Последнее Правило Волшебника, или Исповедница. Книга 1, стр. 59

Глава 19

Рука Никки соскользнула с мраморных перил лестницы и свесилась вниз, когда она и Энн направились по очередному проходу. Пол, стены и потолок этого тихого и очень длинного коридора были выполнены из больших полированных кусков белого мрамора. Мягкие завитки серых и золотистых жил в самом мраморе создавали в этом пространстве ощущение легкой дымки.

Факелы в железных кронштейнах, равномерно размещенные на стенах, разливали по коридору мерцающий свет. Застывший воздух хранил тяжелый запах смолы и был слегка затуманен. Время от времени от этого длинного прохода ответвлялись другие коридоры, ведущие к гробницам.

– Мы переживаем опасное время, – сказала Энн, эхо разносило звуки ее шагов вдоль каменных плит. – Насколько я понимаю, мы приблизились к самому опасному моменту в пророчестве. Мы приблизились к тому, после чего может наступить конец всего.

Никки оглянулась через плечо на старую аббатису.

– Вот почему мне нужно помочь Зедду, а затем найти Ричарда. Но в то же время необходимо остановить и Сикс, прежде чем она сможет объединить все три шкатулки. Она уже показала мне, насколько опасной может быть, но если нам удастся найти ее, Зедд поможет справиться с этой ведьмой.

Думаю, для меня самое важное – захватить сестер Улисию и Эрминию. У них две другие шкатулки. Если они объединят все три шкатулки Одена, то не думаю, что сестры Тьмы оставят Ричарду шанс попытаться открыть одну из шкатулок до первого дня зимы будущего года. Они наверняка попытаются открыть их сразу же, как только соберут все три. У меня есть беспокойное ощущение, что мы уже опаздываем.

– У меня тоже, – сказала Энн, когда они проходили мимо шипящего факела. – Вот почему так важно, чтобы ты была рядом с Ричардом – так важно, чтобы ты помогла ему.

– Я и намерена помогать ему.

Энн подняла взгляд на Никки.

– Мужчина нуждается в женщине, чтобы осуществлять направленный выбор, особенно когда стоящие перед ним альтернативы могут изменить весь ход жизни.

Никки наблюдала, как тени поворачивались вокруг них, когда они проходили мимо очередного факела.

– Не уверена, что понимаю, о чем ты.

– Только женщина, которая любит его, только женщина, разделяющая его устремления, только женщина, которая пользуется безоговорочным доверием, может быть той самой женщиной, которая способна оказывать положительное влияние.

– Я ведь люблю его, и я буду на его стороне.

– От тебя требуется больше, чем просто быть на его стороне, Никки. Ты должна стать женщиной, которая способна оказывать необходимое влияние.

Никки глянула на нее лишь уголком глаза.

– И какое влияние, уточни, пожалуйста, требуется здесь, по твоему мнению?

– Ребенок нуждается в силе отца, а не только в опеке матери. – Она плотно сжала большой и указательный пальцы. – Мужчина и женщина, действуя вместе, формируют нас, определяя нас и руководя нами. И здесь точно так же. Мужчине требуется женское присутствие в жизни, чтобы стать надлежащим правителем, чтобы руководить развитием человечества.

Сильный генерал может без женщины вести битвы и выигрывать войны. Джегань может сокрушить всех на своем пути, но создать он ничего не может… ничего ценного, во всяком случае.

Наша задача, наше дело является иным. От нас требуется нечто большее, требуется не только победить в такой войне, с какой мы столкнулись, но и обрести будущее, на которое в результате надеемся. Ричард нуждается не просто в ком-то, кто любит его, но в ком-то, кого он может любить. Жить в обнимку с одним мечом – этого недостаточно. Ему требуется прилагать к чему-то свои эмоции. Ему требуется отдавать любовь, а не только получать ее.

Никки очень не хотелось вновь продолжать эту линию спора.

– Я не та женщина.

– Но ты можешь ею стать, – настаивала Энн, смягчая голос.

– Уверена, что Кэлен именно та женщина, которая заслуживает любви Ричарда. Я – нет. Я делала ужасные вещи, такие, которые никогда не смогу вычеркнуть из своей жизни. Я шла по очень темной дорожке. Все, что я могу сделать, это бороться за то, чтобы остановить распространение тех дьявольских идей, за которые недавно боролась сама. И если я смогу сделать это, то заслужу искупление в собственном сердце. Но я никогда не смогла бы заслужить любовь Ричарда. Кэлен – вот заслуживающая его женщина. А я – нет.

– Никки, Кэлен – это недоступный нам выбор. Бессмысленно производить выбор между тобой и Кэлен, кому из вас следует быть рядом с ним; она больше не способна выполнять эту роль. Огненная Цепь поглотила эту женщину. И сейчас только ты способна на это. Ты должна выйти замуж за Ричарда и стать для него такой женщиной.

– Выйти за него замуж! – Никки издала короткий горький смешок и покачала головой. – Ричард не любит меня. И нет причин, чтобы он захотел жениться на мне.

– Неужели ты ничему не научилась во Дворце Пророков? – Энн нетерпеливо поцокала языком. – И как же тебе только удалось стать сестрой?

Никки вскинула руки.

– О чем ты?

– Мужчины имеют потребности. – Энн покачала пальцем перед Никки. – Удовлетвори их со всем своим талантом, как женщина – как красивая женщина, какой Создатель сотворил тебя, – и он захочет большего. Он женится на тебе, чтобы получить это.

Никки захотелось дать ей пощечину. Вместо этого она сказала:

– Ричард не таков. Он понимает, что любовь – это то, что придает смысл страсти между мужчиной и женщиной.

– Но ведь именно это он и получит. А тебе нужно всего лишь помочь тому, чтобы эта страсть обрела смысл. Сердце мужчины будет следовать его потребностям. Или ты до того старомодна, что способна верить, будто все пары женятся по любви? Наиболее удачные браки обычно создаются мудростью старших. Поскольку Кэлен нет, именно это мы и должны сделать.

Это твоя работа – затащить его в свою постель и показать ему, что ты способна обеспечить то, чего ему не хватает и что ему необходимо. Если ты утолишь его страсть – его сердце будет твоим, и в конечном счете эта страсть обретет смысл.

Никки могла ощутить, как краснеет ее лицо. Она не могла поверить, что они все еще обсуждают это. Нужно было скорее сменить тему, но она словно потеряла дар речи.

Никки знала, что пользуется доверием и дружбой Ричарда. Сделать так, как советовала Энн, означало предать эту дружбу и обмануть доверие. Ричард был в безопасности, полагаясь на ее дружбу. Искренность и надежность этой дружбы некоторым образом делали ее достойной его любви, но поступить так, как предлагала Энн, означало предать доверительность дружбы, что, по сути, сделает Никки недостойной этой дружбы.

– Ты не должна упускать этот шанс, дитя мое… мы не должны упускать его.

Никки сжала руку Энн, в попытке остановить ее.

– Мы?

Энн кивнула.

– Ты – наша связь с Ричардом.

– Что за связь?

Лицо Энн напряглось, все более и более напоминая то лицо аббатисы, которое Никки так хорошо помнила.

– Связь тех, кто учит молодых волшебников, необходимая для отношения с такими людьми.

Ричард – наш лидер, не по рождению, а благодаря своим способностям, силе воли и умению доводить все до конца. Он, возможно, не стал бы ни Лордом Ралом, ни нашим лидером в этой войне, но постепенно дорос до этой роли. Он осознал, что жизнь – величайшая ценность, и потому следует бороться за право прожить ее так, как считаешь нужным. И внушил это другим, у кого были подобные представления. И все это благодаря тому, что мы совершили.

– Он не мальчик из Дворца Пророков, носящий на своей шее Рада-Хань. Он вполне самостоятельный человек.

– Неужели? Отступи на шаг, дитя мое, и посмотри на все это шире. Да, Ричард наш лидер – я говорю это со всей искренностью. Но он еще и человек, обладающий даром и не способный управлять им. Более того, он волшебник, обладающий обеими сторонами этого дара. В нем скручена молния. И разве не в том цель сестер Света – научить такого человека управлять его собственными способностями и…

×
×