Егорка, стр. 26

Медвежонок уже учуял запах мёда и ковылял навстречу, радостно урча и облизываясь.

За окном прогремел гром, сверкнула молния, и полил проливной дождь. С крыши в большие кадки потекла вода, весело и звонко булькая.

Егорка кончал второе блюдце и делал вид, что не замечает, как мальчик, торопясь и волнуясь, подпоясывает его какими-то белыми тесёмками и что-то прикрепляет за спиной.

Вот Алёша поднялся на ноги, открыл дверь на балкон. В комнату ворвалась дождевая пыль. Опять полыхнула молния и жутко зарокотал гром…

Чудо-юдо

Лётчики возвращались с совещания, прыгая через лужи. Дождь перестал, но небо ещё было закрыто косматыми тяжёлыми тучами. Яркие звёздочки робко пытались выглянуть из-за туч.

Душный, тёплый ветер гулял над землёй, стараясь всем испортить настроение.

— Фу, гадость какая! — поморщился Васин Маленький. — Весь наш праздник сведёт на нет эта дрянь погода!

Васин Большой улыбнулся в темноте:

— Погода-то наша! Синоптики ручаются на завтра за солнце и за ясное небо. Я о другом думаю. Как жаль, что подохла свинья. Вот уж не вовремя! Все ребята в городе ждут, как свинья Машка будет прыгать с парашютом, а где свинья? Нету свиньи… Вот я и думаю, какое бы живое чудо-юдо отыскать взамен Машки?

Не успел Васин Большой закрыть рот, как мимо них пронеслось какое-то мохнатое тело и угодило прямо в бочку, полную воды. Брызги окатили лётчиков с ног до головы. Бочку накрыла белая материя.

Васин Большой бросился к кадке и откинул материю. В кадке кто-то отчаянно булькал, пуская пузыри.

— Опять наш Егорка под воду ныряет! — крикнул лётчик и вытащил мокрого и фыркающего Егорку.

— Удивительно, какой беспокойный зверь! — засмеялся Васин Большой и поднял Егорку на руки. — Да он весь в тесёмках! Узнаю тут чьи-то руки…

— И я узнаю! — засмеялся Васин Маленький. — Это всё он, «Смерть куклам»! Ну что мне с ним делать? Надо же было придумать: медведя — на парашюте! Ах, Лёнька, Лёнька! Медведя — на парашюте!

Васин Большой слушал друга с широко раскрытыми глазами. Вдруг он опустил Егорку на землю и хлопнул себя по лбу:

— Есть чудо-юдо!

Праздник

Наступил торжественный день праздника. Синоптики не ошиблись: солнце щедро светило с ясного неба.

На трибунах водного стадиона не оставалось ни одного места, где бы не сидело по два человека, а народ всё шёл и шёл, с оркестрами, с песнями и цветами.

Ребята взобрались на плечи взрослым.

Далеко-далеко лежало голубое море, сегодня по-особому тихое и ласковое. Оно было такое, что его хотелось погладить ладонью.

Боевые корабли Большого флота от палубы до клотика расцветились разноцветными флагами. На громадных мачтах вились и шумели на ветру алые вымпелы.

Вот всё стихло, и на трибуну стадиона взошли пятьдесят краснофлотцев. Они были во всём белом, в форменках с синими воротниками.

Подняв к небу пятьдесят золотых фанфар, краснофлотцы протрубили сигнал.

Праздник начался.

С палуб кораблей пыхнули белые облачка орудийных залпов. Громовое эхо покатилось по голубому морю, как шар кегельбана, пущенный весёлой рукой по деревянному настилу.

И, словно вызванные выстрелами, из-за гор показались воздушные эскадрильи. Их нельзя было сосчитать, но они прошли над трибунами мгновенным смерчем, осыпая людей дождём живых цветов.

Вот последние ряды самолётов мелькнули над людьми, и раздался усиленный микрофоном голос Васина Маленького. Ему поручено было объяснять сегодня всё, что произойдёт на празднике.

— Воздушный праздник начался! Сегодня воздушные, морские и сухопутные силы Красной Армии продемонстрируют перед вами, товарищи, сражение на воде, под водой, на земле и в воздухе. Боевая обстановка такова. Противник напал на нашу землю. Отбив его нападение, части Красной Армии двинулись вперёд. Враг во всеоружии. Он готов отразить нападение. Силы наши и неприятеля почти равные. К месту боя подходят наши тяжёлые корабли. Они разбили в море эскадру противника и идут, чтобы поддержать наш десант огнём своих дальнобойных орудий. Внимание! В дальнейшем моих объяснений не потребуется. Вы сами всё увидите и поймёте. Внимание! Наши самолёты приближаются…

На трибунах стало так тихо, что было слышно, как у людей на руках тикают часы.

Грозные эскадрильи тяжёлых самолётов нависли над горизонтом.

И вот откуда-то с сияющего голубизной неба на укрепления противника стали падать пикирующие бомбардировщики. Яростно завывая моторами, они обрушивались на неприятеля, целясь всем самолётом.

Вот, чуть не дотронувшись до земли, они снова взмыли ввысь и исчезли в небе так же внезапно, как и появились.

Взрывы, огонь и чёрный дым окутали укрепления противника.

Егорка - image031.png

Так повторилось три раза. Теперь на месте укреплений противника всё было разворочено, как будто тут произошло извержение нескольких вулканов.

Одновременно с нападением пикирующих бомбардировщиков из-за моря начали методически громыхать тяжёлые орудия линкоров.

Дело становилось жарким…

Сотни тяжёлых самолётов заслонили солнце.

На крылья самолётов выходили парашютисты.

Вниз головой, как купальщики в воду, ныряли они в пространство; сотни других падали из люков самолётов.

Блистающие парашюты надувались над головами людей: в руках у них были наготове автоматические пулемёты. Но парашютистов встретили с земли пулемётчики, уцелевшие после налёта бомбардировщиков. Тогда из-под парашютов смертельным градом посыпались на землю пачки ручных гранат.

Таинственно раскрывались светло-зелёные парашюты. Они бережно несли на землю тяжёлые пулемёты и другое оружие. К ним уже спешили приземлившиеся парашютисты.

Десант, усилив своё вооружение тяжёлыми пулемётами, повёл наступление на противника.

Яростно застучали пулемёты, в непрерывную трескотню слились залпы автоматических винтовок.

Искусно скрытые, вырвались навстречу десанту танки и, подымая пыль, пошли в атаку.

Сражение развивалось с переменным успехом.

Тут десант удачно подбил пять неприятельских танков; там танки, поливая парашютистов свинцовым дождем, окружали отряды воздушного десанта.

Но уже во фланг отрядам танков мчались наши танки-истребители и жарко начинали клевать врага.

Десант кое-где уже прорвал укрепления противника и вёл бой врукопашную и ручными гранатами.

Горячо защищаясь, противник отходил к морю.

Тут опять раздался спокойный голос Васина Маленького:

— Вы видели, товарищи, что будет с врагом, если он попытается вступить на нашу территорию.

Трибуны ответили ему радостными криками. К лётчику тянулись сотни рук с букетами цветов…

Летит!

Но тут Васин Маленький, улыбаясь, посмотрел на часы и поднял руку. Шум на трибунах стих.

— Ребята! — сказал лётчик. — О вас мы думаем, когда совершаем наши полёты. О вас мы будем думать в бою. Вы, ребята, наше счастье и наша надежда, — продолжал Васин Маленький. — Мы приготовили для вас небольшой сюрприз. Сейчас с высоты пяти тысяч метров прыгнет к вам на руки удивительный парашютист. Он умеет плясать «Яблочко», но ещё больше любит есть яблоки и мёд. Он побывал на земле, на воде, под водой и теперь вот летит на скоростном самолёте. Он ходит и плавает, но не человек. Сейчас полетит — но не птица. Потешней и веселей его никого на свете нет… Ну, приготовьтесь, ребята! Самолёт уже в воздухе…

В то время как на трибунах все подняли головы, выискивая в небе красный скоростной самолёт, Между Прочим — он тоже был на трибунах — выбил свою трубочку, прошептал что-то Клюеву на ухо, и они стали пробираться к выходу.

— Летит, летит! Вон он! — закричали ребята, соскакивая с плеч отцов.