Владычица морей, стр. 32

Он поднял руку, собираясь постучать. Во дворце все уже спали. Он представил ее – нетронутую, одетую во все белое, с шелковистыми, струящимися по спине волосами. Но, прежде чем он успел постучать, в уме возник другой образ: Кортни обнаженная, вся в крови, рыдающая так, словно у нее разрывалось сердце от ужаса перед жестокостью Берлингема. Ей необходимо время, чтобы залечить раны, чтобы научиться доверять и любить. Рори повернулся и пошел прочь. Он подождет, и, хотя терпение не числится среди его добродетелей, подождет столько, сколько нужно.

* * *

Кортни согнулась над крупом лошади, скачущей в лес. Этой ночью воздух был сух и холоден. Как и в прошлый раз, она оделась в потертые штаны и темную накидку с капюшоном, надвинутым на лицо. Повариха Мэри со своим любовником Джоном Фентоном после старательно приготовленного Мэри ужина уже соединились в ее постели. Кортни молилась, чтобы королевский охранник оставался там до тех пор, пока она не закончит свое дело. Сердце у нее билось, как птица в клетке. Дрожащими руками она держала поводья. Закричала сова, и Кортни дернулась в седле, держа наготове кинжал. Увидев силуэт совы на фоне ночного неба, она с облегчением вздохнула. Доехав до конца тропинки, она спешилась и повела лошадь к ручью, затем поднялась на холм. Наклонившись, она в ожидании наблюдала. Через несколько минут показался всадник, въехавший на поляну с противоположной стороны.

– Я привез вам привет из дома, – прошептал он.

– Как наш общий друг?

– Хорошо. – Из темноты вышла фигура. Как и первый посыльный, он был юн и одет в поношенную накидку и потертые бриджи.

– Вам велено прочитать это и уничтожить. Кортни взяла бумагу и, сложив, засунула в карман штанов.

– Наш друг предупреждает, что в течение последующих двух недель связи не будет.

Кортни не смогла удержать вздох облегчения: две недели можно пожить без страха!

– Вам приказано внимательно следить за окружающими. Один человек, близкий к королю, собирается предать его.

– Как же я узнаю, кто?

– Наблюдайте. Он скоро себя обнаружит. Как только он свяжется с нашим общим другом, вас известят.

Кортни кивнула. А посыльный ушел. У подножия холма он взобрался на лошадь и исчез в лесу. Кортни не терпелось поскорее покинуть место, которое причиняло ей столько страданий. Она сбежала вниз по холму, села на лошадь и поехала по заросшей тропинке.

Позади нее, выйдя из своего тайного убежища, появилась высокая фигура. Человек пробрался к тому месту, где на привязи была его лошадь. Лунный свет упал на бесцветные волосы и лицо, искаженное злобной усмешкой. Взобравшись в седло, он не спеша поехал следом за Кортни.

Кортни, оставив на конюшне лошадь, поторопилась во дворец. Девушка почти бегом поднялась по лестницам, чтобы поскорее очутиться в безопасности своих комнат. Она так и не заметила бесшумно следовавшего за ней соглядатая.

Глава пятнадцатая

– Уверяю вас, эта дама опасна.

Берлингем сидел лицом к королю в его покоях вместе с лордом-канцлером, старательно все записывающим, и лордом Эджкоумом, который, как главный среди английских судей, был приглашен по настоянию Карла.

– Вы обвиняете фрейлину королевы в шпионаже, сэр. Это очень серьезные обвинения. – Эджкоум не скрывал своего недовольства.

– Всем известно, что вы оказываете ей дружеское расположение, – визгливым от возбуждения тоном сказал Берлингем. – Но дружбу нельзя ставить выше долга, когда дело касается безопасности нашего короля.

– Ни один человек не осмелится сомневаться в моей верности английскому престолу, а уж вы тем более, Берлингем. Мой отец был ближайшим соратником покойного короля Якова. Эджкоумы поколениями верно служили короне.

– Эджкоум, – примирительно сказал Карл, – я уверен, что лорд Берлингем не ставит под сомнение вашу верность. – Он повернулся к главному советнику: – А чего ради королеве окружать себя шпионами?

– Ради Франции, сир, – быстро ответил Берлингем. – Королева верна стране, где родилась. Паписты убедили ее, что вы в сговоре с дьяволом. Усадив свою принцессу на английский престол, они шлют агентов в Испанию для союза, который в один прекрасный день будет использован против нас.

– Этот план провалился, – спокойно заметил Эджкоум, – как только Генриетта Мария прибыла в Англию в качестве вашей невесты, сир. Испания вынуждена признать тот факт, что Англия и Франция образовали нерушимый союз.

– Союз! – Берлингем презрительно произнес это слово. – Этот брак не союз, а возможность водить шпионок в королевскую опочивальню.

– Поосторожней, Берлингем, – властно сказал Карл. – Не хватает только, чтобы вы обозвали шпионкой королеву.

В комнате воцарилась напряженная тишина. Наконец Эджкоум сказал:

– Расскажите подробнее, что именно вы видели и слышали прошлой ночью.

Берлингем начал ходить туда-сюда по комнате. Он старательно отрепетировал всю историю, избегая упоминаний о предыдущей ночи, когда он напал на Кортни и был прогнан Маклареном.

– Услыхав за дверью шаги и зная, что все слуги уже улеглись, я решил на всякий случай проверить. Представьте мое изумление, когда я увидел леди Торнхилл, крадущуюся вниз по лестнице. На ней была одежда, какую обычно носят конюхи.

– А вы, конечно, были уже одеты и готовы следовать за ней, – с сарказмом вставил Эджкоум.

– Конечно, я был одет, так как еще не ложился, – быстро нашелся Берлингем. – Я последовал за леди и увидел, как она направилась на конюшню, где оседлала лошадь. Как только она скрылась из виду, я тоже вскочил на коня и поехал следом.

– Почему ее не остановила королевская стража?

– Стражника, Джона Фентона, не было на посту. Позже я узнал от лакея, что Фентон путается с одной из поварих, и как раз в это время навещал свою душечку. – Видя, как насупился король, Берлингем добавил: – Леди Торнхилл устроила им любовное свидание.

У Карла вытянулись в струнку губы. Стражника, пренебрегшего своими обязанностями, следовало высечь, отправить в тюрьму или даже предать смерти. Надо придумать такое наказание, чтобы стражникам неповадно было ставить свои любовные шашни выше безопасности короля.

– А как же вам удалось не потерять леди в темном лесу? – Эджкоум внимательно следил за выражением лица Берлингема, пытаясь поймать его на лжи.

– Светила полная луна, – улыбнулся Берлингем, упиваясь ролью рассказчика. Было ясно, что он завладел вниманием короля. – Опознать лошадь и наездницу впереди себя не представляло труда. Выехав из леса, мы очутились на заросшей травой поляне. Полагаю, сир, – сказал он, повернувшись к королю, – что это был королевский парк.

Карл кивнул.

– Я знаю это место, хотя редко туда езжу.

– Очевидно, леди Торнхилл выбрала это место именно потому, что туда почти никто не заглядывает. Какая наглость! Встречаться с французским агентом в собственном парке короля!

Эджкоум почувствовал себя неуютно. Ведь и он вместе с Рори и Кортни часто ездил туда.

– С чего вы взяли, что там был француз?

– Я стоял достаточно близко и слышал, как они разговаривали. Посыльный окликнул ее по-французски, и леди Торнхилл ответила ему на том же языке.

– И вы смогли понять, о чем они говорили? Берлингем улыбнулся.

– Я немного знаю язык. То, что я услышал, ошеломило меня.

– Что же именно?

– Посыльный сказал ей, что один близкий к королю человек готовится предать его.

Неожиданное молчание сковало всех.

– Вот почему я настоял на этой встрече, – с важным видом сказал Берлингем. – Любой из тех, кто приближен к королю, может замышлять предательство.

Лорд Эджкоум с интересом наблюдал за Берлингемом. Хотя он и презирал этого человека, но в его рассказе не смог обнаружить фальши. Если то, что он сообщил, правда, то их возлюбленному королю угрожает опасность. Предателя надо изобличить, и как можно скорее.

Но Эджкоум не мог заставить себя поверить, что Кортни участвует в таком подлом деле – для этого она слишком безыскусственна и чиста.