Когда мы встретимся вновь, стр. 37

Памела какое-то мгновение молча смотрела на него.

– Если вы так уверены...

– Представляя себя влюбленным в красивую женщину, я ни о чем другом не смогу думать. Было бы хорошо, если бы эта женщина тоже делала вид, будто любит меня. Кроме того, я должен хорошо сыграть свою роль в этой пьесе. – Он улыбнулся. – Я хочу видеть, как упадет занавес.

Глава 11

Если мне когда-нибудь доведется увидеть Джорджа, я хочу увидеть его первой, чтобы успеть избежать встречи. Ужасно лицом к лицу столкнуться с ошибкой своей юности.

Мисс Памела Эффингтон

– Памела, дорогая, я должна поговорить с тобой сейчас же. – Взяв племянницу под локоть, тетушка Миллисент повлекла ее к одной из открытых дверей на террасу.

– Тетя Миллисент, я жду его высочество. – Памела повернула голову, чтобы посмотреть назад. – Сейчас время ужинать, и я...

– Ради Бога, Памела! У меня гораздо большей важности дело, чем потребление пищи. – Тетушка провела ее в дверь, ведущую к каменной балюстраде в конце широкой террасы. Это было удобное местечко, далекое от двери. – Ну, вот здесь! – Тетушка обвела все глазами, словно боялась, что они не одни. – Это место подходит.

– Подходит для чего?

– Мне нужна твоя помощь. Я в затруднительном положении. – Тетушка скорбно сжала руки. – Понимаешь, все, кто чего-нибудь стоит, собрались здесь! Да и те, кто ничего не стоит, тоже.

– Это большой прием, – спокойно сказала Памела. – Аманда вне себя от радости.

– Да, да, конечно, это успех. – Тетушка отмахнулась рукой. – Но понимаешь, все сегодня здесь. Все!

– Ты только что сейчас это поняла? – Памела все же растерялась.

– Наверное, я плохо тебе объяснила. – Тетушка Миллисент прошла вперед, а потом вернулась. – Когда я говорю «все сегодня здесь», то не имею в виду «каждый». Хотя это может касаться каждого в танцевальном зале. Господи, мы собрались как свиньи на бойню, разве не так?

Памела посмотрела на тетушку и застыла.

– Тетя Миллисент, вы говорите какой-то бред.

– Ты когда-нибудь слышала, чтобы я говорила бред?

– Что-то не помню, – ответила Памела, еле скрывая улыбку.

– Да поможет мне Господь. – Тетушка снова зашагала. – Я вовсе не говорю всякую ересь, ты же знаешь. Когда я была молода, то я много болтала. Моя сестра часто грозилась наказать меня за это.

– Как я это понимаю! – пробормотала Памела.

– Я знала, что мне не надо было возвращаться в Лондон. Знала, что это случится, если я вернусь надолго в Лондон. Вот и болтовня...

– Тетушка Миллисент, о чем вы говорите?

Тетушка вдруг резко остановилась и трагически произнесла:

– Он здесь!

– Кто?

– Уинчестер Робертс.

Покачав головой, Памела переспросила:

– Кто?

– Сэр Уинчестер.

– Мне очень жаль, но я не знаю...

– Мужчина, за которого я не вышла замуж.

– Тот, которого... – Памела тут же поняла, о чем пыталась сказать ей тетушка. – Тот, которого вы оставили ждать вас в церкви?

– Да, тот. – Тетушка сжала руки. – Я не знаю, видел ли он меня, но я-то его видела. Мне удалось избежать с ним встречи, но это пока. Он, очевидно, знает, что я здесь. – Она схватила девушку за руку. – Памела, ты должна помочь мне исчезнуть.

– Исчезнуть, но как? А бал?

– Нет, никакого бала. – Тетушка замотала головой. – Я должна уехать из Лондона, и сейчас же. В Италии хорошо в это время года. А может, в Швейцарию? А то и в Китай. Я никогда не была в Китае... очень уж далеко! Я могла бы...

– Не говорите глупости. – Памела постаралась освободить свою руку. – Это когда было? Лет двенадцать? Очевидно, бедняга уже забыл о вас.

– Нет, он меня помнит! – В голосе тетушки было возмущение. – А ведь он любил меня, и если бы я не оскорбила его прилюдно... Он только поэтому бы меня помнил.

Памела едва сдерживала смех. Тетушка действительно верила во все это.

– Тогда самое время встретиться с ним. И извиниться.

– Извиниться? О нет, я не могу. Хотя должна...

Тетушка замедлила шаги.

– Знаешь, он очень хороший человек. Мне он очень нравился...

Памела удивилась:

– Нравился?

– И даже больше. Я, очевидно, его любила, хотя он... хотя он, пожалуй, нет... а потом я тоже... – Тетушка умолкла и посмотрела на племянницу. – Он явно заслуживал лучшего.

– Лучшего, чем быть брошенным одному в церкви?

Тетушка печально вздохнула.

– Знаешь, тогда прошло всего два года, как умер Чарльз. Не очень долгое вдовство, чтобы быстро забыть, тем более свою первую любовь.

– Да, два года – совсем недолгий срок, – тихо согласилась Памела.

– Я думала, что готова к новой жизни, но это оказалось не так. Ведь брак – нечто постоянное. И хотя я была весьма расположена к Уинчестеру, но посчитала, что не смогу стать ему женой до конца дней своих. Я вообще не была уверена, что теперь смогу стать чьей-то женой. Особенно его женой. Я говорила тебе, что он очень порядочный человек?

– Да, вы упоминали.

– Вот такой он и был. Возможно, такой и остался. Вот почему я не могу с ним встретиться. – Отчаяние тетушки было искренним. – Если я останусь в Лондоне, мы обязательно где-нибудь встретимся. Не знаю, что я смогу ему тогда сказать.

Памела молча смотрела на нее. Лишь один раз она видела тетушку в таком смятении. Это было несколько дней назад, когда они узнали, что их дом оказался арендованным Алексеем.

– За все эти годы вы должны были бы подумать, что вам надо бы объясниться.

Тетушка вздохнула.

– Я думала об этом. Пожалуй, я даже призналась бы, что была дурой. Бросить его в церкви! Возможно, это было моей самой большой ошибкой. Я очень сожалею. Надо покаяться, попросить прощения...

– Вы всегда можете сказать ему, что очень тосковали по нему, – раздался в темноте густой баритон.

Тетушка Миллисент судорожно сглотнула. Даже в темноте Памела разглядела ужас на лице тетушки и поняла, что это голос сэра Уинчестера.

Высокий джентльмен вышел вперед из темноты террасы. Вероятно, он был на год или два старше тетушки.

Тетушка смотрела на него, не веря своим глазам.

Памела, сделав несколько шагов вперед, подала джентльмену руку:

– Сэр Уинчестер, я полагаю?

– А вы, должно быть, мисс Эффингтон? – улыбнувшись, спросил он и поцеловал ее руку.

У него была просто обворожительная улыбка.

– Да, это я. – Памела тоже улыбнулась.

Он сразу же понравился ей.

– Когда я увидел, как ваша тетушка тащит вас на террасу, я спросил у какого-то джентльмена, кто вы такая. Он с удовольствием назвал мне ваше имя.

– Вот теперь я перед вами, – рассмеялась Памела.

– Перестаньте обмениваться комплиментами! – не выдержала тетушка. – Это раздражает.

Хмыкнув, сэр Уинчестер не удержался и сказал:

– Я совсем не намерен раздражать вас.

– А что вы здесь делаете? – Тетушка Миллисент скрестила руки на груди.

– Я приглашен.

– Я спрашиваю: что вы делаете на террасе, куда вас не приглашали? – Она казалась очень раздраженной.

– Нам есть о чем поговорить, – решительно ответил сэр Уинчестер. – Я ждал этого случая двенадцать лет, Миллисент, и не хочу терять ни минуты.

– Пожалуй, я уйду, – встрепенулась Памела, повернувшись к двери.

– Ты никуда не уйдешь. – Тетушка Миллисент резко остановила девушку, схватив ее за руку, и притянула поближе к себе. – Мне нужен свидетель или, возможно, защитник. Меня могут... застрелить или еще хуже...

– Хуже уже не бывает, – сказала Памела, вспомнив недавнюю сбивчивую речь тетушки и ее поведение.

Сэр Уинчестер рассмеялся:

– Неужели вы думаете, что я застрелю вас?

– На вашем месте я бы это сделала. – Тетушка прищурила глаза. – Почему вы так добры ко мне?

– Тетушка, вы же сами сказали, что он хороший человек! – волнуясь, воскликнула Памела.

– Я совсем не старался быть хорошим. Вы осрамили меня прилюдно. Я многие годы гадал, как вам отомстить.

×
×