Когда мы встретимся вновь, стр. 49

– Какое блаженство! – Он действительно в этот момент чувствовал себя счастливым.

Затем он потянулся к ней, но Памела танцующим шагом отдалилась от него.

Достигнув двери, она спросила:

– Вы расскажете мне, что вам сказал Николай, не так ли?

– Конечно, – соврал он.

Она прищурилась, словно не веря, покачала головой:

– Будьте осторожным, Алексей.

– Буду, Памела, – с деланной улыбкой пообещал он. – Обязательно буду.

Она еще какое-то мгновение смотрела на него, а потом открыла дверь и выскользнула в коридор. Дверь бесшумно закрылась.

Он остался сидеть как вкопанный, тупо глядя на дверь и не видя ее. Эта ночь была совсем не такой, как та, последняя. Эта ночь была с женщиной, которую он любил.

Лучше будет, если он покончит с этой игрой в помолвку. Памела в его постели – лишь счастливый случай, отдых от того, что так гнетет его. Она позволила ему забыть его прошлое и его неудачи. Но он не мог заставить ее разделить и его судьбу. Они были как Ромео и Джульетта, и их история, пожалуй, закончится так же.

Глава 15

Я буду дорожить каждой минутой нашего времени, но не стану навязывать ей свои заботы и беды. Если я люблю ее, то не могу поступить иначе. Я более не должен ее видеть.

Его королевское высочество принц Алексей Пружинский

– Это интересное предложение, – подумав, сказал Алексей.

Он сидел за письменным столом в библиотеке. Роман стоял рядом, как всегда, справа от принца. Валентине позволили присутствовать при условии, что она не будет высказывать свое мнение. Она сидела с другой стороны, а рядом с ней – капитан Дмитрий Петровский. Роман попросил леди Овертон под каким-нибудь предлогом увести Памелу из дома. Леди Смайт-Уиндом никто еще не видел с самого утра, значит, им никто не помешает.

Алексей внимательно смотрел на мужчин. Николай с трудом старался усидеть на стуле, а Уэстерфилд явно нервничал, что было понятно.

– Вы намерены финансировать это? – Алексей обратился к лорду Уэстерфилду. – Колоссальную сумму на обмундирование армии?

– Мы не говорили обо всей армии, Алексей, – быстро вмешался Николай.– создать небольшие отряды хорошо обученных бойцов. Они проникнут в Авалонию и захватят ключевые стратегические позиции, а потом создадут обстановку, способствующую началу восстания.

В глазах Николая была решимость.

– В Авалонии немало людей, готовых бороться против русских. Они только ждут лидера. – Николай посмотрел в глаза брату. – Они ждут тебя.

– Мое финансовая помощь зависит от вашего согласия, ваше высочество, – медленно выговаривая слова, уточнил лорд Уэстерфилд, обращаясь к Алексею.

– За это я благодарю вас, милорд, – сказал Алексей, глядя на него. – Вы, похоже, спасли жизнь моему брату.

– Алексей! – Николай вскочил со стула.

– Сядь! – загремел эхом голос Алексея в огромной комнате.

Было приятно слышать, что в его голосе осталось что-то от тона королевской особы.

Николай сел.

– Позвольте спросить вас, лорд Уэстерфилд. – Алексей осторожно подбирал слова. – Мне важно знать мнение человека, решившего отдать свои деньги. Что вы думаете о том плане, который предложил мой брат? Уэстерфилд мгновение помолчал.

– Это умный план, ваше высочество, – наконец-то сказал он.

– И?.. – Алексей вопросительно вскинул бровь.

– И... – умолк, опять подыскивая нужные слова. – Вы должны понять, ваше высочество, что семья моей матери приехала в Англию из Авалонии. У меня есть там родственники. Мои поездки в Авалонию, где я бывал еще мальчишкой, я вспоминаю с удовольствием. Мы говорили вчера о дипломатических путях, хотя, кажется, время дипломатии уже прошло. Мне очень жаль, что я могу помочь Авалонии и ее королю только финансами. Но все-таки я считаю, что предложение, сделанное мне вашим братом, – Уэстерфилд печально вздохнул, – неразумное.

– Неразумное? – воскликнул Николай, вскочив со стула.

Он мельком кинул взгляд на брата и снова сел.

– Вы же не сказали мне этого, когда я зашел к вам вчера вечером!

– Ваше высочество! – На лице Уэстерфилда было явное разочарование. – Вчера, когда мы разговаривали с вами после бала, я сказал, что рассмотрю ваше предложение. Я не верю в его успех, но готов оказывать вам всяческую помощь. – Он повернулся и встретился взглядом с Алексеем. – Как пожелаете, ваше высочество.

– Спасибо, милорд, – с облегчением сказал Алексей.

Какие бы планы ни строил сейчас его брат Николай, он ничего не сможет сделать без денег. Алексей встал и протянул лорду руку.

– Вы очень великодушны.

Распрощавшись, лорд покинул библиотеку. Воцарилась мертвая тишина. Николай горящими глазами смотрел на брата.

– Мы победим, Алексей, я уверен в этом!

Алексей смотрел на юного Николая, борясь с желанием как следует встряхнуть его, а то еще и сделать что-либо покрепче, чтобы выбить дурь из его головы. Дурь, очень похожую на ту, что бывала у него самого в этом же возрасте. Он понимал желание брата вернуть им родину, разделял его боль и негодование, но дать Николаю возможность осуществить этот дерзкий план, как бы хорош он ни казался, представлялось невозможным. Жаль, что в этом плане не было упоминания о силах России.

– Ваше высочество, – наконец нарушил тишину Роман, обращаясь к Николаю. – Возможно, вы не учли могущества Российской империи?

Николай насмешливо улыбнулся:

– Я считаю...

– Ты знаешь, что в русской армии есть такие войсковые единицы, которые по числу солдат больше, чем все население нашей Авалонии? – тихо спросил брата Алексей.

– Несомненно, но... – попытался возразить Николай.

– Ты понимаешь также, что Россия захватила Авалонию не потому, что она не защищена, а потому, что она является буфером против вторжения?

– Да, я знаю, но...

– А знаешь ли ты, что во всей Европе, – Алексей сложил руки на столе и нагнулся вперед, – никто не придет нам на помощь? Ведь мы малая и незначительная держава. Никто не пойдет против России ради нас.

– Я знаю это, знаю я все! – Николай в отчаянии поднял руки и запустил пальцы в шевелюру. – Что же мне делать, Алексей? Сидеть и смотреть, как страна моего отца и деда, а также тех, кто правил раньше, станет лишь нашей памятью? Я не могу быть спокоен, как ты. Я не могу ничего не делать!

– Ваше высочество, – вышел вперед Роман, потом поднялся Дмитрий, встала даже Валентина.

– Ничего не делать? – холодно спросил Алексей. – Ты считаешь, что я ничего не сделал?

Николай, как было видно по его глазам, понял, что он сказал, однако не хотел сдаваться.

– Ты должен был сражаться. Ты должен был отдать свою жизнь...

– Разве это что-либо изменило бы? Неужели смерть граждан Авалонии, смерть женщин и детей могла что-либо изменить? – В голосе Алексея была горечь. – Итак, я ничего не делал, Николай? Со дня моего рождения меня учили, как надо служить моему народу. Для меня это было превыше всего, даже моей жизни. А вот ничего не делать, как ты сказал, оказалось труднее всего.

– Алексей, я совсем не хотел...

– Это единственный путь, чтобы спасти мою страну и ее народ. Я об этом сожалею, но другого выхода нет, умереть за свою страну было бы легче. Жить с сознанием вины, быть побежденным и нести этот груз до конца жизни – куда труднее!

Николай горько вздохнул.

– А что касается твоего плана, Николай... – холодно сказал Алексей. – Лорд Уэстерфилд все сказал тебе. Я с ним полностью согласен. Это умный план, но, к сожалению, в нем не учтены неминуемые репрессии. А это непременно случится. На многие месяцы, или даже годы, Авалония станет полем битвы. Только поля будут пусты, а деревни разрушены. Наступит голод. Не забывай: Россия, чтобы остановить войска Наполеона, жертвовала своими землями и своим народом. То же будет и с нами.

Лицо Николая побледнело.

– Я не думал...

– Ты не учел все это, не так ли, мой младший брат? – Тон голоса у Алексея смягчился. – Да ты и не должен был учесть ответственность. Это должен был сделать я.

×
×