Когда мы встретимся вновь, стр. 18

«Что она сделает, если я ее поцелую?»

– Мои секреты не стоят того, чтобы их раскрывать, – проговорила она тихим и чарующим голосом.

«Неужели она ждет, что я ее поцелую?»

– Я сомневаюсь, что это так, мисс Эффингтон. Наоборот, открыть ваш секрет было бы смелым вызовом. – Ее губы были совсем близко к его губам, он даже слышал аромат ее духов. – Вызов мне нравится почти так же, как и загадки.

– И все же, ваше высочество... – прошептала Памела, – здесь не должно быть никаких разгадок и открытий.

«Она явно хочет, чтобы я ее поцеловал. Это видно по ее глазам. Здесь я никогда не ошибался. Но позволит ли она?»

– Это обязательно произойдет. И раньше, чем кончится наш с вами спектакль, мисс Эффингтон. Будут разгадки и приятные открытия.

– Неужели принц не может избежать вызовов судьбы?

– Мое обаяние и умение принимать вызовы не зависят от моего титула. Вы уже хорошо знаете, – он обнял ее за талию, тут же подумав, как удачно получилось, что она подходит ему ростом, – что я всегда получаю то, что хочу.

Памела уперлась руками в его грудь, но не оттолкнула его и не попыталась схватить за руки. Она подумала, что, кажется, она позволит ему поцеловать ее.

– Всегда так?

– Всегда так, а не иначе. – Он нагнулся, коснулся ее губ... Вдруг ему показалось, что он летит куда-то в пропасть, да еще странным образом рад этому.

– Алексей! Кузен! – остановил его пугающе знакомый голос. – Какая чудесная новость!

Глава 6

Если я снова увижу эту предательницу, принцессу Валентину, я не поддамся искушению задушить ее голыми руками, хотя она этого заслуживает.

Капитан Дмитрий Петровский

– Не могу сказать вам, как я рада слышать это. – Эффектная брюнетка, года на два старше Памелы, стремительно, словно хозяйка, вошла в гостиную. – Хотя я об этом узнала от лакея.

Алексей со скрипом сжал зубы. Виновато посмотрев на Памелу, он отпустил ее. Памела едва удержалась от желания убежать, но вовремя взяла себя в руки. Говоря по правде, эта брюнетка спасла ее. Спасла не от Алексея, а от себя самой.

– И что же это за новость? – спросил он, покоряясь.

– Я пытался остановить ее, ваше высочество. – Разгневанный джентльмен с недобрым блеском в глазах осторожно следовал за дамой. – Она невыносима.

– А вы осел, Петровский, – бросила дама через плечо. – Однако вам не удастся испортить мне настроение от этой радостной вести. – Она направилась к Памеле и, схватив ее за руку, коснулась ее щек воздушным поцелуем. – Моя дорогая, позвольте мне быть первой, кто официально поздравит вас.

Алексей не удержался от стона.

– Поздравит с чем? – медленно произнесла Памела.

– С семьей, конечно. Вы вошли в дом Пружинских, а это правящий дом в королевстве Великая Авалония. – Дама сморщила нос. – Или, скорее, то, что осталось от правящего дома. Правда, мне не следует повторять это...

– Простите, но... – Памела тщательно подбирала слова, – кто вы такая?

– Позвольте мне представить вам мою двоюродную сестру. – Голос Алексея прервался глубоким вздохом. – Принцесса Пружинская.

– Зовите меня просто Валентиной. Я уверена, мы скоро подружимся. – Принцесса благосклонно одарила Памелу улыбкой. – А как мне звать вас?

– Памела. – Девушка внимательно смотрела на даму. – Валентина? Вы не та самая, кто...

– Да-да, я и есть та самая. Мне суждено теперь быть той самой, это мой крест. – В прищуренных глазах принцессы была подозрительность. – Он же называет меня коварной?

– Не совсем точно, но примерно так, – пробормотал капитан Петровский.

Алексей после долгого вдоха поправил его, сказав Валентине:

– Я не называл тебя коварной, ведь ты же сказала, что изменилась, и теперь...

– Да, я изменилась, – весело подтвердила Валентина.

– И теперь, когда ты можешь доказать это, – Алексей окинул свою кузину взглядом, достойным принца или даже короля, от которого Памелу проняла дрожь, – я готов применить к тебе принцип невиновности. – Затем он повернулся к Памеле: – А это мой старейший друг, капитан Дмитрий Петровский, бывший командир моей гвардии.

– Это и есть очаровательная мисс Эффингтон? – Капитан подошел к Памеле и поцеловал ей руку, бросив быстрый взгляд на Алексея. – Мне понятно, почему его высочество потерял голову.

– Не веди себя как идиот, Петровский, – вмешалась Валентина, закатив глаза. – Они встречались и раньше. Я уверена, что именно она – та самая причина, по которой он решил поселиться в этом ужасном доме и в этой отвратительной стране. – Она посмотрела на Памелу и махнула рукой. – Я говорю это с самыми лучшими намерениями.

– Конечно, – растерянно пробормотала Памела. – Есть множество способов говорить о чем-то ужасном и отвратительном.

Валентина одобрительно кивнула:

– Я всегда так думала.

Памела старалась не смотреть на Валентину Пружинскую, но это ей не очень-то удавалось. Ее гостья была из тех, кто не забывается. Конечно, не из-за своей внешности, хотя она достаточно красива. К ней взгляд как бы невольно притягивался, и прежде всего из-за той ауры, которая создавалась вокруг нее, из-за ее командного тона, силы и решимости. И Памела вдруг почувствовала, что эта дама может стать опаснейшим, даже смертельным врагом. А если она действительно изменится, можно ли надеяться на нее как на союзника? Или же друга? А ведь Алексею будут нужны друзья.

Петровский презрительно хмыкнул:

– У слов «предательский» и «убийственный» есть еще и другие значения.

Валентина посмотрела на него поистине убийственным взглядом:

– Капитан, учитывая мои старые ошибки, я полагаю, что заслужить у вас доверие теперь так же трудно, как попасть на Луну. Я знаю, что вы меня не любите, да никогда и не любили, но поскольку я тоже не люблю вас, это не так уж важно. Однако, – она прищурилась, – если вы не перестанете произносить при мне слово «убийственная», я вырву ваше сердце. – Она мило улыбнулась Памеле. – Это как бы ради красного словца.

– Понимаю, – растерянно промолвила Памела.

– Вы так опасны, что вам место в одинокой и холодной темнице, – гневно заметил Петровский.

– А вас надо отдать на съедение маленьким зверушкам с очень острыми зубами, – отрезала Валентина.

– Перестаньте сейчас же! Я готов вас обоих связать. Вы как глупые дети.

«Голос Алексея уж слишком решительный и грозный, как у короля», – с удовольствием подумала Памела.

– Добро пожаловать в мою семью, мисс Памела, – торжественно провозгласил Алексей.

В чуть заметном иностранном акценте была какая-то интимность, особенно когда он произносил ее имя... Памела. Чаровница.

– Ваше высочество! – Она сделала глубокий вдох и тоже улыбнулась.

– Я говорила вам, Петровский, – с самоуверенной усмешкой обратилась к капитану Валентина. – При первой встрече обычно люди не смотрят друг на друга так, как эта пара.

– Возможно, – неуверенно пробормотал Петровский.

– Ты чертовски умно повел себя, кузен, когда столько лет скрывал свои чувства! – Валентина повернулась к Алексею и одобряюще кивнула.

У Памелы перехватило дыхание, а Алексей сконфуженно покачал головой:

– О чем ты говоришь?

– Перестань, Алексей! Я наделала много глупостей, но ум все же не потеряла. – Валентина снисходительно посмотрела на кузена. – До сегодняшнего дня мы с тобой оба знали, что ты не можешь жениться по своему желанию. Все ждали твоего брака по политическим мотивам, а ты этого не сделал. Выходит, вмешалась рука судьбы?

– Судьбы? – осторожно повторил Алексей.

– Судьба, рок... можешь как угодно называть это. Кузен, ты можешь обмануть кого другого, но только не меня. Хотя твоя помолвка, кажется, сбила с ног Петровского. – Она с презрением посмотрела на капитана. – Но меня это не очень-то удивило.

Петровский недоуменно пожал плечами.

Валентина снова обратилась к Алексею:

– Я знаю, что три года назад ты был в Англии, а твоя невеста нам родня. Совсем нетрудно предположить, что вы встретились именно в это время. Между вами, вероятно, возникло то чувство, которое и заставило вас поспешить сюда, в этот дом, и объявить о своих намерениях.

×
×