Тайна замка Расселл, стр. 17

10

Альтернативный финал

Дэвид с трудом разлепил веки и тут же пожалел об этом. Отваратительное пятнистое марево, стелившееся перед закрытыми глазами, не исчезло, а расплылось по незнакомому сумрачному помещению с шаткими стенами и пульсирующим потолком. «Где я? Что со мной?»

Ему было плохо, как никогда в жизни. Ломило виски, ломило затылок, тело напоминало дрожащий студень, желудок агонизировал в тщетных потугах исторгнуть из себя тяжелую и вязкую чужеродную массу, мерзостный привкус во рту вызывал навязчивое видение немытого ржавого ведра из-под протухших пищевых отбросов. Дэвид провел распухшим языком по небу, точно наджаком по пересохшему картону, и протяжно застонал.

Дверь в дальней стене (черт, почему они пляшут, эти стены?) распахнулась, вызвав слабое движение воздуха и видение в темном, с белыми кляксами, одеянии.

— Доброе утро, сэр, — звонко поздоровалось видение, поплыло в направлении Дэвида и поставило что-то у изголовья его постели. — Ваш чай.

Попытка приподняться обернулась таким приступом боли и тошноты, что ему пришлось стиснуть зубы и закрыть глаза. А когда он набрался мужества, чтобы снова открыть их, антураж чудесным образом изменился. Сумрак сменился мягким рассеянным светом не слишком погожего английского утра, танцующие стены, устыдившись собственного легкомыслия, застыли, как и подобает стенам доброго надежного дома, под прямым углом друг к другу, зловещее помещение превратилось в просторную спальню, обставленную несколько тяжеловатой, но зато вполне антикварной мебелью, а темное видение с кляксами — в молоденькую девушку в униформе горничной — синем платье, белоснежном передничке и таком же чепце.

Раздвинув шторы, девушка бросила на Дэвида взгляд, полный простодушного любопытства, встретилась с ним глазами, смутилась и заспешила к двери. Но остановилась и обернулась, услышав его протестующее мычание.

— Кто вы? — прохрипел он через силу.

По юному, почти детскому личику пробежала рябь. Дэвиду показалось, что девушка изо всех сил крепится, чтобы не рассмеяться.

— Дейзи, сэр. Здешняя горничная.

— А где я?

Тут она не выдержала и все-таки прыснула в кулачок. Потом виновато потупила взор, пробормотала: «Извините» — и снова подняла глаза. На этот раз в них отражалось не веселье, а снисходительное сочувствие.

— Вы в доме лорда Теодора Расселла, сэр. Вчера вы здорово перебра… То есть, я хотела сказать, что милорд показывал вам свой винный погреб, и вам стало нехорошо. Мистеру Беггу и старому Эйбу пришлось перенести вас из подвала в спальню.

Сочетание смутно знакомого имени Теодор Расселл и слова «подвал» оказало на Дэвида странное и весьма неприятное воздействие. К чисто физической дурноте примешались ощущение безысходности и страх, черный и липкий, как болотная жижа. Эта гремучая смесь доконала молодого человека.

— Уйдите! — крикнул он, рывком стащил себя с постели и, зажимая рот ладонью, устремился в ванную.

Пока он содрогался в изнурительных спазмах, подсознание настойчиво посылало уцелевшему осколку сознания тревожные сигналы: из цветных пятен перед глазами складывались зловещие и непонятные образы, в ушах звучали обрывки жутковатых фраз: «…катрены Нострадамуса… тысячи муляжей… мистификация… персидский ковер… куда девался труп?.. нас надули… если она обдерет мышцы и оголит потроха…»

— Я вспомню, все вспомню, — бормотал Дэвид. — Потом… позже. Боже, как же мне плохо!

Потом наступило облегчение. Он, пошатываясь, добрел до кровати, рухнул без сил и отрубился. Но отоспаться ему не дали. Короткое время спустя снова показалась Дейзи, забрала поднос и спросила, спустится ли он к завтраку. Дэвид промычал в ответ нечто отрицательное и предпринял еще одну попытку уйти от мира. И опять тщетную. На этот раз его покой нарушил осанистый джентльмен с приветливой улыбкой и холодными серыми глазами:

— Мальчик мой, простите меня! Мне так ударило в голову ваше восхищение моим портвейном, что я совершенно упустил из виду вашу возможную неопытность. Эх, молодость, молодость! Сколько раз в таком же вот возрасте я сам неправильно оценивал свои силы и страшно потом мучился… Выпейте это, друг мой! Ну-ну, пересильте себя. Пойло, конечно, мерзкое, но лучшего средства от похмелья еще не придумали. Старый рецепт — сырое яйцо с вустерским соусом. Через полчаса будете как огурчик. Все-все, ухожу! По себе знаю: когда раскалывается голова, чужая болтовня становится совершенно невыносимой.

И он действительно ушел. Едва дверь за ним закрылась, Дэвид снова поплелся в ванную и немедленно избавил желудок от навязанного ему антипохмельного коктейля. Потом жадно выпил пинту воды из-под крана, расстался и с ней, выпил еще воды и почувствовал себя настолько лучше, что почти поверил в возможность исцеления. Голова по-прежнему болела, но уже терпимо, хотя и с рецидивами, и способность соображать потихоньку возвращалась.

Благостную рожу со сладкой улыбочкой и колючим серым взглядом Дэвид, безусловно, уже где-то видел. Где? Когда? Из болтовни этого доброго самаритянина с вустерским соусом и из сказанного Дейзи, следовало, что самаритянин и был лордом Теодором Расселлом, водившим вчера Дэвида на экскурсию в свои винные погреба. Но как Дэвид попал в его дом и почему при мысли о лорде и погребе, точнее, о подвале, его бросает в холодную дрожь?

Новый приступ головной боли заставил молодого человека отказаться от попытки хоть что-то выдавить из недр памяти. Он вернулся в спальню, лег и скоро начал погружаться в сон. Но на самом рубеже забытья, на границе сна и реальности, в мозгу вспыхнуло: «Майк! Что они сделали с Майком?!» Сердце болезненно сжалось и бухнуло о ребра. Дэвид сел, задыхаясь. В висках колотилась боль, но это уже не имело значения: память вернулась.

Визит с учителем в дом бывшего однокашника мессира. Известие о смерти лорда Теодора. Ночной вопль. Чудесное воскресение лорда. Исчезновение Салливана. Кровь на подоконнике. Труп в заброшенной комнате. Приезд Майкла и их любительское расследование. Исчезновение трупа. Леди Ариана в страстных объятиях своего двойника. Старый Эйб, небрежно волокущий за волосы отрезанную голову мессира. Путешествие в подвал и жуткий танец потусторонней стриптизерши. Дверь за щитом…

…Они спустились по лестнице о трех ступеньках и оказались в узком пространстве коридора с влажными кирпичными стенами. Майк, шедший впереди, поднял свечу и кивком показал Дэвиду на низкую арку, забранную тяжелой полукруглой дверью, которой оканчивался коридор. Они медленно двинулись вперед, и тут дверь за спиной закрылась. Потом послышалось неприятное шипение. Майк, замерев на секунду, бросился мимо Дэвида, второпях загасив его свечу. Потянул дверь на себя, толкнул, ударил кулаком, ногой… еще и еще!

— Это ловушка, старина! Газовая камера! Похоже, финита ля комедия!

На этом воспоминания Дэвида обрывались.

Он дотянулся до стула, на котором была аккуратно сложена его одежда, и достал из кармана брюк мобильный телефон. Извлек из памяти аппарата номер Майкла, нажал на кнопку.

Гудки. Бесконечные долгие гудки.

Дэвид огляделся, заметил на стене бронзовый колокольчик для вызова прислуги и дернул за шнурок. Через минуту в дверях появилась Дейзи.

— Вы звонили, сэр?

Он посмотрел на нее с неприязнью. Такая молодая и уже такая лгунья! Впрочем, может быть, девчонка не виновата. Просто рассказала то, что узнала с чужих слов.

— Где мой друг?

Глаза горничной округлились.

— Ваш друг, сэр?

— Да. Майкл Кренстон. Он приехал вчера. Сюда, в этот дом. Возможно, вы его не видели, потому что появились только сегодня…

— Только сегодня? Господи, о чем вы говорите?

— О том, что не видел вас до сегодняшнего утра.

— Что вы, сэр! Позавчера я сама открыла вам дверь, проводила к милорду, а потом сюда, в спальню. И вчера мы с вами виделись, я подавала вам чай. Мои выходные — вторник и воскресенье, а сегодня у нас пятница.

Дэвид вперил в нее тяжелый взгляд.

×
×