Тайна замка Расселл, стр. 8

— Именно! — улыбнулся Майкл. — Возьми любую книгу из тысяч собранных здесь томов, и тебя посетят такие же сомнения.

Дэвид пожал плечами, вытянул себя из кресла, опираясь руками о подлокотники, подошел к ближайшему стеллажу. Глянцевые корешки книг отсвечивали натуральной кожей и сафьяном. Странно, что стеллажи не имели стеклянных дверец. Неужели помещение оборудовано пылеуловителем? Не похоже. И какой-то неприятный запах стоит в воздухе, вроде жженой жерсти.

Дэвид поднял руку и, нацелившись на бордовый томик Вергилия, потянул его на себя. Рука неожиданно не почувствовала сопротивления, сразу целая стопка книг сковырнулась со своего места и с глухим стуком упала на пол.

— Муляж? — поразился Дэвид, поднимая и рассматривая искусно выполненный и раскрашенный макет стопки дорогих коллекционных изданий.

— Именно! — ухмыльнулся Майкл. — Ни одной настоящей книги. Тысячи муляжей, причем высочайшего качества. Мистификация. Обман. Я я-то думал, что подобное возможно только в Штатах, где денежные выскочки частенько окружают себя такими интерьерами, но здесь…. Не ожидал. Это грандиозная декорация к спектаклю, в котором мы с тобой, Дэвид, не последние действующие лица.

— А может быть все-таки зрители? — с надеждой в голосе спросил Дэвид.

— Вряд ли, — покачал головой Майкл. — Зрителей здесь не предвидится, только участники. И наша задача угадать — какую роль исполняет каждый. Кажется, я уже сделал первое открытие.

— Какое же? — спросил Дэвид, подбираясь к креслу, в котором пришел в себя.

— Ковер! Помнишь, ты говорил, что труп был завернут в ковер?

— Да, — кивнул Дэвид. Напоминание о трупе вызвало у него легкий приступ тошноты.

— Думаю, что ковер закончил свое существование в этом камине, — сказал Майкл. — Чуешь запах? Мне даже удалось спасти кусочек.

Майкл взял в руки каминные щипцы и прихватил ими обгорелый уголок ковра с небольшой поленницы возле стены.

— Смотри, дружище. И поверь мне как специалисту в предметах антиквариата. Это настоящий персидский ковер. Не моложе восемнадцатого века. Безумно дорогая вещь. Тебе не кажется странным дом, в котором в заброшенных комнатах висят, а затем пропадают старые картины, трупы заворачивают в ценные ковры, а в библиотеке вместо настоящих книг расставлены картонные имитации? Кстати! Куда делся труп, который, по твоим словам, был завернут в этот ковер?

— Труп?

Дэвид почувствовал дрожь в пальцах, закрыл глаза и чуть не задохнулся. Он вспомнил фигуру старика Эйба и голову Лоуренса Салливана с выпученными глазами у него в руке.

— Я знаю, где они хранят трупы. В подвале.

6

— Тогда — в подвал! Не дрейфь, старина! — хихикнул Майкл, хлопнув Дэвида по животу, отчего Дэвид икнул.

Ступени, ведущие в подвал, гулко отзывались на шаги. Детективы поневоле пытливо вглядывались во тьму, начинавшуюся сразу за границей светового круга, отбрасываемого свечой. Батарейки фонариков предательски сдохли, вынудив хозяев воспользоваться древнейшим изобретением в надежде, что уж оно-то не подведет. Свечи нашлись в одном из ящиков секретера в библиотеке.

Огонек, заслоняемый ладонью Майкла, колыхался и отбрасывал на стены длинные тени, то сокращая, то увеличивая их в причудливом ритме танца. Дэвид старался не отставать от Майкла и держался в пределах яркого пятна, будто оно способно было чудесным образом сдержать натиск зла.

— Надеюсь, мы встретим по пути парочку привидений! — бодро заметил Майкл. — Лично я давно мечтаю об этом. Вот ты, Дэви, не один год занимаешься мистикой. Тебе повстречалось хоть одно?

Ученик мессира закатил глаза и вздохнул, так как ничего ему видет не довелось.

— А лучше сразу пяток! Чего уж мелочиться! — продолжал Майкл, преодолев еще несколько ступеней.

— Не все готовы к встрече с неизведанным, — возразил Дэвид.

— Да брось ты! Человеку с крепкой психикой опасаться нечего. Мы здоровые молодые парни в зравом уме и готовы к встрече с любыми странными формами жизни от дорожных полисменов до инопланетян — что нам доброе старое английское привидение!

Подвальная дверь недовольно скрипнула, но все же впустила искателей приключений в подземелье. На них пахнуло застарелой сыростью и плесенью. Потревоженная дуновением сквозняка, на стенах и сводах зашевелились пыльные клочья паутины.

— Зажги вторую, — приглушенно скомандовал Майкл. Дэвид поспешно полез в карман и поджег свечу от зажигалки.

Удвоив таким образом освещение, им удалось получше рассмотреть место, в которое их привел ход событий: низко нависший потолок, серые панели и снова, как везде в доме, — массивная рухлядь, которую за ненадобностью свалили по углам.

У противоположной входу стены смутно виднелся старинный щит с неясным изображением герба. Но, лишь только глаза привыкли к сумеркам подземелья и стали способны воспринимать детали, появилась веская причина для того, чтобы полезть на потолок или удалиться ползком. И желательно побыстрее.

Опираясь о щит прозрачной ручкой, перед ними в самой непринужденной позе стояло привидение.

Дэвид услышал, как лязгнули зубы Майкла.

— М-ма… — сдавленно просипел здоровый молодой парень, сползая по косяку на пол.

Дэвид тоже застыл, невольно прикованный взглядом к фигуре, сотканной из тончайшего серебристого тумана. Услышав стон Майкла, он с трудом оторвался от зрелища и перевел взгляд на друга.

Призрак же, не обращая никакого внимания на произведенный эффект, продолжал заниматься своим делом. А именно… танцевать! Он кружился и колыхался на крошечном светящемся пятачке под слышимую только ему музыку. Вернее ей, поскольку это несомненно был дух девушки. Призрачная танцовщица ритмично покачивала бедрами, обтянутыми такой же призрачной тканью.

Сперва танец был медленным, едва обозначенным, будто дама разогревалась или решала для себя, как будет двигаться дальше. Затем он стал быстрее, энергичнее и зажигательнее, и вот она уже перебирает руками по щиту, кружится и вытягивает соблазнительные ножки…

Казалось бы, привидение вело себя довольно мирно, но откуда тогда полез в души друзей этот тошнотворный страх? Почему вдруг Майкл побелел, уродливо перекосив рот в немом крике? Царапая пол ногтями, ломая их о шершавый бетон, он попытался встать, но не смог: ужас парализовал молодого человека, сковав конечности судорогой.

Дэвид бросился к нему и, схватив за плечи, начал трясти.

— Майкл! Очнись!

Майкл пустил слюну, вперившись остекленевшими глазами в пространство, а затем протяжно и жалобно заскулил, словно побитый пес. Дэвид еще потряс его, но, видя, что это не помогает, размахнулся и отвесил другу пощечину. От удара голова Майкла стукнулась о дверной косяк, и лишь тогда, вопреки здравому смыслу, в его глаза вернулся рассудок.

— Майкл! Приди в себя!

Парень прикрыл глаза ладонью и сдавленно просипел:

— Он еще там?

— Кто?

— Призрак!

— Там, там. Но он не делает ничего страшного. Просто танцует. Не надо бояться. — Он ласково погладил Майкла по волосам, будто ребенка.

Друг вцепился в его рукав и, осторожно выглянув из-за спины Дэвида, втянул голову в плечи, словно черепаха.

— Майкл! — озаренный внезапной догадкой, воскликнул Дэвид. — Ты понял, в чем дело?

— Она танцует стриптиз. Со щитом, — слабым голосом прошелестел потрясенный Майкл. — Боже, как это страшно!

Дэвид перевел удивленный взгляд от него к танцовщице.

Искушенный в подобных вопросах, Майкл был совершенно прав: дух девицы, закончив очередной пассаж, перешел к новой части программы. Ловкие ручки скользнули под бретельки платья и оголили грудь.

— Вау! — донеслась реплика снизу. Это Майкл снова высунулся. Его любопытство было сильнее, чем все страхи на свете.

Стриптизерша с того света тем временем виляла аккуратным задиком. Щит она использовала по тому же назначению, по какому в подобных случаях девушки из плоти и крови используют шест, — повиснув на нем, выделывала такие па, что, происходи дело в зрительном зале, сорвала бы бурные аплодисменты.

×
×