Аудиокнига Насущные нужды умерших

Насущные нужды умерших04:19:06
Насущные нужды умерших Часть 2
Насущные нужды умерших Часть 3
Насущные нужды умерших Часть 4
Насущные нужды умерших Часть 5
Насущные нужды умерших Часть 6
Насущные нужды умерших Часть 7
Насущные нужды умерших Часть 8
Насущные нужды умерших Часть 9
Насущные нужды умерших Часть 10
Насущные нужды умерших Часть 11
Насущные нужды умерших Часть 12
Насущные нужды умерших Часть 13
Насущные нужды умерших Часть 14
Насущные нужды умерших Часть 15
Насущные нужды умерших Часть 16
Насущные нужды умерших Часть 17
Насущные нужды умерших Часть 18
Насущные нужды умерших Часть 19
Насущные нужды умерших Часть 20
Насущные нужды умерших Часть 21
Насущные нужды умерших Часть 22


Жанр:
Роман, проза
Автор:
Игорь Сахновский
Исполнитель:
Алла Човжик
Просмотров:
5
Время:
04:19:06

Мои отношения с этой женщиной напоминают запёкшуюся хрестоматийную связь гребца-невольника с прикованной к нему галерой. Впрочем, кто здесь к кому прикован – спорный вопрос, тем более что еще при её жизни и впоследствии нам приходилось не раз меняться ролями. Особенно впоследствии....Глава перваяПосле стольких августов, куда-то закатившихся, как перезрелые яблоки, те августовские ночи и дни до сих пор светятся, и этот свет режет мне глаза. Вот моя первая память о Розе, самое раннее воспоминание о ней – голое, ночное.День заканчивался, как обычно, некстати. Спать я не хотел никогда, воспринимая ночь как вынужденный перерыв в захватывающей дневной жизни.Роза стелила себе на узкой кушетке, обтянутой чёрным дерматином, а мне – на железной кровати у противоположной стены. Раздеваясь, я машинально вслушивался в говорливый соседский быт. За перегородкой коммунального жилья многодетные Дворянкины готовились ко сну.Они укладывались так долго и обстоятельно, будто провожали самих себя в дальнюю дорогу. Глава семьи Василий давал жене Татьяне последние вечерние наставления. К ним то и дело, стуча голыми пятками, подбегали дети с подробными донесениями и жалобами друг на друга. Василий поминутно вворачивал короткое ёмкое слово, означающее полный конец всему, которое, впрочем, каждый желающий мог видеть ещё с прошлого лета начертанным огромными буквами, с помощью гудрона, на жёлтом оштукатуренном фасаде этого двухэтажного дома по улице Шкирятова.Роза, румяная после умывания, расчесывалась перед зеркалом в казённой багетной раме. Это прямоугольное зеркало на стене возле окна казалось мне вторым окном, тоже открытым, только не во двор, а вовнутрь – из двора, полного темноты, в полупустую, ярко освещённую комнату Розы.