Ястреб и голубка, стр. 62

Сабби — как бы невзначай — подсунула ноготь большого пальца под восковую печать и вскрыла пакет.

— Смерть Господня, Сабби, ты же не можешь срывать королевскую печать! — запротестовал он.

— Почему нет? Я его жена, — напомнила она.

— Какое это имеет значение? Тут секретные военные приказы!

— Боже правый! — воскликнула она. — Эти приказы ему не придутся по вкусу. Бесс отменяет данное им разрешение выйти в море.

Она запрещает эскадре заходить в испанский порт, поскольку это могут расценить как акт войны.

— Ну что ж, у нас, по крайней мере, будет законное основание, чтобы поспешить за ним следом. Приказы, которые она направила Дрейку и Бэроу, видимо, имеют то же содержание.

Она подбежала к столу Шейна и вновь запечатала пакет каплей расплавленного воска.

— Возьми мои седельные суки, Мэтью. Давай пошевеливаться! Мы должны добраться до Плимута раньше, чем туда поспевают другие курьеры.

«Роза Девона» миновала все те же порты, которые Мэтью показывал Сабби, когда впервые доставил ее в Лондон, только на этот раз он не стал зря тратить время и заходить в Гастингс, Истборн и на остров Уайт. Обогнув южную оконечность Девоншира, называемую Болт-Хэд, Мэтью вошел в плимутскую гавань.

В гавани теснилось более тридцати стоящих на якоре кораблей. Флагманский корабль Дрейка «Бонавентура» — равно как и «Золотой Лев» вице-адмирала и «Дерзновенный» Девонпорта — имел водоизмещение пятьсот тонн; его борта ощетинились многочисленными пушками. В составе флотилии насчитывались также, по крайней мере, десять корветов водоизмещением свыше двухсот тонн каждый и дюжина судов поменьше — легких фрегатов и пинасс. Все были вооружены медными пушками, способными сеять смерть на неприятельских палубах.

Мэтью решил, что наилучший способ привлечь внимание Шейна, не порождая подозрений у окружающих, заключается в том, чтобы поднять позывной сигнал «Дерзновенного».

Смысл сообщений, которыми начали обмениваться «Роза Девона» и «Дерзновенный», оказался столь темным и туманным, что Шейн, потеряв терпение, приказал спустить на воду шлюпку с гребцами и отправился потолковать с братом.

Он подозревал, что Мэтью придумал какую-то уловку, которая дала бы тому возможность присоединиться к экспедиции в Кадис; но именно этого Шейн не собирался допускать ни в коем случае. И дело было не просто в том, что он не желал подвергать риску «Розу Девона». Он не питал иллюзий: их затея чрезвычайно опасна. Возможно, за успех придется заплатить многими жизнями, и уж он позаботится о том, чтобы среди них не оказалась жизнь Мэтью Хокхерста.

Когда Шейн вошел в капитанскую каюту и обнаружил там Сабби вместе с Мэтью, его лицо исказилось от гнева. Он яростно обернулся к Мэтью:

— Вези ее обратно в Лондон! Немедленно!

— Шейн, — взмолилась она, протягивая ему пакет. — Мы привезли приказ от королевы!

Он выхватил пакет из ее рук и резко вскрыл его, а затем дважды перечел приказ: в такую глупость невозможно было поверить. Грязное ругательство сорвалось с его губ, и кулак с грохотом обрушился на стол.

— Какого дьявола ты мне это приволок? — набросился он на Мэтью.

Ответить поспешила Сабби:

— Потому что она отправила такие же приказы Дрейку и Бэроу. Курьеры, по всей вероятности, уже скачут в Плимут, и я хотела, чтобы ты получил депешу первым.

Туман бешенства, помутивший его разум, начал понемногу рассеиваться, когда до него дошло, что она предлагает. И усмехнулся, услышав ее следующие слова:

— Мэтью скажет ей, что мы опоздали: вы, мол, уже вышли в море.

Он прижал ее к своей груди, облаченной в колет из грубой кожи, не слишком задумываясь о целом арсенале, закрепленном у него на поясе. Потом развернул ее и подтолкнул к двери:

— Возвращайтесь домой, сударыня, да поживее!

Брату он сказал:

— С Дрейком никаких затруднений не будет: ничто в мире не помешает ему рвануть на Кадис. А вот вице-адмирал и все прочие старшие офицеры флота будут повиноваться этим дурацким приказам… если получат их. Что ж, придется позаботиться о том, чтобы они их не получили!

Он покинул корабль столь же поспешно, как и прибыл.

Мэтью восхищенно взглянул на Сабби:

— Он понял, что ты прочла приказы.

— Конечно понял и был от души благодарен, что я не стала терять времени.

— А все эти слезы и мольбы насчет того, чтобы я взял тебя с собой, потому что ты, чего доброго, никогда больше его не увидишь… это все было притворством! Ты же знала, что он откажется выполнять приказ, верно?

Она поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать его.

— Конечно, — признала она самым обыденным тоном. — Пойдем на палубу, поглядим, что происходит.

Не прошло и часа, как «Бонавентура» и «Дерзновенный» подняли якоря и во всем своем величии покинули гавань Плимута. Их путь лежал в Северную Атлантику. Десяток малых судов, словно затеяв детскую игру «делай-как-я», двинулись за ними, и у вице-адмирала, пребывающего на борту «Золотого Льва», не осталось выбора. Приказав остальным капитанам флотилии сниматься с якорей и следовать за ним, вышел в море и он.

Больше двух часов простояли на палубе, держась за поручни, Мэтью и Сабби. Когда гавань опустела, они взглянули друг на друга; вид у них был растерянный и несчастный. Обоих угнетало горькое чувство потери, как будто их бросили и забыли. Но тут он заметил, что в ее глазах зажегся знакомый огонек, словно она обдумывает какую-то проделку, — и даже дышать перестал. Наконец он шумно выдохнул воздух и с воодушевлением заорал:

— Почему бы и нет?

Они сплясали короткую джигу и кинулись обниматься, смеясь, как безумные.

Глава 18

На «Розе Девона» ставили паруса: надо было позаботиться о том, чтобы в Атлантике не слишком отставать от флотилии. Команды Мэтью разносились по кораблю одна за другой, и ему некогда было задумываться о последствиях. Когда же уколы совести все-таки досаждали ему, он отгонял прочь назойливые мысли. Ему начинало надоедать такое положение, когда брат неизменно забирал себе львиную долю, и было до смерти обидно, что в столь грандиозном предприятии Хок не попросил его помощи. А сейчас, рассуждал Мэтью, ему выпала такая возможность, какая представляется человеку единственный раз в жизни, и, прежде чем флотилия выполнит свою задачу, дело может обернуться так, что — чем черт не шутит! — Хок будет очень даже благодарен ему за помощь.

Флотилия загодя готовилась к дальнему походу и была полностью обеспечена всем необходимым; но «Роза Девона» находилась совсем в другом положении, поскольку провианта на ней было в обрез. Мэтью был вынужден зайти во французский порт Брест за пресной водой и съестными припасами. Его надежды на романтическую интерлюдию были грубо растоптаны действительностью, потому что с того момента, как корабль вошел в Бискайский залив, Сабби начала жестоко страдать от морской болезни. Ее выворачивало наизнанку пять дней подряд, и в конце концов она дошла до того, что стала умолять его повернуть назад.

В ответ он улыбался и заверял ее, что желудок у нее уравновесится сам по себе, как только они увидят испанские берега. Тошнота немного отступила, но зато теперь ее донимала удушливая жара внутри тесной каюты, и она, одетая только в тонкое нижнее белье, задыхалась. Она ведь не думала о вояже в Испанию, когда поспешно собиралась в дорогу, и с собой у нее были только теплые платья из шерсти и бархата.

К тому времени, когда они поравнялись с Лиссабоном, она уже больше не в силах была все это выносить и потребовала, чтобы Мэтью зашел в порт, чтобы она могла купить какую-нибудь хлопчатую одежду и несколько шляп, защищающих от солнца; это позволило бы ей покидать каюту и находиться на палубе, где ее мог обвевать хоть какой-нибудь ветерок. Войдя в Кадисский залив, Мэтью благоразумно бросил якорь в Фаро — этот порт принадлежал Португалии, а не Испании. К тому же здесь они находились не на виду у Непобедимой армады, но вполне могли бы услышать пушечные выстрелы. И теперь они напряженно прислушивались, пытаясь определить, как действовать дальше.