Тайна замка Расселл, стр. 9

Майкл, ободрившись, присвистнул. Дэвид с сомнением покачал головой и скрестил руки на груди.

— Я спрашивал тебя не об этом, — вновь обратился он к другу, но тот отмахнулся, завороженный столь необычным зрелищем.

Привидение перешло к финальной части представления. Платье, скользя по извивающемуся телу, сползло к ногам и было отброшено в сторону, чтобы растаять в сумерках, и девушка осталась в крошечном кусочке дыма, едва прикрывающем ягодицы.

Майкл впал в неистовство: он свистел, хлопал в ладоши и подбадривал танцовщицу возгласами, достойными ковбоя, дорвавшегося до первого в своей жизни топ-лесс-шоу. Вероятно, мистика происходящего, таинственное свечение и необычные декорации пагубно сказались на его психике. Ужас, смешавшись с восторгом, лишили Майкла остатков разума.

Дэвид решил прекратить безобразие и, собрав всю грозность, на которую был способен, рявкнул на него:

— Да пойми ты, нас просто дурят!

Оторванный от самого пикантного зрелища, Майкл с трудом осознал высказанную другом мысль.

— Дурят? Нас? Не может быть, — изрек он, опять скашивая глаза в сторону красотки.

Дэвид, нагнулся к нему и потряс за плечо, приводя в чувство.

— Разве ты не догадался, что это всего лишь мистификация? Я изучал подобные еще на первых порах общения с Салливаном. Смотри.

Он быстро замахал перед лицом Майкла растопыренной пятерней, превратив ее в диковинный веер.

— Ты что, тронулся?

Не прекращая своего занятия, Дэвид ответил:

— Ты уехал, не успев изучить историю мистификаций, Майкл. Нас разыгрывают. — Дэвид присел рядом с Майклом и принялся чертить в пыли.

— Как разыгрывают?

— Это кино. Помаши рукой у себя перед глазами. Видишь? Явственный стробоскопический эффект. А теперь помаши, глядя на свечу. Видишь, ни дробления картинки, ни наложения кадров.

Майкл поскосился на призрак, принявший весьма откровенную позу, и нехотя помахал рукой перед собой.

— Гм, кино, говоришь… И кто нам его показывает?

— Кто-то, кто хочет сохранить какую-то тайну!

— Но свечение какое-то странное. Никогда не видел такого кино. И почему меня охватил такой ужас?

— Я думаю, — сказал Дэвид, — что свечение здесь не обычное, а с применением ниобиевого стекла. Наши гостеприимные хозяева могли вставить в обычный кинопроектор ультрафиолетовую лампу, а перед объективом поставили ниобиевый фильтр, который почти не пропускает видимый свет.

— Ну хорошо. Однако мне непонятно, чего это я так струхнул… — Майкл потер ушибленный затылок.

— Они наверняка применили пресловутый двадцать пятый кадр, в котором и записано нечто, что новодит страх. И благо, если внушение не рассчитано на отложенное воздействие через подсознание, то он действует недолго, потом здоровая психика приспосабливается и эффект ослабевает, иначе мы оба до сих пор лежали бы тут, пуская слюну и корчась в судорогах от ужаса!

— Ф-фу… Так все это — подделка?.. — Майкл надулся, словно ребенок, обнаруживший под бородой Санта-Клауса физиономию собственного отца. — Надо же, как все просто. И как действенно!

Он с опаской покосился на танцовщицу, вдруг фыркнул и, забыв обо всех приличиях, показал на нее пальцем. Дэвид глянул, и они оба закатились истерическим хохотом.

Расставшись с последней тряпочкой, туманная леди приступила к гвоздю программы. Неуловимым движением опытной стриптизерши потянула с лица кожу и спустила ее по шее и плечам до самой талии. Та же участь постигла руки и остальные части тела. На зрителей уставилась выпученными белками глаз освежеванная тушка танцовщицы, продолжавшей свои замысловатые па вокруг щита.

— Мамочки! Если она обдерет мышцы и оголит потроха, я этого не переживу! — простонал Майкл, катаясь по полу и собирая на одежду серые клочья пыли.

— Думаешь, она тут выделывается не случайно? — поинтересовался, отсмеявшись, Дэвид.

— Еще как не случайно! Ой как неслучайно! А не пощупать ли нам щит? — предложил Майкл. — Уж больно крепко она в него вцепилась.

— Н-да… Хорошо, что у тебя крепкая психика и здоровый аппетит на прекрасных дам, иначе я бы тебя не откачал никакими валерьянками.

— Ох, не говори. В первую минуту у меня все кишки скрутило! — признался Майкл. — Не ожидал от них такого коварства. А от себя — такого первобытного ужаса перед загробными жителями. Благо она не сделала «Бу!», а то я бы точно навалял в штаны, и никакого двадцать пятого кадра не надо.

— Да уж, нам повезло, что она вместо этого стала бельишко раскидывать.

И они двинулись к танцовщице, которая даже бровью не шевельнула в их сторону. Майкл снова фыркнул и, протянув сквозь нее руку, дернул щит на себя.

— Дверь! — воскликнули оба одновременно.

Был ли смысл терять время? Конечно, нет. Всего-то и надо было, что откинуть прозрачную вуаль. Хорошо смазанные петли не издали ни звука, когда дверь открылась, поманив молодых людей новой тайной.

7

Финал

Но приятелей ожидало жестокое разочарование. За щитом была всего лишь ниша, причем совершенно пустая. Майкл попятился.

— Вот тебе и двадцать пятый кадр.

— Опять обманули! — с досадой бросил Дэвид.

— Слушай-ка, должно быть, за нами наблюдают!

— С чего ты взял?

— Ну кто-то ведь включил проектор!

— И правда!

Приятели разом повернули головы.

— Не видно. Посвети! — скомандовал Майкл.

Дэвид поднял над головой свечу, но робкий огонек, суматошно заметавшийся на сквозняке, не смог рассеять на густую мглу.

— Лично я ничего не вижу, а ты?

— Я тоже. Слишком темно, — подтвердил Майкл. — Что будем делать?

— Пойдем отсюда! Смотрят ведь! — трагическим шепотом напомнил Дэвид.

— Ну и черт бы с ними. Раз смотрят, значит в курсе, что мы здесь, Майкл сунул руку под свитер и нащупал кольт, который, безусловно, придавал ему силы, — Даже интересно, что они еще предпримут. Эх, нам бы сейчас хоть один полноценный фонарь!..

— Ну что, возвращаемся? Посмотрим, может, батарейки от моего плеера подойдут.

— Погоди, давай хотя бы немного пошуруем здесь, не зря же спускались.

Дэвид хотел было возразить, но не решился. Майкла очевидно тянуло на подвиги, а Дэвид не хотел, чтобы приятель заподозрил его в трусости. Они медленно двинулись вперед, стараясь держаться в шаге друг от друга.

— А что мы все-таки ищем? — глухо спросил Дэвид, поеживаясь от сырости и тревоги.

— Хочу проверить свою догадку, — туманно ответил Майкл.

— Какую?

Майкл перешел на шепот:

— Помнишь визитку? Турфирма… Мистические путешествия… Ну, помнишь? Так вот, а что происходит с нами? Старинный замок, катрены Нострадамуса, привидение в подвалах, кровь на подоконнике, две дочки лорда вместо одной, старик садовник с отрезанной головой магистра, исчезающий труп, оживающий лорд… Разве все это не напоминает мистическое путешествие?.. Сработано, конечно, грубовато, но, может, они спешили?

— Ты думаешь, что эти самые путешествия устраивают здесь, в замке, а тот бедолага с дыркой в груди — один из туристов?

— Я хочу сказать, что налоги на поместье лорда просто фантастические! Чтобы его содержать, нужен стабильный источник дохода.

— Не хочешь ли ты сказать, что лорд заманивает пресыщенных жизнью богатеев, убивает их и обирает трупы, чтобы содержать родовое гнездо!

— Ну… Возможны варианты.

— Какие варианты? Майк! Это невозможно! — сорвался Дэвид на крик.

Эхо подхватило его протест и понесло по каменной галерее в непролазную темноту:

— Ай-ай-ай! Жно-жно-жно!

Дэвид присел с перепугу. Майкл замер, прислушиваясь. Эхо унялось, а приятели все еще ждали чего-то.

— Почему невозможно? — наконец спросил Майкл, — Потому что он титулованный лорд? Или потому что здесь все напоминает старую добрую Англию?.. О'кей, не кипятись. Допустим, у семьи честный бизнес, люди продают мистику, никто не убивает и не обирает трупы, а мертвец, которого ты видел, — результат непреднамеренного убийства или несчастного случая. Или Расселлы — заложники обстоятельств и турфирмы. Получают процент за использование замка и участие в спектакле под названием «мистическое путешествие», а партнеры за их спинами обделывают грязные делишки.

×
×