Кто скребется за стеной?, стр. 2

«Он точит свои вилки», – подумала Пегги Сью, но шутка не развеселила ее.

Мощное тело чудовища, его резкий запах подсказывали ей, насколько реальна опасность. Сощурившись, девочка попыталась разглядеть пятна штукатурки на шкуре зверя, но хищник бросил на нее преисполненный иронии зеленый взгляд, казалось бы говоривший: «Ты считаешь меня таким дураком? Зачем, по-твоему, я облизываюсь? Да для того, чтобы избавиться от пыли из туннеля, разумеется. Никто не должен этого знать. Впрочем, никто и не знает… за исключением тебя и меня».

Пегги Сью попятилась, не решаясь повернуться спиной к зверю. Люди, гуляющие по зоопарку, с удивлением разглядывали ее, не понимая, почему эта девочка идет к выходу задом наперед.

«До скорой встречи, – посмеивался тигр, вытянувшись вдоль решеток. – До скорой встречи у тебя…»

Долгое время образ зверя с огромной пастью преследовал Пегги Сью. Особенно вечером, когда ей надо было вернуться в свою комнату и нырнуть в постель. Она часами лежала во тьме с открытыми глазами, вытянувшись на спине и прижав руки к телу, – прислушивалась…

Прислушивалась к звуку, который издавала шерсть тигра, тершегося о стену с другой стороны… Это было размеренное шуршание, туда и обратно, все ближе и ближе. Когда вся семья укладывалась спать и все лампы в квартире были погашены, Пегги Сью, вытянув руку, ощупывала обои вокруг кровати, отыскивая трещины. Но трещины были повсюду, как же в таком случае определить, откуда выскочит зверь? И все же она ощупывала стену, дрожа от страха, что вот-вот ее пальцы попадут в пустоту. Сколько еще сантиметров отделяет ее от хищника? Тридцать, сорок? Или меньше? Она измерила толщину стены во время посещения зоопарка. Отметила, что стена толстая, и на какое-то время ее это успокоило. А может быть, тигр устанет скоблить? А если его когти сломаются, и ему придется отказаться от своего замысла?

Когда, устав прокручивать в голове эти гипотезы, Пегги наконец засыпала, то погружалась в ночные видения, заставлявшие ее подскакивать на постели. Девочка задыхалась от страха, простыни прилипали к ее телу от испарины.

Иногда, оставшись дома одна, Пегги с удивлением обнаруживала, что положила рядом с кроватью какое-нибудь средство защиты: тяжелый молоток, брошенный будто бы по недосмотру. Неужели можно убить тигра ударом молотка? Например, очень сильно стукнув ему между глаз, крак?

Придет время, и надо будет действовать быстро, схватить молоток в тот самый момент, когда голова, засыпанная штукатуркой, покажется из-под обоев…

– Все дело в призраках, – повторял голубой пес. – Они внедрились в голову тигра и манипулируют им. Он всего лишь игрушка в их руках. Они хотят воспользоваться им, чтобы уничтожить тебя.

– А ты пытался войти с ним в телепатический контакт? – спросила Пегги.

– Да, – признался пес, задрожав. – Но у этого зверюги совсем нет ума, им управляет только инстинкт. Он думает лишь о том, как поесть, поспать, понежиться на солнце.

– Если мы расскажем об этом, никто нам не поверит, надо действовать иначе, – вздохнула Пегги Сью. – Решение, наверное, есть. Ты не можешь проникнуть в разум тигра и разладить его способность к ориентации?

– Это возможно, – пробурчал голубой пес. – Во всяком случае, могу попробовать. Ты надеешься, что он заблудится, так?

– Да, – выдохнула Пегги. – Для нас это единственный шанс выпутаться.

Все последующие дни голубой пес усиленно телепатически обрабатывал мозг хищника. Подобно тому как выводят из строя компас, пес нарушил у зверя все способы ориентации, вследствие чего тигр стал путать где право, где лево, верх и низ…

В результате хищник устремился по ложному пути и пробежал мимо комнаты Пегги, не заходя туда.

Работники зоопарка так и не нашли его. С тех пор тигр постоянно бродит среди стен и никак не может вернуться в свою клетку. Он проходит так от здания к зданию, пересекая город, но никто не догадывается о его присутствии…

Если однажды ночью ты услышишь, что кто-то скребется за стеной в изголовье твоей кровати, не удивляйся: это тигр продолжает царапать стену в надежде найти Пегги Сью. Заткни уши и крикни изо всех сил: «Ее здесь нет!», и тогда, быть может, хищник продолжит свой путь, не обратив на тебя внимания.

По крайней мере, я на это надеюсь…