Брачный приз, стр. 77

— Нет, все это девичьи фантазии. Я и понятия не имела, что такое любовь, пока не встретила Роджера де Лейберна. Он был моей судьбой, и я благодарю всех святых за такого мужа.

— Я тоже замужем, Розамонд. Обвенчалась по доверенности с Ллевелином, принцем Уэльским, хотя боялась, что больше мы никогда не увидимся. Поэтому я и здесь. Эдуард сообщил Ллевелину, что если он приедет в Виндзор и подпишет мирный договор с Англией, то сможет забрать меня в Уэльс.

— А он приедет?

— О да, — убежденно кивнула Деми. — Мы любим друг друга, он явится за мной, Розамонд.

Розамонд сжала руки подруги и поцеловала в лоб.

— Я так счастлива за тебя! Ты обязательно должна посмотреть на моего сына. Как хорошо, что ты рядом, пусть и ненадолго!

— Мне необходимо идти, я пришла только для того, чтобы увидеть тебя.

— Завтра мы весь день проведем вместе. Познакомишься с принцессой Элеонорой, она такая же милая и прелестная, как ты, Деми.

Попрощавшись с Деми, она обернулась и увидела мужа.

— Ты сердишься, что Эдуард использует Демуазель как пешку в игре с Ллевелином, чтобы заставить плясать под свою дудку? — спросил Роджер.

Розамонд пристально вгляделась в его лицо.

— Ллевелин и Деми любят друг друга. Она добровольно идет на жертвы, совсем как я когда-то!

— Ты? Добровольно? Ты была ледяной девой, которая с самого начала ожесточила свое сердце против меня, — поддел он. — Клянусь, еще ни одному мужчине не удавалось растопить такую глыбу льда!

Розамонд на миг прильнула к нему.

— Не воображай, что навеки покорил меня! Тебе придется вновь и вновь завоевывать мое сердце! — заверила она, призывно облизнув губы в предвкушении грядущей ночи.

— Ну вот, посмотри, что ты наделала! И еще ожидаешь, чтобы я танцевал в таком состоянии?

— Думаю, танец соития тебе удастся.

Роджер обнял ее за талию и потянул к двери. Но тут раздался голос Эдуарда:

— Минуту, де Лейберн! Отныне на придворных собраниях каждый должен соблюдать правила этикета!

Роджер подвел Розамонд к резным позолоченным стульям, на которых восседали Эдуард и Элеонора, и отвесил изящный поклон.

— Господин, вы извините леди де Лейберн и меня?

Голубые глаза Эдуарда чуть сузились, но Розамонд разглядела в них веселые искорки.

— Я знаю, куда вы сбегаете, весь Виндзор это знает. В кровать… если, разумеется, сумеете до нее добраться. Ты бессовестный, бесчувственный негодяй: мне придется торчать здесь еще часа два, прежде чем улечься с женой в постель!

Элеонора спрятала вспыхнувшее личико за плечо мужа.

— Будь я на вашем месте, господин, — улыбнулся Роджер, — не остался бы дольше чем на две минуты. Мы желаем вам спокойной ночи.

— Стой! — Эдуард подался к другу и прошептал так тихо, что никто, кроме Рода, не услышал: — Запрещаю награждать Розамонд вторым ребенком, пока я не сравняю счет!

Как только влюбленные вышли из зала, Розамонд подхватила юбки и пустилась бежать.

— Догоняй!

Он помчался следом и, подхватив жену на руки, подбросил вверх, а потом стал взбираться по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.

— Что сказал Эдуард? — поинтересовалась она, задыхаясь от смеха.

— Секрет, дорогая! Достаточно сказать, что он бросил мне вызов, перед которым я не смогу устоять.

— Ты настоящий дьявол, де Лейберн! — простонала Розамонд, подставляя ему губы для поцелуя.

Что ж, только таким она и желала его видеть! И просто желала…