Талисман, стр. 60

Он схватил ее руку и тоже облизал ей пальцы, а затем игриво укусил. Как будто желая подразнить его, Джейн высвободила руку и одним неуловимым движением вскочила на ноги.

– Я знаю, что тебе понравится, – с намеком произнесла она и подошла к столику, на котором стояло вино.

– Не сомневаюсь! – Голос Линкса был хриплым от страсти.

Он забыл обо всем, кроме этой чувственной женщины, и следил за ее руками, которые поднялись к вороту халата, расстегнули его и позволили свободно соскользнуть на пол.

Линкс увидел черную шелковую накидку с серебристым изображением рыси. Разрезы по бокам открывали его алчущему взгляду молочно-белое тело Джейн. «Она совращает меня, – промелькнуло в его голове. – Боже милосердный, она знает о своих братьях!»

Джейн приближалась к нему с кубками вина, и ему хотелось кричать: «Не делай этого!» Разумеется, Линкс понимал, что она не остановится. Это было совращение, совершенно неприкрытое и очень эффектное.

Линкс обругал себя доверчивым идиотом. Думал, что Джейн другая, но теперь твердо знал, что это не так. Он как в трансе смотрел, как женщина приближается, опускается на колени и предлагает вина.

«Пожалуйста, остановись! Только шлюха торгует своим телом!» – кричала его душа. Он почувствовал, что в горле пересохло, а упрямый внутренний голос предложил: «Давай посмотрим, как далеко она зайдет?»

Линкс взял у Джейн кубки с вином, поставил их на ковер, а затем обнял ее, решив взять все, что возможно, прежде чем она начнет торговаться. Линкс поцеловал ее и цинично подумал, уж не является ли возбуждение женщины частью тщательно спланированного представления.

– Помоги мне, Линкс, – нежно попросила она, вероятно, не зная, как раздеть его.

Наверное, Джейн считает, что обнаженный он будет более уязвим. Линкс вытянул ноги к огню, приподнялся на локте и стал ждать ее дальнейших действий. Ждать долго не пришлось. Джейн опрокинула его на подушки и села сверху.

Он видел, как ее губы изогнулись от удовольствия, в наслаждении властью, которую она имела над его телом. Он тоже улыбнулся, решив включиться в затеянную ею игру. Затем, как королева, сидящая на троне, Джейн взяла свой кубок и сделала глоток вина. Чувственным движением языка она несколько раз перекатила вино во рту, а затем издала булькающий звук.

Его глаза были прикованы к ее скрытой под черным шелком груди, где вышитая на накидке дикая кошка шевелилась, будто живая. Джейн тряхнула головой, так что огненные волосы водопадом спустились на обнаженную грудь Линкса, и легонько провела ногтями по его твердому животу.

– Ты когда-нибудь имел дело с самкой рыси?

От эротичного вопроса его напряженная плоть начала пульсировать. Медленно-медленно она опускалась на Линкса, вдыхая запах темно-желтой гривы его волос, а затем осторожно лизнула его щеку. Услышав стон, Джейн скользнула губами по его шее, ключице; ее язык ласкал мускулы широкой груди, обвивался вокруг твердого мужского соска. Зубы Джейн впились в его тело, и она была вознаграждена: Линкс застонал от наслаждения.

Она отважно двинулась вниз и, достигнув вожделенной цели, подняла голову и хрипло прошептала:

– Самка рыси играет со своей жертвой, прежде чем сожрать ее.

Джейн постаралась доказать свое утверждение.

Страсть Линкса вспыхнула с невиданной силой. Его желание было таким острым, что он мгновенно разорвал надвое черный шелк, открыв тело Джейн своему алчущему рту. Ночь взорвалась мириадами огней – это Линкс дал волю неистовой страсти, которую Джейн так умело разожгла.

Она подчинялась всем движениям его тела, гордясь, что ее чувственность может сравниться с его. Когда последняя сокрушительная волна желания растаяла и их первобытное неистовство немного утихло, Джейн взглянула на него затуманенным взором.

– Время нашего обручения истекает. Скоро наступит весна, и мне предстоит решить, хочу ли я выйти за тебя замуж, – принялась дразнить его Джейн. – Это будет трудное решение. Думаешь, тебе удастся найти способ уговорить меня?

Она подняла кубок с вином, окунула туда палец, а затем взяла его в рот, наслаждаясь тем, как вкус вина смешивается со вкусом любви, еще остававшимся на ее языке.

Глава 27

Линкс выбил кубок из ее руки. Страсть в его взгляде мгновенно сменилась гневом.

– Будь ты проклята, Джейн!

Она в ужасе смотрела на любимого.

– Ч-что?

Линкс сжал ее запястья и перевернулся, теперь Джейн была распластана под ним.

– Что? Сколько раз я предлагал тебе выйти за меня? Твой ответ всегда звучал так: «О, Линкс, я еще не готова», – передразнил он. – А теперь ты внезапно стала готова! Ты согласна говорить о женитьбе только для того, чтобы спасти их жалкие шкуры. Какая благородная жертва!

Джейн взглянула так, как будто Линкс внезапно превратился в незнакомого человека. Она видела, что ее слова не только разозлили, но и глубоко ранили его, и была в полной растерянности.

– Чем я разгневала тебя?

– Перестань притворяться! Ты прекрасно знаешь, что я арестовал Бена и Сима. Это известно всему Дамфрису!

Джейн похолодела.

– Позволь мне встать, – тихо сказала она.

Линкс напоминал зверя, играющего с добычей. Он отпустил ее, но не оставлял сомнений, что она по-прежнему в его власти. Джейн быстро вскочила на ноги и стала защищаться:

– Значит, ты думаешь, я соблазняю тебя, чтобы ты освободил их?

– Именно так!

– Ошибаешься! – Ее глаза наполнились слезами, которые она и не пыталась скрыть.

– Не лей попусту слезы, они на меня не действуют.

– Ты очень суров, и я тебя понимаю. Ты должен управлять целой армией мужчин и воевать, и ты не справишься с этим, если не будешь твердым, как кремень, и бесчувственным. Но мне казалось, ты начинаешь испытывать нежность по отношению ко мне. – По ее щеке скатилась одинокая слеза. – Я ничего не знала про братьев. Тем не менее ты прав: я люблю их и прошу тебя сохранить их «жалкие шкуры». Но я делаю это открыто, без всяких уверток. – Джейн увидела печать сомнения на его мрачном лице и вызывающе добавила: – Не все женщины лживы, милорд.

Из-под полуопущенных ресниц она наблюдала, как Линкс стал одеваться. Он пристально посмотрел ей в лицо.

– Разве Тэффи не сказал тебе про братьев, когда приходил за моим сундуком?

– Тэффи никогда не скажет и не сделает ничего, что причинило бы мне боль.

– И ты не знаешь, что завтра мы отбываем в Эдинбург? – с недоверием спросил Линкс.

Джейн покачала головой, не в силах вымолвить ни слова от сжавшей горло боли. «Неужели он может вот так оставить меня?» Минувшей ночью, когда он показал, как сильно жаждет ее, Джейн подумала, что этого достаточно. Теперь же она поняла, что у нее нет ничего, пока не будет его доверия.

Линкс мягкими шагами приблизился, настороженный, как дикий зверь, не веря ей только потому, что она была женщиной. В этот момент Джейн приняла решение: между ними все кончено, пока Линкс не научится верить ей.

– Не прикасайся ко мне, – предупредила она. Его зеленые глаза сузились.

– Ты бросаешь мне вызов?

– Ваше мужское высокомерие не позволяет считать меня достойным противником, но вы ошибаетесь, лорд де Уорен. Я сильнее вас. – И Джейн гордо вышла.

Устремив взгляд на закрытую дверь, Линкс размышлял о том, какого черта он превратил последнюю ночь с Джейн в катастрофу. Боже, а если она говорила правду? Если весь день не выходила из главной башни, занимаясь с ребенком и отдыхая после утомительной ночи любви? Что, если вчерашние сладостные аргументы убедили ее стать его женой?

Линксу стало стыдно за свою жестокость. Он швырнул Джейн в лицо ее предложение, самонадеянно полагая, что знает все о женщинах! Линкс вышел на галерею и полной грудью вдохнул морозный воздух, а затем спустился во двор замка, где заканчивались последние приготовления к отъезду.

Питая слабую надежду встретить кого-нибудь, Линкс побрел на конюшню, где столкнулся со своими оруженосцами.