Дорогой друг Декстер, стр. 1

Джеффри Линдсей

Дорогой Друг Декстер

Внимание: Это любительский перевод 2 книги о Декстере «Dearly Devoted Dexter». Официальный перевод вышел в издательстве АСТ под названием «Добрый друг Декстер»

Автор перевода: Bitari

Перевод этой и следующих книг о Декстере выложен по адресу: http://www.diary.ru/~bitari

Глава 1

И снова полная луна низко висит в тропической ночи, взывая сквозь створоженное небо к трепетному слуху Темного Пассажира, старого доброго голоса из тени, аккуратно спрятанного на заднем сиденье автомобиля Додж K гипотетической души Декстера.

Эта подлая луна, эта косящаяся вниз кликуша Люцифера, взывает сквозь пустое небо к темным сердцам ночных монстров, приглашая их к радостной игре. Зовет, в частности, полосатого от теней листвы монстра, напряженно ждущего подходящего для прыжка из тени момента, прямо тут за олеандром. Зовет Декстера, слушающего ужасный шепот во мраке, затаившего дыхание в своём тайном убежище.

Моя дорогая темная половина убеждает меня наброситься-сейчас-вонзить мои залитые лунным светом клыки в о-о-о, такую уязвимую плоть с другой стороны изгороди. Но время не подходящее и я жду, осторожно наблюдая как моя ни о чем не подозревающая жертва озирается, зная, что кто-то наблюдает, но не зная, что я здесь, всего лишь в трех футах за изгородью. Я мог бы выскользнуть, легко, словно лезвие ножа, и начать свое замечательное волшебство – но я жду, заподозренный, но невидимый.

Одна долгая минута прокралась за другой на цыпочках, а я все еще жду нужного момента; прыжок, протянутая рука, холодное ликование от лицезрения ужаса, распространяющегося по лицу моей жертвы …

Но нет. Что-то не так.

Теперь очередь Декстера чувствовать тошнотворное покалывание взгляда в спину; трепетание страха, и я понимаю, что кое-кто теперь охотится на меня. Какой-то другой ночной охотник неподалеку внутренне сглатывает слюну, наблюдая за мной– и мне не нравится эта мысль.

Ликующая рука возникает ниоткуда, ослепляюще быстро хлопает меня, словно маленький удар грома, и я гляжу на блеснувшие зубы девятилетнего соседского мальчика. “Попался! Раз, два, три, Декстер!” И вот с огромной скоростью набежали дико хихикающие и кричащие малолетки, а я униженно стою в кустах. Все кончено. Шестилетний Коди таращится на меня с разочарованием, словно Бог Ночи Декстер подвел своего первосвященника. Астор, его девятилетняя сестра, присоединяется к воплям детей, прежде чем они унесутся прочь в темноту, к новым и более сложным местам для пряток, оставляя меня одного со своим позором.

Декстер не справился. И теперь Декстер Водит. Опять.

Вы можете задаться вопросом, как такое произошло? Каким образом ночная охота Декстера унизилась до такого? Ранее всегда был некий ужасно жестокий хищник, ждущий особого внимания ужасно жестокого Декстера – и вдруг я преследую равиоли Чиф Боярди, не повинные ни в чем более ужасном, чем пресный соус. Вот он я, трачу бесценное время, проигрывая в игру, в которую я не играл с тех пор как мне было десять. Что еще хуже, я – ВОЖУ.

“Раз. Два. Три …” считаю я, как вечно честный и справедливый игрок.

Как так получилось? Как может Демон Декстера чувствовать лунный зов и не ускользнуть из узкого круга друзей, чтобы исполосовать кого-нибудь, кто нуждается в остроте увлекательного правосудия Декстера? Как в такую ночь Хладнокровный Мститель может отказаться выпустить Темного Пассажира?

“Четыре. Пять. Шесть.”

Гарри, мой мудрый приёмный отец, учил меня осторожному балансу Потребности и Ножа. Он принял мальчика, в котором увидел необоримую потребность убивать – и этого не изменить – и сделал из него человека, который убивал только убийц; Декстера не-жаждущего-крови, под маской человеческого лица разыскивающего действительно гадких серийных убийц, убивавших кого попало. И я был бы одним из них, если бы не План Гарри. Есть много людей, которые заслуживают этого, Декстер, говорил мой замечательный приёмный отец – полицейский.

“Семь. Восемь. Девять.”

Он научил меня, как находить моих особых друзей, как убедиться, что они заслуживают общения со мной и моим Темным Пассажиром. Более того, он научил меня, как избежать неприятностей из-за этого, так, как мог научить только полицейский. Он помог мне создать убедительную имитацию жизни, и вдалбливал в меня что для ее поддержки я всегда должен быть неуклонно нормальным во всём.

Итак я научился аккуратно одеваться, улыбаться, и регулярно чистить зубы. Я стал идеальным искусственным человеком, повторяющим те глупые и бессмысленные вещи, которые люди говорят друг другу каждый день. Никто не подозревал о том, что скрывается позади моей идеально подделанной улыбки. Никто, кроме моей приёмной сестры Деборы, конечно, но она начала принимать реального меня. В конце концов, могло бы быть намного хуже. Я мог бы стать порочным бредящим монстром, убивающим кого попало и оставляющим горы гниющей плоти на своем пути. Вместо этого я был на стороне истины, справедливости, и американского стиля жизни. Все еще монстр, конечно, но я был опрятным, и я был НАШИМ монстром, одетым в красно-бело-синее 100 % синтетическое достоинство. А ночами, когда луна зовет громче всего, я нахожу других, тех, кто охотится на невинных, и не играет по правилам, и разрезаю их на маленькие, тщательно упакованные кусочки.

Эта изящная формула работала много лет счастливой жестокости. Между играми я поддерживал свой среднестатистический образ жизни в совершенно обычной квартире. Я никогда не опаздывал на работу, я отпускал правильные шутки сослуживцам, я был полезен и скромен во всём, как Гарри меня и учил. Моя жизнь была опрятна, отлажена как часы, и имела реальную социальную ценность.

До сих пор. Как-то оказалось, что в эту ночь я играю в прятки с кучей детишек вместо того, чтобы поиграть в «Расчлени Потрошителя» с тщательно выбранным другом. А когда игра закончится, я отведу Коди и Астор в дом их матери, Риты, она принесет мне бокал пива, уложит детей в постель, и присядет около меня на кушетке.

Как такое случилось? Темный Пассажир досрочно ушел на пенсию? Декстер размяк? Я свернул за угол длинного темного зала и вышел не в ту дверь в виде Слуги Декстера? Пополню ли я еще коллекцию моих охотничьих трофеев образцом крови на лабораторном стекле?

“Десять! Готовы или нет, я иду искать!”

Да, действительно. Я иду.

Но куда?

Всё началось, конечно, с сержанта Доакса. У каждого супергероя должен быть заклятый враг, и он был моим. Я абсолютно ничего ему не сделал, но все же он решил преследовать меня и отвлекать от моей работы во имя добра. Я и моя тень. Ирония судьбы: я трудился аналитиком следов брызг крови для той самой полиции, что наняла его – мы были в одной команде. Разве справедливо с его стороны преследовать меня только за то, что время от времени я урывал немного лунного света?

Я знал сержанта Доакса намного лучше, чем в действительности хотел, намного лучше, чем просто коллегу. Я задался целью узнать всё о нем по одной простой причине: я никогда ему не нравился, несмотря на то, и я горжусь этим, что я могу быть очаровательным и веселым на уровне мировых стандартов. Но Доакс, казалось, чуял фальшь; вся моя ручной работы сердечность разбивалась об него, как майский жук о ветровое стекло.

Это естественно привлекло моё любопытство. Я имею в виду: кто может меня не любить? Я его немного изучил, и нашел ответ. Человеком, которому не нравился Любезный Декстер, был сорока восьмилетний афро-американец, отвечавший за освещение работы департамента в прессе. Согласно сплетням, он был армейским ветеринаром, и начиная с поступления в отдел был вовлечен в несколько смертельных перестрелок, которые Отдел Внутренних Расследований счел правомерными.

×
×