Ищу спасителя, стр. 51

«Ариэль, негодяй! Я ж тебя по-хорошему просил: присмотри за дочкой. Вот только попадись ты мне теперь! В порошок сотру! Без Козетты в Авалоне лучше не появляйся! Я на тебя и твою долину не только свою стражу, но и гишпанскую корону натравлю! У меня с ней теперь очень тесные связи. Ищи принцессу, щенок! А то я за себя не отвечаю.

Твой король

Луи Семнадцатый».

Король посыпал послание песком, стряхнул его на пол, свернул свиток трубочкой и помчался в сторону подвалов. Его целью была тайная комната, скрытая в недрах сокровищницы.

— Никого внутрь не пускать! — рявкнул он страже, от

крывая своим ключом вход в арденскую казну, и сдернул со стены факел.— Охранять!

Дорожка в тайную комнату уже была проторена. Пролетев мимо забитых золотом сундуков, король на бегу надрезал себе кинжалом ладонь и с ходу впечатал ее в выемку на противоположной от входа стене сокровищницы. Каменная громада послушно отъехала в сторону, открывая вход. Луи Семнадцатый действовал по наитию. Раз золотые драконы должны охранять Арденское государство, то... Он ворвался в тайную комнату и, не раздумывая, сунул свиток в раскрытую пасть статуи одного из золотых драконов. Послание с легким хлопком исчезло прямо на его глазах.

* * *

Три кочевника в полосатых халатах во весь опор неслись в сторону Авалона, похлестывая нагайками усталых коней. Столица Ардена уже виднелась на горизонте. И тут один из них, что-то крикнув друзьям, натянул поводья, заставив своего коня перейти на шаг, а потом и вовсе остановиться. Пришлось затормозить и его товарищам.

— В чем дело, Борюсик? — сердито прогудел Жак, срывая мохнатую шапку с головы и вытирая ею со лба пот.

— Сам, что ль, не видишь? - кивнул в сторону города оборотень.

Рыцарь напряг зрение и увидел около городских ворот толпу всадников в таких же, как и у них, полосатых халатах. Их было много. Не менее трех сотен.

— Неужто война началась? — ахнул рыцарь.— Хан на Арден напал! Ребята, за мной! Сейчас мы их...

Ариэль перехватил повод горячего батыра.

— Куда? Не видишь, что ли? Они не нападают. Да и в них со стен стрелы не летят.

— Как я тебе отсюда стрелы увижу? — Жак сердито почесал затылок.

— Ладно, не бухти. Ты не видишь, я вижу. Нет стрел,— успокоил его дракон и тоже начал чесать. Только не голову, а правую руку.

— Что, блохи завелись? — хмыкнул оборотень.

— Нет... грамоты,— удивленно пробормотал Ариэль, разглядывая материализовавшийся в руке свиток. Осторожно развернув его, скользнул но тексту глазами, и челюсть его отпала.— Слушай, Жак, а у тебя с Гишпанией никаких завязок нет? — слабым голосом спросил он.

— Как нет? — удивился рыцарь. - Я ж вам говорил, что моя бабушка гишпанская герцогиня. Родная тетка нынешнего короля, между прочим.

— Будь другом, замолви словечко о бедном драконе,— попросил Ариэль.

— Перед кем?

— Перед гишпанским королем.

— Ты это о чем? — не понял рыцарь.

— На, читай,— сунул Ариэль под нос Жаку грамоту.

22

Элен нетерпеливо барабанила пальчиками по подоконнику, мрачно озирая полупустынную улицу из окошка снятого ею номера в авалонской таверне с прозаическим названием «В ожиданий чуда». Название у таверны не было случайным. Прямо напротив нее, окруженная высоким забором, располагалась резиденция гномов, забодяживших в столице крутой бизнес. Сюда стекались все жаждущие прозреть будущее, а так как гномы к знаменитому четырехликому предсказателю проводили то по одному, то группами, остальным, в ожидании своей очереди, приходилось коротать время в этой самой таверне. Бывало, что особо нервные клиенты так хорошо в ней отдыхали, успокаивая нервы, что к предсказателю их заносили на руках, а они даже вопроса задать не могли, что гномов, впрочем, не смущало. Они спокойно брали свою мзду за посещение и аккуратно доставляли скисших клиентов обратно в таверну.

Появившаяся в проулке троица в полосатых халатах, понукавшая усталых лошадей, заставила ее поморщиться. Надо же! Ханские прихвостни в столице Ардена! И ведь не победителями пришли, как собаки побитые приползли, а грудь выпячивают, словно город взяли с бою, особенно этот великан... Тут, сообразив, что это за троица гарцует по проулку, княгиня поспешила задернуть шторку и подглядывала теперь через щель.

— Та-а-ак,— изумленно прошептала Элен,— а вы что здесь делаете? Неужели тоже к оракулу? Зачем? Ну я след потеряла, а вы? И как вы вообще из подземелий выбрались? Что-то подозрительно часто наши нуги пересекаются.

Вообще-то в первую очередь княгиню волновал не потерянный след артефакта, а вопрос: как справиться с золотым драконом, защищающим Арден? Она чувствовала, что, пока не решит эту проблему, артефакта ей не видать как своих ушей. В магических книгах Арубисовой долины, книгах, которые она собирала по всему миру не одну тысячу лет, четко говорилось: золотого дракона могут одолеть только сбившиеся в стаю черные драконы, которых родители Ариэля в последней битве сумели запечатать в какую-то пещеру. Им для этого потребовался такой мощный посыл, что переизбыток магической энергии вышвырнул их из родного измерения. Если б княгиня тогда знала, что после них в заповедной долине под присмотром гоблинов и троллей осталось бережно снесенное матерью Ариэля яйцо! Хотя что бы она смогла сделать? Артефакт открылся совсем недавно и оказался на глупой девчонке именно в тот момент, когда Ариэль достиг совершеннолетия. Черных драконов надо найти. Путь к ним может открыть только четырехликий прорицатель. Встречаться с ним княгиня откровенно боялась. Она знала, что, если оракул почует в вопрошавшем опасность для этого мира, он может трансформировать свой пророческий дар на боевой и просто уничтожить вопрошавшего... Если у него хватит сил... Княгиня усмехнулась. Ее силы, конечно, неизмеримо мощнее. За ней вся мощь древнего бога смерти, но вопрос останется без ответа, да и... Княгиня невольно поежилась.

Ее бог тоже спит, как и черные драконы под магическим пологом. Провалиться! Что же делать? Чтобы пробудить Арубиса, нужны особые магические книги, чтобы добыть книги в заповедной долине, нужен артефакт, чтобы найти артефакт, нужно узнать, где находится принцесса, а самое главное — победить золотого дракона, который ее охраняет. А для этого надо узнать у оракула, где находятся черные драконы, единственные, кто сворой могут победить защитника Козетты... И в любом случае надо обращаться к оракулу, а его она побаивалась. Придется рисковать. По спине княгини пробежали мурашки. Чем черт не шутит? Старому хрену столько лет, что он, возможно, потерял чутье и не распознает ее истинных намерений. Тем более что она тоже не лыком шита. Ее усовершенствованный вариант зелья полного доверия теперь действует целый час. Жаль, что оракулу можно задать только один вопрос. Один человек, один вопрос, один ответ. Очень жаль, а то б она из него все вытрясла! Однако эти придурки появились очень кстати. Если хоть кто-то задаст вопрос о принцессе... нет, о черных драконах! Надо подсуетиться. Сразу их внутрь все равно не пропустят, очередь, однако, а значит, время еще есть. Княгиня смотрела во все глаза на подъезжающую троицу и тут заметила, что с другой стороны проулка к резиденции гномов приблизилась группа эльфов. Они подъехали одновременно, спешились, посмотрели друг другу в глаза, и тут, к ее удивлению, высокомерные эльфы сделали троице почтительный полупоклон и отступили на шаг, всем своим видом давая понять, что признают их первенство.

— Ого! — невольно ахнула княгиня.— А вы не так просты, охотники за сокровищами.

Троица в полосатых халатах вежливо кивнула эльфам в ответ, и самый огромный из них начал долбить кулаком в железные ворота. Ворота загудели, словно колокол, заходили ходуном, и в них тут же, где-то в районе пупка гиганта, отворилось маленькое окошко. Оттуда высунулась бородатая физиономия гнома и начала что-то сердито внушать шумному посетителю. Жак нагнулся и принялся что-то объяснять в ответ. За гулом резонирующих ворот не было слышно, о чем они говорили, но княгиня и так поняла, что Жак Паранель смиренно просил об аудиенции для себя и своих друзей. В ответ на просьбу гиганта гном что-то недовольно буркнул, ткнул пальцем в таверну и захлопнул окошко. Жак, грустно вздохнув, двинулся в указанном направлении. Его товарищи пошли следом, ведя усталых жеребцов за собой на поводу.