Тайна замка Расселл, стр. 10

— Но причем здесь мы с учителем? — зашептал Дэвид, — Мы приехали с частным визитом, никакую мистику, как ты выражаешься, не покупали, зачем нас-то втягивать?

— Кто знает. Может, дело в катренах, или в чем-то другом, еще более ценном, или вы явились в неподходящее время, или Салливан ночью увидел то, чего не должен был видеть. Например, расправу с тем человеком из ковра.

— Ну хорошо, а что мы ищем в подвале в полной темноте? Мамонт мимо прошмыгнет — мы и не заметим.

— Мистику, мой друг. Мистику ищем! Один хилый призрак для такого огромного подвала — это нюанс.

— Нонсенс, — машинально поправил Дэвид.

— Один перец. Важно то, что подвалы старинного замка сами по себе действуют на людей впечатлительных гедонически.

— Гипнотически, — хмыкнул Дэвид.

— Ну, ты меня понял… А если сунуть сюда десяток сущностей вроде стриптизерши… Кроме того…

В этот момент Дэвид почувствовал под ногой нечто мягкое и подвижное. Мысль, что он наступил на крысу, показалась ему малоприятной. Он не любил крыс, а наступать на них не любил еще больше. Дэвид отшатнулся:

— Черт-черт-черт!

— Где?

— Под ногами! — прошептал, еле сдерживаясь, Дэвид.

Майкл нагнулся и посветил под ноги.

— Тряпка какая-то, — разочарованно произнес он.

— Она живая! Крыса!

— Успокойся. Действительно волосатая, но не живая и совсем не крыса, Майкл схватил предмет и, поднимая, резко встряхнул. В его руке болталась, вращаясь на длинных локонах, голова профессора Салливана.

В следующий миг что-то икнуло, тут же булькнуло, зашуршало, зашелестело и гулко стукнуло. Что икнуло и булькнуло — доподлинно неизвестно, а стукнуло, точнее стукнулся — череп Дэвида о каменный пол.

Майкл отбросил резиновую голову и поспешно склонился над приятелем. Дэвид лежал на правом боку, его левая рука была заломлена назад, пальцы упирались во что-то круглое и клетчатое. Майкл повел свечой, чтобы получше рассмотреть смутно знакомый предмет.

Это был живот старика Эйба, обтянутый клетчатым жилетом. Рядом валялся канделябр с погасшими свечами. Между животом и канделябром растекалась темная лужица.

— Мистика, — прошептал в ужасе Майкл.

Он словно кожей осязал враждебность темноты. Казалось, угроза исходила из каждой точки пространства. Он почувствовал ее кожей, он вдохнул ее вместе с подвальной сыростью, и она не только окружила его, но и наполнила изнутри. Игривость, навеянная призрачным стриптизом, улетучилась совершенно.

На полу шумно задышал и зашевелился Дэвид.

— Где я? — спросил он робко.

— Встать можешь?

— Кажется, могу.

Майкл схватил Дэвида за плечи и потянул на себя.

— Тяжелый боров… Голова цела?

— Кажется, шишка. А что это какое-то мокрое? Нет, правда, у меня рукав мо…

Внезапно Дэвид замолчал, потрясенный.

— Это была не голова! — скороговоркой выпалил Майкл, испугавшись, что Дэвид снова приложится к полу. — Это резиновая маска! Дэви, прости, что не предупредил сразу. Я подумал об этом еще когда ты рассказывал, но, сам понимаешь, не был уверен.

— Маска… Резиновая… Значит… — приходил в себя Дэвид, — Ты сразу догадался? Но как? Почему?

— Стоишь?

— Стою.

— Учти, отпускаю! — предупредил Майкл и разжал объятия, — Так-то лучше… Фу… — перевел он дух, — Потому что слишком неправдоподобно. Театрально как-то! Не могу представить монстра, который вот так спокойно тащил бы настоящую голову за волосы. И потом, если голова свежая, то где кровь? А если несвежая, то вряд ли ты узнал бы ее в сумраке. Но у нас, Дэви, проблема покруче. Точно стоишь?

— А? Да стою я, стою! Выкладывай, что за проблема.

Вместо ответа Майкл посветил под себе ноги.

На серых плитах подвала красовалась вычерченная темной краской пятилучевая звезда. На одном из ее лучей, сбоку от щита лежал старина Эйб. Голова его была запрокинута назад, а под головой расплылась лужа крови. Рядом валялся канделябр.

8

— Количество трупов растет? — растерянно поинтересовался Дэвид.

— Нет, — покачал головой Майкл, вставая с колен. — Старик жив, но удар получил знатный.

— Этим канделябром? — спросил Дэвид.

— Не знаю, — пожал плечами Майкл. — Но если ты будешь грохаться в обморок, как красна девица, при каждом удобном случае, мы с тобой ничего не выясним. Вряд ли сейчас удобное время рассуждать о происходящем — необходимо оказать помощь. Голова у старика цела, но крови он потерял немало, и сотрясение мозга получил почти наверняка. Но дыхание ровное. Сейчас нужно решить, звать ли кого-нибудь на помощь или оставить, словно нас здесь не было.

— Как это оставить? — поразился Дэвид. — Бросить умирать беспомощного старика? К тому же подозрения все равно могут пасть на нас!

— На нас они падут точно, — нахмурился Майкл. — Ладно. Позови дворецкого, а я останусь здесь. По крайней мере, я не грохнусь в обморок, если случится что-то необъяснимое. Иногда мне кажется, что это я ученик мессира Лоуренса, а не ты!

Дэвид не стал дожидаться повторного приглашения, быстрым шагом поднялся по ступеням, отметив, что, повинуясь скрытому механизму, возле щита вновь начал кружиться полупрозрачный силуэт. Криво усмехнувшись, Дэвид выбрался в темный коридор и побежал в сторону комнат прислуги.

Дворецкий отозвался не сразу. Минуту-другую из-за двери доносилось приглушенное покашливание, но когда она, наконец, открылось, Джордж выглядел так, словно и не ложился. Из под темного бархатного халата выглядывали пижамные штаны, во всем остальном он был безупречен. Дворецкий внимательно выслушал сбивчивое сообщение Дэвида, нахмурился и постучал в дверь напротив своей комнаты. Через минуту оттуда появилась заспанная голова Магды.

— Магда, — строго сказал дворецкий. — Кажется у нас неприятность. Эйб ранен или получил травму, что, собственно, одно и тоже. (Магда охнула.) Одевайтесь и спускайтесь в подвал. Я с сэром Дэвидом Уайтом отправляюсь туда немедленно. Да. Не беспокойте пока милорда. Возможно, все обойдется. Сейчас мы во всем разберемся.

Магда, качая головой, скрылась за дверью. Дворецкий вслед за Дэвидом зашагал к подвалу. Спустившись, они увидели, что подвал освещен, Эйб уже сидит на ступенях, приложив к затылку носовой платок Майкла, а тот изучает устройство проекционного аппарата, замаскированного в одной из колонн, поддерживающих своды подвала.

— Что случилось? — тревожно спросил Джордж, подходя к старику.

Эйб сдабо махнул рукой.

— Эйб говорит, что не помнит, наверное, поскользнулся, — объяснил Майкл, отрываясь от колонны и следя за вновь начавшимся представлением у щита. — Не мудрено. Я смотрю ваше шоу уже третий раз и тоже никак не могу привыкнуть. Хотя сейчас, при свете изображение почти неразличимо. Дэвид, датчик находится в ступенях. Он и запускает проектор, но как это устроено, как создается иллюзия, я еще не разобрался. А свет включается с обратной стороны двери.

— Все это делал мистер Томпсон из «Меркурия», — сухо объяснил дворецкий, помогая подняться Эйбу. — Я еще позавчера звонил ему, чтобы он, наконец, наладил это устройство. Тумблер на распределительном щите не срабатывает, и в результате это безобразие включается всякий раз, когда кто-то спускается по лестнице. Но он, видимо, слишком занят.

— Вы принимаете экскурсии? — поинтересовался Майкл.

— Каждый четверг, — ответил Джордж. — Как раз завтра к вечеру должны прибыть очередные две дюжины пожелавших оказаться обманутыми. А вот и Магда. Нечего беспокоится, Магда. Эйб жив, хотя и не очень здоров.

Причитая и охая, Магда спустилась по лестнице и подхватила что-то бурчащего Эйба под локоть.

— Джордж, — неуверенно попросил Дэвид, — не могли бы вы все-таки объяснить, что здесь происходит?

— Извините, сэр, — сухо поклонился дворецкий, — наверное, разговоры лучше отложить на дневное время. И обсуждать что-либо, происходящее в доме, следует только с лордом Расселлом. Позвольте посоветовать вам вместе с милордом вернуться в ваши комнаты. Единственное, что могу добавить — с тех пор как из-за недостатка средств лорд Расселл связался с этим «Меркурием», покой и порядок покинули дом.

×
×