аду, чем Кефиристан, на Земле, пожалуй, места не сыскать. 

Это я заявляю со всей ответственностью. Мне пришлось провести в тех краях последние восемнадцать месяцев, когда мы сдерживали натиск Народной армии освобождения Кефири — прозванной ее бойцами «Косой славы», — чтобы не дать ей возможности расправиться с правыми хорастистами и поддерживавшими их переселенцами из Азери, с юга (стремившимися сохранить свои анклавы), которые вели «грязную войну» против кубинских коммунистов и перуанских наемников… Такая вот там сложилась обстановочка! В общем, в этом клубке противоречий, сплетенном из миллиона тайных и явных опасностей, поджидающих вас на вершине мира — в северных отрогах Каракорума, между Афганистаном и узбекским Самаркандом, — сам черт ногу сломит.

Мы только что продрались через скалистое ущелье — местные жители с присущим им простодушием ласково называют его на своем языке «рваная рана» — и вошли в небольшой мусульманский городок Низганиш, разрозненные строения которого невесть как угнездились на склонах горного хребта высотой в 2200 метров.

Открывшаяся взору панорама повергла меня в ужас. Несмотря на то, что за все это время мне много раз доводилось подниматься в горы, охотясь на членов «Косы славы» и их дружков из «Светлого пути», к виду того, что осталось от Низганиша, я, надо признаться, готов не был.

Зрелище походило на полотна Босха. Повсюду на земле, как обгрызенные кукурузные початки, валялись оторванные конечности, обезглавленные и изуродованные тела — я молил Бога лишь о том, чтоб их уничтожили звери, — двери и стены в пятнах крови, будто здесь совершалось жертвоприношение агнцев… с той лишь разницей, что то была кровь людей, а не ягнят…

Итак, разрешите представиться: капрал Флинн Таггарт, рота «Фокс» (или попросту «лисы») 15-го легковооруженного десантного полка морской пехоты Соединенных Штатов, личный номер 888-23-9912. Но парни зовут меня Флай, если только в этот момент не мочатся.

Потрясенные увиденным, «лисы» разбрелись по городку, без особого успеха пытаясь прикинуть по разрозненным кускам человеческой плоти, каковы были потери. Вершину горы совсем некстати покрывало облако густого тумана, и все вокруг застилала легкая пунцовая пелена, скрадывавшая звуки шагов. Как будто мы шли по обложенному ватой коридору, повсюду натыкаясь на кошмарные отметины войны, особую жестокость которой придавала неистребимая ненависть одного племени к другому, отбрасывающая людей к доисторическим временам первобытной дикости, когда еще не знали бронзы и не умели обрабатывать землю.

В тумане почудилось едва уловимое движение.

Промелькнувшая тень, зыбкие очертания неясных контуров — и больше ничего. Сержант Гофорт еле слышно присвистнул, и мы замерли как вкопанные. «Лисы» чертовски хорошо подготовлены даже для легковооруженных десантников.

Подле меня остановился Гэйтс; он слегка коснулся моей руки и молча показал сначала налево, потом направо. Мне тут же стало ясно, что он имел в виду: чем бы ни были эти тени, они оставили нам лишь путь к отступлению — впереди и с флангов мы были окружены.

Я бросил взгляд в сторону сержанта: ему в ухо что-то нашептывала Арлин Сандерс, наш разведчик — самый «легкий» из всех легковооруженных десантников морской пехоты. Эта девушка обладала способностью растворяться во мраке ночи так, что даже оборотень не нашел бы ее след. Арлин была моим лучшим другом.

Она могла бы стать мне даже больше, чем другом — и как-то раз так оно и случилось, — но продолжения не последовало. Мы остались друзьями. После мы никогда не говорили о той ночи. Как бы то ни было, у нее с Доддом еще раньше сложились вполне определенные отношения, а я не отношу себя к любителям разрушать налаженные связи.

Арлин отошла от сержанта, неслышно прошмыгнула мимо меня и исчезла в тумане. Она как будто растворилась в том проходе, который еще оставался в незамкнутом кольце окружавших нас движущихся теней. Я понял, что ей было поручено выяснить обстановку и доложить лейтенанту и сержанту Гофорту по секретной линии связи, что происходит.

Ни я, ни другие «лисы» не двигались с места; до меня доносилось лишь дыхание стоявшего рядом Билла, а Додда и Шейла и вовсе не было видно. Если нам повезет, может быть, эти чучундры вообще нас не заметят и пройдут мимо.

Но тут подбежал лейтенант Вельзевул и, как обычно, резко, но на этот раз еще и с раздражением рявкнул:

— Что здесь, черт побери, происходит?!

На самом деле имя лейтенанта — Вимс. Это я называю его Вельзевул, потому что вокруг чудовищно толстого, вечно взопревшего недотепы вьются полчища комаров. Видать, им нравится вкус его пота.

Чучундры замерли так же внезапно, как перед этим мы, и растворились в клубах серого тумана. Мы сразу же потеряли все преимущества внезапности и с ними наш единственный шанс выйти из передряги без выстрела… И все из-за этого шута горохового, который хоть и ходит уже три года в младших лейтенантах, до сих пор никак не может в толк взять, в какие игры мы здесь играем!

Вдруг одна из теней стронулась с места, потом другая. Но двигались они поодиночке — то тут, то там — и определить, где сосредоточена основная их часть, не было никакой возможности.

Вимс запаниковал — такое мы уже не раз проходили.

— Мы что, не собираемся их ликвидировать? — вцепился он в Гофорта, который остервенело прижимал палец к губам. — Надо, чтобы кто-нибудь это сделал.

Гофорт, приложив одну руку к уху — он слушал доклад Арлин, — другой принялся отмахиваться от ретивого лейтенанта.

Но Вимс справа видел призраки, а слева — привидения. В голове его — хоть здесь я вполне могу ошибиться — они были индейцами, а мы — 7-й Кавалерийской дивизией, и он, конечно, в роли Кастера.

— Лейтенант не может мириться с таким положением вещей! — резко сказал Вимс. — Гофорт, уничтожьте солдат! Сержант сделал ответный ход:

— Сэр, мы даже не знаем, что это за люди… Сандерс докладывает, что они в рясах с капюшонами…

— «Коса славы»! — взвизгнул Вимс.

— Нет, сэр, просто люди в рясах…

— Сержант, я отдал вам приказ… так что уложите их!

Арлин снова прошмыгнула мимо меня.

— Что здесь творится? — прошептала она.

— Вимс хочет, чтоб их уложили.

— Да они же монахи! Ты должен остановить этого чокнутого ублюдка!

Я был вторым по званию бойцом сержантского состава, и Гофорту не помешало бы прислушаться к моему мнению. Пригнувшись, я медленно подошел к нему.

— Сержант, Арлин говорит, что они — монахи.

— Это и впрямь так, Таггарт? — Вимс произнес свой вопрос с таким видом, будто столкнулся со мной на приеме, где подавали устриц.

— Сэр, они всего лишь монахи.

— Вы в этом твердо уверены? Кто-нибудь знает это наверняка?

— Сандерс сказала…

— Сандерс сказала! Можно подумать, что это Сандерс каждую неделю имеет дело с полковником Бринклом!

— Сэр, — снова попытался вставить слово Гофорт, — мне кажется, перед тем, как открывать огонь, нужно выяснить, что это за люди.

Вимс, трясясь от ярости, уставился ему прямо в глаза.

— Пока что здесь я отдаю приказы, пехотинец, а вы обязаны их исполнять. А теперь — уложите их!

Монахи. Чудаковатые, несчастные монахи!

Меня передернуло. Не знаю, от чего я так завелся — может быть, из-за обезображенных человеческих тел или так на меня подействовал разреженный горный воздух и явная нехватка кислорода. А может быть, тупая наглость Вимса, испуганный взгляд Арлин, которая просто не могла поверить в реальность происходящего, и то, с каким видом Гофорт скрипнул зубами и повернулся, чтобы отдать приказ. Этому человеку, которому давно уже перевалило за тридцать, совсем не хотелось кончать ни в чем не повинных чудиков в монашеских рясах.

Тут мне внезапно пришло в голову, что если бы Вимс уткнулся мордой в грязь, он бы не смог отдавать приказы и мы без проблем позволили бы этим проклятым монахам исчезнуть.

×
×